Пожиратели темных душ "Начало"

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 4(2)

Я цыкнула, и сильнее сжала руку Вика. Когда же мы подошли к столу, я смогла рассмотреть, что слева высилась какая-то конструкция, и вокруг витал нежный цветочный аромат. Я силой усадила своего спутника за стул, напротив девушки, и шепнула на ушко: «это мой тебе подарок», и сняла с его лица маску. Он попытался остановить меня, но услышал «ох» напротив, и обратил взор туда. В отблесках дрожащего огня свечи виднелась Ксюшка, на её лице тоже читалось недоумение. За её спиной стоял мужчина с ее маской в руке. Он положил кружево на стол, и приглашающим жестом указал на дверь, я не стала ждать - положила вторую маску на стол и ушла.
- Что дальше? - Спросила я, когда мы вышли за дверь.
- А дальше о них позаботится мой друг официант. - И в подтверждение его слов легкая музыка донеслась со спины.
- А мы?
- А мы продолжим наш вечер внизу. - Он предложил мне согнутую руку, я повиновалась, и мы не спеша направились вниз, по тёмным ступенькам. Настал час звездопада и потому свет выключили, я целиком и полностью доверилась мужчине, который меня сопровождал. Его уверенность чувствовалась кожей. И вот, внизу показалось дрожащее мерцание огней, в банкетном зале зажгли свечи и рокочущие звуки удалялись в сторону улицы.
- А что происходит?
- Сейчас время звездного дождя, и все хотят на это посмотреть, поэтому выходят на террасу.
- Понятно...
- Хочешь тоже посмотреть?
- А можно?
- Заноза, ты как дитё малое… Конечно можно! - И я по голосу почувствовала, что он смеется. Алекс прижал мою руку крепче к себе, и мы направились в отдаленный проход.
- А разве мы не пойдем на террасу, как и все?
- Там слишком много людей, мы пойдем в другое место.
В этом проходе свечей не было, и я целиком доверилась своему спутнику, а он так уверенно шёл, что на какое-то мгновение я подумала, что он видит в темноте. Мы быстро дошли до какой-то двери, она немного скрипнула, когда Алекс попытался ее открыть. На улице мерцали падающие метеориты, как светящийся дождь на ночном небе. Красные и оранжевые тонкие нити рассекали темно синее небо. Я невольно присвистнула, а когда Алекс захихикал на это, то поняла, что мой внешний вид и мое поведение друг другу не соответствуют. Он подошел сзади, обнял меня за талию и положил голову мне на плечо. От такой наглости я застыла как истукан, и боялась сделать даже движение.
- Пока мы не видим друг друга, могу я вот так постоять не долго? - Его голос звучал, как то устало.
- Угу. - Я чувствовала, как мои щеки наливаются румянцем, и радовалась, что здесь действительно темно.
Мое сердце бешено выскакивало из груди, и я боялась, что он это услышит, и поймет. В сознании промелькнула мысль, что я уже давно хочу почувствовать его поцелуй на своих губах. И то, что его опека меня раздражает только потому, что хочу быть для него женщиной, а не воспитанницей, о которой он мне все время твердит. А, что будет, если я признаюсь ему в своих чувствах? Хотя он, наверное, уже и сам все знает. Этот мужчина меня видит насквозь, и потому всегда дразнит.
Я набралась немного смелости и повернулась к нему, мне хотелось увидеть его лицо. Думаю сегодня можно? Он стоял передо мной, гордый, сильный, надежный. Таким его я видела с нашей первой встречи. Таким я буду помнить его всегда. Мужчина, о котором я всегда мечтала, тот, кто спасет меня маленькую, тот, кто спас! Мои глаза уже привыкли к темноте, и я могла отчетливо рассмотреть все детали его костюма. Моя рука непроизвольно потянулась к его маске, но он меня остановил.
- Не стоит!
- Почему?
- Сегодня я не хочу, что бы мы были собою. Давай побудем кем-то другим.
Он наклонился ко мне чуть ближе, я ощутила его дыхание на своем лице, запах его одеколона, немного сладковатый, но освежающий. Он все еще держал мою руку, а она дрожала. До поцелуя оставались считанные миллиметры, по спине пробежалась трепетная дрожь. И... и дверь, через которую мы вошли, знакомо скрипнула, Алекса передернуло, и он снова принял свою гордую выправку.
- О! Простите, я не знал, что здесь место для поцелуев! - Голос мужчины был развязным, как у пьяного.
Я выглянула из-за плеча Алекса и увидела своего брата.
- Ульвих? - Вырвалось у меня, и я тут же прикрыла рот рукой.
- Мы знакомы? - Он вломился в дверь, которая натужно скрипнула под его напором.
Я услышала, как Алекс скрипнул зубами, и развернулся лицом к вошедшему. «Так и знал!» – одними губами произнес он и снял маску.
- Господин Ульвих, добрый вечер! Вы заблудились? - его голос был приторно приветственный, но источал такой яд, что я немного опешила.
- Я? Немного... а ты кто, мужик?
- Я организатор этого мероприятия, и могу вас провести, если желаете! - Слова хоть и предполагали предложение, но звучало больше как приказ.
- Да? Ну, подскажите, как тут к номерам пройти?
- Да, конечно! - Он сделал шаг вперед - Оля, подожди здесь, я быстро…
- Хорошо!
- Оля? - Ульвих рванул с места, оттолкнул Алекса, и рухнув мне на плечи силой содрал маску с моего лица - О! Сестрёнка? А, что ты тут делаешь? Да еще и в компании этого хмыря? То-то мне голос твой показался знакомым.
- Тебя это не касается! - Я оттолкнула его.
- Я твой старший брат! И это меня касается! - Он схватил мою руку и попытался утащить в дверь, но Алекс его остановил.
- Господин Ульвих, Хельга уже год как к вам и вашей семье не имеет никакого отношения. Поэтому оставьте её в покое.
- А ты, я смотрю, тот хмырь, который утащил мою собственность прямо из под носа?
- Она не вещь! - Его голос уже рычал.
- Ну почему же, кажется для тебя она тоже не просто ученица? Или скажешь не ты ее только, что лапал, втихаря? 
- Я не... - он замялась, ведь Ульвих был прав, только что он пытался меня поцеловать.
- Вообще то, я могу сама решить, что и когда мне делать! И я не обязана для этого спрашивать разрешения ни у одного из вас! Достали! Ульвих, не стоит строить из себя заботливого брата. Ты с восьми лет не участвовал в моей жизни, даже не разговаривал со мной, так что и сейчас твоя опека мне не к чему.
- Но...
- Свали в то болото, из которого вылез и больше не появлялся в моей жизни!
Я попыталась выйти, чтобы просто не наорать на этих олухов.
- Оля! - Это Алекс меня пытается остановить.
Я остановилась, выдохнула, вернулась к нему, притянула к себе за шею и насильно и грубо поцеловала. Он обомлел.
- Это мне компенсация за испорченный вечер!
Я вылетела обратно в банкетный зал, в котором люди уже набивали животы на фуршете, и торговались за всякий дорогущий хлам на аукционе. Голова была какая-то ватная, и когда я увидела входную дверь, я рванула туда, не задумываясь, куда же мне идти. Единственное желание, которое меня преследовало - сбежать подальше. 
Тихие ночные городские улицы меня успокаивали. Старые привычки не искоренить. Звездопад уже закончился, и уличные фонари вновь освещали улицы. Туфли жутко натерли мне ноги, и я их просто сняла. Шлейф платья выпачкался, прическа растрепалась от бега. Вот и закончился бал для Золушки в моем исполнении. Хрустальные туфли на мне, а значит, принц не придет. Я добралась до парка, с которым так много связанно, упала на лавочку и, закинув голову назад, любовалась ночным небом. Сегодня оно было прекрасно. Не знаю, сколько я вот так сидела. Возможно, дождалась бы и рассвета. Но за мной пришли:
- Оля! Вот ты где? Я уже полгорода обыскал, пока тебя нашел. – Передо мной стоял мой горе куратор. Весь лоск пропал: волосы взъерошенные, лицо раскраснелось, рубашка расстёгнута на половину, пиджака вообще нет. - Почему ты ушла? Я чуть сума не сошел.
Он сел рядом и упер голову в руки восстанавливая дыхание.
- Не хотелось вам мешать выяснять кто из вас владелец вещицы под именем «я».
И тут я заметила, что Алекс не просто взъерошенный от бега: косточки на кулаках сбиты и кровоточат, рубашка грязная...
- А что произошло?
- Ты о чем?
Я взяла его руку рассмотреть раны, хотелось вытереть кровь, но платка не было, и я как в детстве просто ее слизала. Минута молчания. Когда до меня дошло что я делаю, краска опять разлилась по лицу.
- Ты с ним подрался?
- Немного…
- Зачем?
- Он назвал тебя вещью и обвинял в том, что ты... - его зубы снова скрипнули.
- Ясно... - я мысленно извинилась перед портнихой, и всеми кто участвовал в создании шедевра под названием «платье необыкновенное», сняла перчатку и намотала ее на руку Алекса, чтобы остановить кровь.
- Нам нужно вернуться, твои друзья, думаю, уже волнуются. – Алекс.
- А мне кажется, они слишком заняты, чтобы вспоминать обо мне. Лучше идем, промоем твою рану и нормально забинтуем.
- Это пустяки.
Я встала, отряхнулась, расправила остатки красоты, взяла туфли, и уже было собиралась идти, но мой горе куратор дёрнул меня за руку и я, потеряв равновесие, бухнулась ему на колени.
- Ты что творишь?
- Ты босая!
- Я знаю, и что?
- Нельзя ходить босой – поранишься.
- Все нормально. Просто туфли жмут.
- Я не угадал с размером? - Он приподнял подол платья, чтобы рассмотреть мои ножки. Прошелся пальцами по каждому сантиметру моих ступней, а я чуть не начала постанывать от удовольствия. - Прости, сильно устала?
- Немного...
- Он нежно посмотрел мне в лицо, крепко сжимая в своих объятиях. Я вновь ощутила его дыхание на себе, и мысленно умоляла темных богов, чтобы никто нам не помешал! Его губы нежно коснулись моих, потом немного увереннее... Тело вздрагивало от новых ощущений. Внизу живота растекалось тепло. Мои руки легли ему на шею, и время для нас остановилось. Я наслаждалась каждым сантиметром его тела, запоминала каждое его движение, каждый вздох, его аромат и вкус. Я так долго об этом мечтала!
- Молодые люди, это не прилично! Да еще и в общественном месте…
Мы резко отстранились друг от друга и дружно посмотрели на немолодого мужчину в рабочей одежде с метлой. Он стоял у нашей лавочки и с осуждением на нас взирал. Я хотела вскочить на ноги, но меня удержали крепкие руки. Алекс, встал, держа меня, извинился, и направился в сторону гостиницы. 
- Может отпустишь? Я могу и сама дойти.
- Нет!
- Ноги уже не болят, я обуюсь…
- Нет!
- Почему?
- Так я чувствую себя увереннее, что ты никуда не сбежишь.
- Да я как бы и не собиралась...
У меня было минут тридцать, чтобы насладится объятиями этого гордого и несгибаемого мужчины. Даже капризничать не хотелось. В итоге я и не заметила, как уснула под размеренный стук его сердца.
Проснулась я от приятного тягучего аромата кофе. С закрытыми глазами я протянула руку и мне в нее вложили чашку.
- Мммм! Спасибо!
- Не за что! - Знакомый женский голос. 
И тут мне подумалось: а где это я? Пришлось глаза открывать - комната не числилась в списке мною обитаемых, но рядом сидела знакомая мне Ксюшка.
- Доброе утро! – Улыбаясь, сказала мне она.
- Доброе! Наверное? А где это мы?
- В гостинице, в которую меня и Витю заманила ты и Алекс.
- Ага, припоминаю, что-то такое. - И тут я все вспомнила, чем закончились мои подвиги на кануне вечером, и заметила, что платья на мне нет, по сути, лежу в чем мать родила. - А где платье?
- В химчистке, Алекс распорядился.
- А кто меня раздевал?
- Оль ты там вчера не напилась, случайно? Я помогла, когда Алекс принес тебя в номер.
- Фух! - Выдохнула я и подумала «хорошо», потому что трусики сегодня не те, и сама с себя поржала.
- А что вы вчера делали? – Спросила Ксюшка, и так в глазки заглядывает.
Я покраснела немного, и решила сменить тему:
- Лучше расскажи, что делали вы! Все же это был мой подарок Вику ко дню рождения, надеюсь, он не сильно расстроился, что я не повесила на тебя бантик?
Ксюшка стукнула меня кулачком по плечу, но все же расхохоталась. Мы подробно обсудили все, что с ней произошло за прошлый день: я рассказала как заманила Вика, о том, что она, наконец согласилась с ним встречаться, и даже разрешила поцеловать. Ну, а я промолчала про мой поцелуй с Алексом, так как сама не до конца понимала, что же это было. Для начала поговорить с виновником, а потом будем делать выводы.
На телефон пришла смс-ка «через двадцать минут ждем вас у входа». Мы оделись, собрались, и, опоздав на пять минут (все же девушки имеют право на опоздание) вышли к нашим кавалерами, которые что-то оживленной обсуждали. Вик, увидев нас в дверях гостиницы, кинулся приветствовать свою девушку легким поцелуем в щеку, от которого Ксюшка зарделась привычным румянцем. А мне поцеловал руку, и официально высказал благодарность за столь щедрый подарок. После всех этих официальных мероприятий мы сели в машину, за рулем которой сидел наш куратор садист. Меня усадили рядом с ним, а голубки умостилась на заднем сидении, чтобы побыть наедине. И пока они ворковали мы с Алексом ехали молча. И всю дорогу меня мучали сомнения по поводу вчерашнего: может мне это приснилось? Или это был не он? Ну и еще много других бредовых мыслей. 
Когда же мы приехали в школу, Алекс все так же молча задержал меня у гаража:
- Может, поговорим? – И такое хмурое лицо.
- О чем?  - Внутри меня зародилось тревожное чувство.
- О том, что было вчера…
- А вчера ничего не было! Ты ведь это хотел услышать?
- В смысле? - Он смотрел на меня с явным непониманием происходящего.
- В прямом... - Я старалась не смотреть ему в глаза - вчера просто была минутная слабость, о которой тебе не стоит беспокоиться. Куратору не следует заводить отношения со своей воспитанницей.
- Оля, я не...
- Не нужно! Спасибо за то, что помог. Ребята счастливы, мне этого пока достаточно. Я помню, что для тебя я просто воспитанница, поэтому все нормально. - Комок стоял в горле, и я почувствовала, как голос скоро сорвется - Мне нужно идти...
Останавливать он меня не стал. А я, заливаясь тихими слезами, размеренно удалялась от гаража. Он не должен видеть моей слабости. И когда я  скрылась за поворотом аллеи, то со всех ног рванула в единственное место, о котором почти никто не знает в этой школе - к часовне хранительницы. Я рухнула на каменную скамью, и еще долго рыдала, вытирая рукавом слёзы. Когда же я немного успокоилась, Ферония осмелилась подать голос:
- Деточка, что-то случилось? Отчего такие горькие слезы?
Я села, выдохнула, чтобы прекратить судорожные всхлипывания, и заметила, что полупрозрачный образ сидит рядом со мной.
- Я вас вижу! - Оценивающе я посмотрела на нее - С чего бы это?
- Боюсь, у тебя эмоции бьют через край, и равновесие сил нарушается. А значит, способности друида всплывают наружу, и дают возможность видеть меня. - Она по доброму, мне улыбалась.
- Да уж, плещут – боюсь, скоро захлебнусь!
- Что-то случилось? Я думала, ты отправилась на тайное свидание.
- Скорее я была организатором тайного свидания для моих друзей.
- И что же - не вышло?
- О, нет, что вы - вышло! Даже лучше чем я ожидала. Они теперь встречаются, и у них любовь морковь.
- Откуда же тогда слёзы?
- Просто, я дура, и подпустила этого садиста слишком близко к своему сердцу.
- Алекса?
- Да... - и я рассказала ей о том, как он помог организовать свидание для моих друзей, о том, как мы танцевали, любовались падающим звездами, и о том, как он защищал мою честь перед братом, о том, как пошел искать, когда я сбежала, и про поцелуй. А утром, я осознала, что, скорее всего, это было лишь минутной слабостью, за которую он явно раскаивается. Ведь всю дорогу до школы он не сказал ни слова, и даже не попытался меня остановить и переубедить, когда я ему такого наговорила. Ферония меня выслушала, и сказала что-то утешительное, а потом отправила в комнату, готовится к занятиям. А напоследок сказала, что завтра меня ждет сюрприз! А вот какой он этот сюрприз, не уточнила.
В комнате Ксюшки не было, и я смогла спокойно привести себя в порядок. Вы бы видели, как я прокрадывалась к себе - как шпион, асосин крадущийся в ночи. В ванной, глянув в зеркало, я обомлела - на меня смотрело красноглазое, опухшее, с пятнами на лице подобие меня. И чтобы скрыть следы своей слабости я нырнула в ванную и замочила себя на целый час. Зато в это время у болтала свое сознание, что нет ничего страшного в том, чтобы продолжать изображать из себя просто его воспитанницу. Я девушка, не обделенная внешностью, и потому смогу еще показать этому садисту, что он теряет! И с гордой мыслью «я весь мир преклоню к своим ногам, а ты будешь умалять - не приму!» я вышла и начала новую страничку для себя. Не хочу страдать!
Ксюшка вернулась поздно, (благо на вахте была мадам Роуз, и можно было себе это позволить) когда я усиленно делала вид, что сплю. Увиделись мы утром, когда она по традиции будила меня на занятия. Хоть и казалась она все такой же, но в тоже время была какой-то радостной. Возможно потому, что постоянно улыбалась, и периодически краснела своим же мыслям. Нас забрал Вик и мы как обычно дружно отправились на занятия. И ничего не предвещало беды, пока перед занятием господина Шварца в аудиторию не вошла Ангелина Вениаминовна и не порадовала нас новостью о новом студенте, которого посадили как раз рядом со мной.
- Доброе утро! - Поздоровались Ангелина.
- Доброе утро! - Хором ответили мы.
- Я отниму немного вашего времени, чтобы представить нового ученика в вашей группе - в кабинет вошел худощавый, не сильно высокий русый парнишка, одетый в нашу школьную форму. - Его зовут Жан Поль Гартье, девятнадцать лет, прошу любить и жаловать! А теперь присядь вон за ту свободную парту - и указала в мою сторону.
А этот «чеширский кот» расплылся в масленой улыбке, когда увидел меня и таким же кошачьим шагом прошел к указанному месту. Кинул свою сумку на столешницу, и, преклонив колено около меня, заграбастал мою руку:
- О, госпожа, вы овладели моим сердцем с первого взгляда! Я пленен вашими изумрудными глазами, и готов на любые подвиги! Прошу, откройте мне ваше имя…
Оценили все присутствующие, не только я.
- Жан Поль, прошу тебя не нужно устраивать представления посреди урока, оставь свои заигрывания на время перерыва. Присядь! - Ангелина как обычно была настойчива и властна.
- Хорошо! - Он приложился к тыльной стороне моей ладони и оставил смачный слюнявый след, после чего подмигнул мне, и сел за свою парту. Меня передергивало, я даже зубами начала скрипеть.
Не успел Шварц начать урок, как это божье недоразумение передало мне записку, с очередным признанием и тем же вопросом - имя! Я косо на него глянула, а он заулыбался. Радостно как щенок. Меня вновь передернуло, и прошиб холодный пот - ненавижу таких смазливых засранцев! Тем более то, как они подкатывают. В общем, день не задался с самого утра - это недоразумение по имени Жан преследовал меня везде, один раз даже в женский туалет зашел, девчонки верещали как ненормальные, а он так же улыбался, и они его быстро простили. Он умудрился меня проводить до двери в комнату, и настойчиво навязываться в гости, благо Бернхард быстро ему объяснил, что в гости к девушкам нужно ходить только предварительно получив у него разрешение в письменном виде и в трех экземплярах. А потом все так же настойчиво предложил проводить его до комнаты, которую выделили ему для проживания в крыле «солнца». После чего я мысленно поблагодарила Бернхарда за его ответственный характер, и трижды прокляла темных богов за то, что послали кару небесную на мою голову в виде этого напыщенного воздыхателя. По крайней мере, сегодня могу спать спокойно - Бернхард бдит и днем и ночью, и не пропустит к нам никого. 
Часов в девять пришла смс-ка, от Витька, о том, что переведенного поселили к нему. До этого он жил один, и если честно мы ему немного завидовали по этому поводу, а теперь искренне посочувствовали. Если этот переведенный умудрился меня достать за один день, то другу нашему придется его терпеть еще и по вечерам.
Сутра Вик постучался привычно в нашу дверь, чтобы вместе пойти на занятия, но когда дверь открылась, мы с Ксюшкой выпали в осадок: там стояли двое - Витёк и Жан Поль, причем наш друг выглядел мрачнее тучи с темными кругами и красными глазами, а вот его сосед бодренький и свеженький.
- Доброе утро! - Прорычал Вик недовольным голосом.
- Дорогая, доброе утро! Я пришел проводить мою королеву… - радостно подпрыгивая, закричал Жан Поль, и меня в очередной раз передернуло. - Давай я помогу тебе?
- Нет! - Я шарахнулась от него в противоположную сторону - Я сама! - Схватила сумку и вылетела из комнаты, не дожидаясь остальных. А это недоразумение помчались меня догонять, и догнало.
- О, моя госпожа, я просто не могу позволить тебе нести такую тяжесть! - Он ухватился в ручки моей сумки - Твой верный рыцарь сделает это для тебя.
- Я не нуждаюсь в твоей помощи!
- Ну, что ты, не стоит стесняется! Я же вижу, что очаровал тебя с первого взгляда, и сейчас ты просто робеешь от моего настойчивого внимания. Но будь уверенна - наши чувства взаимны.
Я остановилась, посмотрела на этого Дон Жуана, представила как мы с ним вместе... К горлу поступило чувство тошноты. 
- Послушай меня, божье недоразумение, я никогда и ни при каких условиях не буду с тобой! Единственное чувство которое я испытываю к тебе - это тошнота. И если не хочешь, чтобы я тебя прибила ненароком - исчезнет с глаз долой! - Развернулась и пошла дальше. 
И что вы думаете - до него дошло? Нет!
- Моя госпожа, я вижу, что за грубыми словами ты скрываешь смущение. Поэтому, я не отступлюсь от тебя, мы же идеально подходим друг другу.
- Вааааа! - Взвыла я от безысходности этой ситуации.
Целый день он меня преследовал: на занятиях вздыхал глядя в мою сторону и подкидывал записки с любовными признаниями, и убеждал меня, что я слишком застенчивая, чтобы признаться в своих чувствах; на обеденном перерыве он пытался меня накормить с ложечки, мотивируя это тем, что так должны делать все влюбленные парочки; провожал меня до уборной, слаба богам, что хотя бы не до кабинки; и постоянно требовал мою руку или сумку. Друзья глядя на все это сочувственно меня подбадривали. Хотя признаюсь - пользы от этого никакой. К концу этого дня я вымоталась сильнее, чем, если бы пробежала трехкилометровый кросс. 
В итоге, уличив момент, я тайком сбежала к часовне госпожи Феронии, чтобы передохнуть. Но этот засранец умудрился меня и тут найти! Мои друзья в это место не приходили, а он приперся. Да еще и мне на коленки улегся, типа влюбленные парочки так и должны проводить вместе досуг. А в это время Ферония похихикивала у меня над ухом и сочувственно причитала: «крепись, деточка!». В итоге я психанула:
- Зараза ты мелкая, достал! - Я резко вскочила, и его голова сильно приложилась затылком об каменную скамью - Сколько можно меня преследовать?
- Моя королева, почему ты так взволнованна?
- Я не взволнованно, я в бешенстве!
-Но мы же так хорошо ладим.
- В каком месте? - Я схватила свои вещи и ринулась сквозь заросли, обратно к центральной аллее, и слышала, что он меня преследует. - Не ходи за мной!
- Но почему ты такая скромная? Я же просто хочу проводить с тобой больше времени.
- Не стоит! - Я выскочила на брусчатку широкой тропинки и врезалась в чью-то широкую грудь - Какого? - Подняла глаза и увидела своего куратора. «Его только здесь не хватало!» - подумала я.
- Что-то случилось? - Спросил Алекс, - Чего это ты как медведь из можжевельника ломишься?
И тут следом за мной вывалился Жан Поль, весь растрепанный и в листьях. Я тоже была где-то в таком же виде.
- Что вы там делали? – Как-то уж слишком грубо прорычал Алекс, и у меня по спине пробежала дрожь волнения.
- Я ходила к часовне, а он меня преследует…
- Я просто хочу проводить больше времени со своей возлюбленной, поэтому и пошел за ней в уединенное место, где бы нам никто не мешал.
- Молодой человек, в нашей школе не принято так развязно себя вести. Прошу не перегибать палку, и следовать школьным правилам.
- А разве у вас запрещено выражать свои чувства к противоположному полу?
- Нет, но...
- Я просто хочу показать любимой девушке как она мне дорога, и не намеревался нарушать школьные правила, будьте спокойны господин Алекс. - Последние слова он произнёс тихо стоя лицом к лицу с соперником. - Или вас беспокоит то, что мои чувства направленны на эту конкретную особу?
Алекс искоса посмотрел на меня, потом на Жана Поля, и гордо расправив плечи сказал: 
- Я одинаково отношусь ко всем своим воспитанникам и ученикам, и слежу за их моральным обликом. 
Мое сердце сжалось, стало так больно, что я чуть не расплакалась. А чего я ожидала? Что он скажет «да! Ведь я люблю ее!», он этого не сделал тогда, и сейчас не сделает. Дура я, дура! Горькая улыбка легла на мои губы:
- Приношу извинения за свой неподобающий моральный облик, господин Алекс! - В его взгляде читалось разочарование – Впредь, я постараюсь не попадаться вам на глаза в таком виде, чтобы не беспокоить лишний раз.
- Оля...
- Нам нужно идти, у нас самоподготовка... - я схватила Жан Поля за руку и потащила с собой в библиотеку. Мне хотелось немного подразнить своего садиста куратора, пусть думает, что я встречаюсь с этим гадёнышем, хотя бы какое-то время.
- Моя королева, а куда мы идём?
- В библиотеку, я же сказала!
- А почему этот мужчина так вызверился на меня?
 - Это мой куратор, он еще тот садист!
- В смысле?
- Не бери в голову, это личное…
- А вас что-то связывает? На пример, личные симпатии?
- Нет! Только отношения «воспитанника» и его «куратора»!
- А мне так не показалось... - невнятно пробурчала Жан себе под нос.
- Ты что-то сказал?
- Нет! Нет! Моя госпожа! Все просто отлично!
Мы вломились в библиотеку, где сейчас сидело немало народу. Каждый занимался своими делами - кто-то читал учебную литературу, кто-то журналы листал, парочка оболтусов играла в карты. Даже мои друзья решили сегодня засесть здесь, все же подготовка к докладу загнала Ксюшку на поиски информации, ну а Вик естественно от нее не отлипал. Я плюхнулась рядышком и молча приступила к чтению. По крайней мере, я пыталась сделать вид, что я читаю, хотя не видела ни одной строчки. На удивление Жан Поль сел рядышком и, не издавая ни звука, тоже листал какую-то макулатуру. А мои мысли ушли вслед за Алексом.
Утро следующего дня, началось так же, как и предыдущего - со стука в дверь, замученного Вика и радостного Жан Поля. Как оказалось - этот мелкий засранец по ночам мучает нашего друга допросами и про школу и меня, а когда они все же ложатся спать - начинает храпеть. Я, конечно, сочувствовала своему другу, но мне стало немного веселее, когда я себе представила эту картину.
На первом занятии нам сообщили, что сегодня после уроков у нас будет гость, который расскажет немного о себе. Хоть это и обычный человек, но ее опыт и работа могут быть кому-то из нас интересными. Многие в группе оживленно обсуждали это мероприятие и с нетерпением ждали его. Такие семинары «на короткой ноге» были, так сказать, одним из развлечений в нашей обыденной школьной жизни. 
Жан Поль, по-прежнему, меня преследовал, но я решила его просто игнорировать, чтобы не тратить и так пошатанные нервишки. Все же жизнь моя богата на приключения, а сейчас благодатное время покоя. Но оказалось «покой нам только снится!». Когда настал долгожданный час семинара, Алекс представил нам шикарную девушку, блондинку, с короткой стрижкой, большим бюстом, в платьице мини размера, которая, игриво висела на моем кураторе и заискивающе щебетала что-то ему на ушко.
- Ребята, это София Ланкастер, она работает пиар менеджером. Прошу любить и жаловать! Только руками не трогать!
- Привет ребятки! Как дела?
Толпа загудела, оживленно обсуждая эту писаную красотку. Естественно в основном парни, хотя и девчонки не упустили возможности пройтись по ее внешности. Она производила на публику неизгладимое впечатление, причем, не делая для этого практически ничего.
- Давайте начнем с того, что я расскажу, в чем суть моей работы… - она села на стол и закинула элегантно ногу на ногу, причем вроде бы и нижнего белья не видно, но ребята уже вожделенно внимали каждому ее слову. - Работа пиар менеджера заключается в том, чтобы создавать репутацию своего клиента. Причем таким образом, чтобы публика обратила внимание только на те его стороны, которые он хочет выставить на первый план, и прикрыть ими, скажем, какие-то неблагоприятные моменты в его биографии. 
- Например, то, что клиент не традиционной ориентации? - Кто-то выкрикнул из толпы, и все дружно рассмеялись.
- Почему бы и нет? Был у меня один клиент, который, как ты выразился, был не традиционной ориентации, но ему для работы это сильно мешало. А в прессе слухи об этом уже распространялись с молниеносной скоростью. И тут, в игру вступила я! Для начала, мы просто разыграли публичную сцену ревности в ресторане. Естественно, об этом ужине пресса тайком узнала и естественно, сделала фото в выгодном для нас ракурсе, когда мой клиент меня убеждает, что все не правда, и он любит меня одну, утешил, и увез на своем авто. На следующее утро все газеты и журналы пестрили вырезками о том, что у моего клиента есть таинственная пассия, с которой он уехал. А его якобы однополый партнер, почему то, резко оказался близким родственником. После этого мы еще пару раз светились на публике в его компании. После того как страсти в мас-медиа улеглись, моя работа свелась к скучному распределению того где и с кем ему стоит встретиться.
- А как пресса узнавала о том, где вас ловить?
- Это тоже часть моей работы - сообщать анонимно прессе о том, где ловить ту или иную знаменитость. У меня есть личина информатора, который зарабатывает на продаже такой информации. Иногда, для того, чтобы устранить конкурента мне приходится создавать неблагоприятные ситуации для него, и естественно, направлять туда прессу, чтобы осветить это с нужной мне точки зрения.
- По-видимому, ваша работа больше смахивает на саботаж!
- И это правда! Саботаж - это одна из обязанностей пиар менеджера.
- А кто был вашим клиентом из знаменитостей?
- Это конфиденциальная информация, но обобщу и скажу, что почти все из тех, кого вы знаете.
Очередная волна гула пронеслась по толпе. Все это время Алекс стоял в стороне у окна лекционной аудитории и наблюдал за происходящим с каким-то грустным, но в то же время сосредоточенным видом. И чаще всего его взгляд ложился на эту особу в мини.
- А разве пресса не заметила вашего присутствия во всех этих скандальных историях?
- Еще одна обязанность пиар менеджера - маскировка. Я могу изменить свою внешность до неузнаваемости, так что рядом с моими клиентами всегда разные люди, по крайней мере, пресса видит именно то, что я хочу им показать.
В таком режиме «вопросов и ответов» прошел час или два. Все студенты, которые присутствовали на этом собрании, покидали его с восторгом и воодушевлением, я же с чувством, что эта особа мне уже не нравится. И это связанно с тем, что где бы я не встречала ее, она всегда буквально висела на Алексе, которому, по-видимому, это нравилось. 
Чтобы хоть как-то отвлечь себя от мыслей об убийстве я направилась в наше убежище - в кабинет директрисы. И меня немного удивило, что там я застала Жан Поля, который закинув ноги на стол что-то листал.
- И что ты здесь делаешь? - Мы с ребятами старались не показывать никому, что ходим сюда, дабы не привлекать лишнего внимания.
- Жду тебя, моя воинственная королева! - Он вскочил из кресла и бросился целовать мою и так уже обслюнявленную им руку. За день это был уже десятый раз.
- Все два часа, которые я провела на семинаре?
- Нет, я только пришел! - И такая невинная улыбка.
- Да неужели? Что-то я тебя не видела в лекционном зале.
- Понимаешь, я заблудился… Это здание такое старое и запутанное, что я просто не сориентировался. И коридоры пустынные даже дорогу узнать не у кого. - Он так усердно изображал отчаяние, что мне стало противно.
- А на это место ты наткнулся случайно?
- Да! Именно, моя спасительница! Теперь, мы сможем вместе отправиться, хоть на край света, но для начала как на счет поужинать при свечах?
- Спасибо, не стоит! - Я уже собиралась уйти, и даже дверь открыла, как услышала у соседней двери игривые нотки голоса нашей гостьи:
- Ну, зайчонок, можно я сегодня переночую в твоей кроватке? А то гостиничные  номера меня утомляют, ты же знаешь! Не выгоняй меня, прошу!
- Ладно! Только... - Договорить он не успел.
- Моя королева! Не оставляй меня здесь одного. Иначе я до скончания века не смогу найти выход из этого лабиринта. 
 



Кайри Стоун

Отредактировано: 10.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: