Пожиратели темных душ "Начало"

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 4 (3)

Алекс и его гостья обернулись в сторону голосов, что бы рассмотреть, кто же тут так орет, а мне захотелось провалиться сквозь землю.
- Оля, что вы здесь делаете вдвоем?
- О, господин Алекс? И его очаровательная спутница? Мы с моей возлюбленной как раз собирались пойти поужинать наедине, чтобы насладится обществом друг друга. За то время пока мы не виделись, я очень по ней скучал! - И эта зараза повисла на мне, как мешок картошки, а я смотрела на Алекса в приглушенном свете и ждала его реакции, а он смотрел на меня, молча с каменным лицом. В разговор вступила София:
- Алекс, а не это ли твоя воспитанница, о которой ты так часто жалуешься? Я помню, ты рассказывал, как вы встретились впервые, и она тебя чуть не прибила, натравила свою шайку подростков панков - и звонко расхохоталась, как будто только что услышала смешную шутку. - А она очаровашка! Можно я с ней немного посекретничаю?
- Но мы собирались поужинать вместе! - Жан Поль изобразил обиду.
А София подбежала ко мне, вырвала из крепких объятий навязчивой липучки:
- Ой, молодость! Еще успеете поворковать вдоволь! А я послезавтра уезжаю, и хочу завести здесь хоть одну подружку. А то этот бука меня от себя ни на шаг не отпускает.
- Это плохая идея… - Монотонно ответил Алекс.
- А по мне так, пусть поговорят.  Все же девушке, наверное, действительно скучно в незнакомом месте? - Он чмокнул меня в висок, а Софие облизал руку. - Господин Алекс, проводите меня к выходу, а то я плохо здесь ориентируюсь.
- Вот и отлично! Куда же мы с тобой сходим? А давай выпьем чайку на кухоньке внизу. Когда я приехала, Алекс-бука показал мне ее - там так уютно, по-домашнему. Ты там уже бывала? - Она уволокла меня под руку, и все время щебетала, пока мы не скрылись на лестничной площадке, Алекс провожал нас холодным взглядом, а Жан Поль, что-то ему втирал о том, что новым студентам нужно выдавать карту учебного корпуса, а лучше GPS навигатор, чтобы не заблудиться.
Внизу София заставила меня готовить чай, причем обставила это так, что я и не поняла, в каком месте согласилась. Но выбора нет, придется терпеть эту особу, хотя бы пока не смогу улизнуть. 
- Олечка, можно я буду тебя так называть? - Ответа она не дожидалась - Вот и чудненько, а ты меня зови Соня. Ты знаешь, я приехала по делу, к Алексу, а он - бука, сказал, что я могу на него смело не рассчитывать. И это после того что между нами было.
- А что было?
- О, много всего! - Она как-то, слишком довольно это произнесла - Какое-то время мы, даже, жили вместе, и он мне помогал не раз в моей работе. Мне так нравится, когда он вот такой холодный и невозмутимый, такой лапочка.
- Кто? Алекс? – Я не поддельно удивилась.
- Ну да. А разве здесь он ведет себя по-другому?
- Ну, мы часто с ним ругаемся, плюс он вечно меня подкалывает и издевается, в общем - еще тот садист.
- Такое ощущение, что мы про разных людей разговариваем. А этот мальчик, который вышел с тобой из той комнаты - вы встречаетесь?
- Ни за что! Никогда! Даже под страхом смерти! – Я махала руками, как будто пыталась избавиться от назойливой мухи.
- Почему? Мне показалось он к тебе неравнодушен. Так нежно и заботливо тебя обнимал. - Вспомнив то, что она описала, меня вновь передернуло.
Это я только в присутствии Алекса позволяю этому ничтожеству ко мне прикасаться, а так уже бы пару раз - врезала по печени, чтобы культяпки свои не распускал. Кстати, таким образом я и Вика отучивала висеть на мне - я же не подставка для него! Но озвучивать это ей я не хотела. Уже тот факт, что она жила с Алексом, меня выводит из равновесия. И чувство какого-то холода проросли во мне, но я взяла себя в руки и прогнала все грустные мысли. Все же это его прошлое и ко мне никакого отношения не имеет.
- Но ты знаешь, я не против вновь, начать отношения с Алексом. Все-таки, я уже в том возрасте, когда стоит подумать о создании семьи, а он - отличная кандидатура! Как думаешь?
- Я?
- Ну да, это так волнительно обсуждать любовные вопросы с подругой.
- Наверное... - и вновь чувство холода поползло по телу - Никогда не смотрела на него с такой точки зрения.
- А я смотрела! Ты знаешь, он такой сексуальный, его тело просто сводит меня сума! Думаю, сегодня мы проведем ночь вместе…
Еще бы мгновение и мне бы снесло крышу, но дверь открылась, и в комнату вошел объект наших сплетен, и моё сознание немного прояснилось.
- Ну как вы тут? - Спросил он, глядя на меня.
- Замечательно! Как раз тебя обсуждали. - Ответила София.
- Да, тебя... Соня как раз хотела тебе кое-что сказать, а мне, наверное, нужно идти! - Я поставила оледеневшую чашку на стол, и вышла, закрыв за собой дверь. Я была в каком-то вакууме, звуки казались приглашенными, ничего не затрагивали моего восприятия. В таком полуобморочном состоянии я и пошла к часовне. Села на травку и какое-то время сидела не двигаясь. Перед глазами стояла картинка, в которой Алекс и его любовница идут после моего ухода к нему в спальню, а там...
- Оля! Оля! Очнись!
- Госпожа Ферония?
- Да, деточка, это я! А вот ты, смотрю, совсем плоха! Из тебя скверна сочится…
Я посмотрела на землю, и увидела, как подомной действительно расползается черная дымка, в которой пожухла трава, а насекомые разлетались в панике.
- Что это?
- С тобой что-то случилось? Твой дисбаланс опять вылезает! Причем, та скверна, которую ты поглощала ранее, не ушла, как должна была, а скопилась в твоем теле. А сейчас в оболочке, которая эту скверну удерживала, появились трещины, и она выходит из тебя и отравляет все вокруг.
Пока я рассматривала свои руки, из которых выходила эта чёрная дымка, моё сознание вернулось в норму, и дымка рассеялась.
- Теперь баланс в норме! - Воскликнула хранительница.
- И как это понимать?
- Это нужно понимать так - тебе пора держать себя в руках и не поддаваться на провокации, которые тебе подкидывает жизнь. И не воспринимай слова этой девушки так близко к сердцу.
- А откуда вы знаете? А, ну да, вы же вездесущая...
- Не то, чтобы я вездесущая, просто шпиона толкового имею.
Я была обессилена, и ничего не хотелось. Я легла на травку, скрутилась калачиком, а госпожа Ферония поглаживая меня по голове, как будто ветерок волосы трепал, что-то нежно и тихо нашептывала мне на ушко и я уснула. Дни еще были теплыми, и я не боялась простыть. Просто хотелось побыть в тишине. Когда же я проснулась, то уже смеркалось. 
У входа в общежитие встретила крадущегося Жан Поля, который как то подозрительно оглядывался, по-видимому собирался покинуть общежитие. Меня он сразу не заметил, так как в сумраке фонари еще тускло горели, а я выходила из зарослей сбоку. Когда же возле него зашуршали кусты, бедняга завизжал как резанные поросенок и подпрыгнул метра на два вверх, а я, видя все это, зашлась диким смехом. Причем от этого припадка я упала на колени, и, хватаясь за живот, вытирала рукавом слезы радости. А это божье недоразумение,  вылупил глаза, смотрел на меня вначале с паникой во взгляде, потом пришло осознание, кто же его напугал. Потом лицо исказилось гневом. Причем это было впервые, когда с его лица наконец-то слезла эта слащавая маска.
- Какого черта ты меня так пугаешь? Я чуть не умер от инфаркта! Дура!
- Какие высокопарные речи я слышу от местного нарцисса.
- Что?
- Не что-кай мне тут! 
Он смотрел на меня с непониманием, пару раз фыркнул. По-видимому, не знал что ответить.
- Не волнуйся! Ты куда посреди ночи крадешься?
- Не твое дело!
- Мое! Ты же понимаешь, что я могу сообщить об этом, к примеру, своему куратору... - и в доказательство достала телефон.
- А не боишься, что не доживешь до утра?
- Сразу видно, что ты новенький, и не в курсе с кем связываешься.
- Почему же, в курсе. Хельга Свенсон 17 лет, владелица артефакта под именем «Мельнер», который оставил отпечаток силы на спине в виде татуировки, обладает двойственной силой пожирателя и друида, в инциденте с поиском артефактов семьи Феодоракис впервые выпустила на свободу вторую личину под именем Лилит... мне продолжать?
- Кто ты, мальчик?
- Тот, кто сможет тебя укротить! - И я потеряла сознание.
Утром я не смогла вспомнить, что произошло после того как убежала из кухоньки в учебном корпусе. В голове стоял туман, каждый раз, когда я напрягала извилины, они отдавались жуткой болью в затылке. Таблетки не помогали. Ксюшка сказала, что я пришла, когда уже стемнело, и что на все ее вопросы просто молчала. Разделась и легла спать.
Ребята зашли как обычно. И мы дружно отправились на занятия. Вик уже выглядел немного лучше, по-видимому, начал привыкать к храпению соседа. На первом занятии у нас объявили замену, и вместо учительницы по искусству преподавал мой дражайший куратор Алекс. И, естественно его спутница была с ним. 
Занятие это не напряжное - сиди да рисуй. Сегодня темой было «любимое место». На это нам выделили две пары и отправили гулять по территории в поисках вдохновения. Я, недолго думая, отправилась к часовне - там и тихо и красиво, действительно мое любимое место. Тропинку к ней я уже протоптала, поэтому блуждать не пришлось. И каково было мое разочарование, когда со спины я услышала голос ненавистной мне «новой подруги»:
- Ольчик! Погоди, я с тобой!
- Может не стоит?
- Не переживай, я мешать не буду - просто посидим, поболтаем, посплетничаем…
«Благо, что Жан Поль не поперся за мной, а то было бы весело» - подумала я, а потом меня осенило – «а почему же эта назойливая прилипла не пошел за мной?».
- Какое чудесное место! Что это?
- Часовня хранительницы замка - буркнула я, наблюдая как эта женщина, нагло щупает статую госпожи Феронии.
«Что эта особа делает здесь?» - услышала я знакомый голос.
- Такая загадочная! А почему лица не видно?
- Хранительница - это безликий образ того, кто дал клятву оберегать это место. Да и к тому моменту, когда возводили это место, ее уже никто не помнил.
- А ты хорошо знакома с историей этого места?
- Немного. - Я умостилась напротив часовни, так чтобы голова статуи была ко мне боком, как нас учили - чтобы правильно ложился свет, выгодно подчеркивая достоинства объекта.
- Ты вчера так внезапно сбежала, я была немного шокирована, но хочу сказать тебе спасибо. Я смогла поговорить с Алексом по душам.
- Не за что!
«Не переживай, он ей отказал!» - сказала Ферония, и мне как-то стало немного легче.
- Ты представляешь, я вчера ему призналась - что все еще не могу забыть, то, как мы были счастливы, а он сказал, что все в прошлом! - Она немного надула губки, показывая свою обиду.
«А еще он ночевал в кабинете директрисы, за закрытой дверью».
Я чуть было не засмеялась, представляя как Алекс прячется от этой эффектной женщины, за закрытой дверью, и боится, что его изнасилуют.
- Но я так просто не сдамся! Я завтра уезжаю, и хочу расставить все точки над «и». Как думаешь, что мне сделать, чтобы он сдался?
«Исчезнуть! И упростить всем жизнь!»
Я с трудом выдержала серьезное выражение лица, чтобы не показаться грубой. Ферония прямо таки озвучивала мои мысли.
- Не знаю, я в этом не сильна. – Сказала с вслух.
- Вот как… Жаль! Слушай, а давай обменяемся номерами мобильного, ну будем поддерживать связь и все такое.
- Ну...
- Не стесняйся! - Она взяла мой телефон и записала свой номер, а потом позвонила себе, чтобы сохранить мой. - Вот, я записала себя как «Соня Солнышко», а ты у меня «Оля Хомячок».
- А почему «хомячок»?
- Ты такая же милая, как мой хомка! Я так по нему скучаю! - Она чуть не всплакнула, а я чуть не прорыгалась. 
«Неужели Алексу нравятся такие девушки?»
Я молчала, все же отвечать хранительнице в присутствии постороннего человека, который не в курсе – боюсь, буду выглядеть шизофреничкой в её глазах.
- Ой! - Воскликнула София - Уже так поздно! Мне нужно бежать, а то Алекс меня съест. Я ему сказала, что иду в туалет, а сама побежала за тобой! Прости! Не скучай!
И умчалась в обратном направлении. А я вздохнула с облегчением. Это не женщина, а ураган какой-то!
- Олечка, хочешь я расскажу как всё было после того как ты у меня тут уснула?
- А я вчера к вам приходила?
- Да, а ты не помнишь?
- Странно, я сегодня сутра вспомнила только то, как ушла из учебного корпуса и все. А Ксюшка сказала, что я пришла какая-то вялая, когда было темно.
- Ты заходила ко мне, и проспала до сумерек, а потом ушла. 
- У меня голова начинает болеть, когда пытаюсь вспомнить. - Я потерла затылок, в котором назревала давящая боль. - Так что вчера было?
- Эта особа, действительно, после твоего ухода прилипла к Алексу, и все пыталась затащить его в спальню, но он решительно и безоговорочно послал её спать. А сам заперся в кабинете.
- А был повод запираться?
- Наверное, ведь эта особа приходила к двери, проверила, что она заперта и ушла спать.
Я от души расхохоталась. И в тоже время почувствовала облегчение. Даже если их и связывало что-то раньше, то сейчас Алекс этого не хочет. Хотя, остается вероятность, что он это делает только в пределах школы.
Я дорисовал картину, а точнее нечто, что с трудом можно назвать пейзажем, и отправилась на занятия. 
Вечером на вахте была мадам Роуз, и потому я позволила себе прогуляться на свежем воздухе. После разговора с хранительницей мне стало немного легче, точнее спокойнее. Но появилась иная проблема - провал в памяти. Да и Жан Поль сегодня меня как-то странно избегает. Или если выразится точнее - не преследует, как он это делал в самом начале. 
Набралась я смелости и пошла на поиски своего куратора, обсудить этот важный момент. Какие бы ни были у нас отношения, но за советом я лучше к нему пойду.
- Алекс! Подожди! - Я догнала его в коридоре - А где София?
- Уехала в город, а что? Ты хотела с ней поговорить?
- Нет, просто уже привыкла видеть вас вместе, как неразлучную парочку, вот и удивилась, что ее нет рядом.
- Вообще то, она обычный человек, и, если ты помнишь, у нас есть правило - что таких гостей обязан сопровождать один из опытных пожирателей, дабы не повторился инцидент с контролером.
- Это когда контролер из государственного департамента образования проводил закрытое тестирование, и чуть не сошел сума, от тех эмоций, которые высвободились в присутствии большого количества юных пожирателей?
- Да! Как ты понимаешь, никто не хочет повторения. А так как мы с ней знакомы, вот мне и пришлось быть ее нянькой. 
- Сочувствую! – А в душе «так вот что это было».
- А твой ухажер - я услышала, как он скрипнул зубами - почему сегодня не рядом?
- Об этом я и хотела поговорить.
- Спросить любовного совета?
- Не язви! Я серьезно! После того как я вчера ушла из кухни, я ничего не помню.
- В смысле?
- В буквальном. Госпожа Ферония говорит, что я к ней заходила, и ушла когда смеркалось, а это промежуток где-то в два с половиной часа. Ксюшка говорит, что я пришла, когда уже было темно, это ещё пол часика. Но, что я делала в это время - не могу вспомнить. А когда пытаюсь - начинает болеть голова. Плюс Жан Поль сегодня подозрительно меня избегает, как ты сам это заметил. 
- Думаешь, эти события связаны?
- Не знаю, но стоит за ним понаблюдать.
- Я поговорю с Фафниром.
У меня зазвонил телефон. Кто говорит? Соня Солнышко!
- Ало!
- Олюнь, ик! Ты не занята? – И голосок такой соловьиный. А на заднем фоне музыка и голоса людей.
- Что-то случилось?
- Ик! Он меня отшил! Ик!
- Кто? Алекс? - Я взглянула на него, и меня перекосила улыбка злорадства.
- Да! Он сказал, что я сегодня должна уехать из школы! Ик! И с горя я решила напиться, а тут какие-то симпатичные ребята предлагаю погулять, но просят подругу пригласить... Ик! А у меня, кроме тебя никого... Ик!
- Не нужно с ними никуда ходить! Ты где?
- В баре... Ик! Да мальчики, щас она приедет! - Послышалось как Соня отодвинула трубку в сторону, и, хихикая, что-то еще говорила кому-то.
- В каком ты баре? - Закричала я, чтобы она услышала.
- Не знаю! Не помню! Оль, я тя жду! Цемики! - И положила трубку.
- Что случилось?
- Твоя бывшая наклюкалась в каком-то баре, с горя, что ты ее отшил. И к ней сейчас клеятся какие-то мудаки, предлагают погулять, но ждут меня - для компании! – Улыбаюсь как идиотка и жду его реакции.
- Как ты...? Что? 
- Мы едем?
- Да! Пошли, машина в гараже. Там все и расскажешь поподробнее.
Мы быстро побежали, сели в машину и на всех порах помчались в город.
- Она сказала где бар находится? Или как называется?
- Нет!
- Трубку не берет? 
Я все это время пыталась дозвониться до Сотни, чтобы узнать, где же она отдыхает, но безуспешно.
- По-видимому, телефон уже разрядился.
- Вот же проблема ходячая! Почему она вообще тебе позвонила?
- Мы типа подружились…
- Замечательно!
- А что? Отлично так с твоей бывшей поговорили, она о тебе столько интересного рассказала.
- Например?
- Ну, тебе виднее... Что там между вами интересного было…
- Так Заноза, давай без недосказанности! Что конкретно она рассказывала?
- А есть из-за чего переживать? Ты же не обязан передо мной отчитываться, и я перед тобой тоже. Тем более это были женские сплетни об интимной жизни.
- Слушай, радость моя, я из-за тебя и так хожу весь как на иголках. Ты вчера, между прочим, свою так называемую подругу чуть не прибила!
- Это когда это?
- Перед тем как я вошел в кухню. Если бы Фафнир не сказал, что ты начала испускать скверну, которая, между прочим, оставила приличный ожог моему другу, ты могла Софию прибить этим и не заметить!
- Я не помню такого.
- Я видел тебя, ты была сама на себя не похожа. И если бы я опоздал, кто знает, что бы могло произойти. Поэтому я еще раз спрашиваю - что она тебе сказала?
- Рассказала о том, что вы жили вместе, как замечательно ладили, и что она хочет все вернуть, а еще лучше - создать семью с наилучшим кандидатом - с тобой! - Я смотрела себе на руки и чувствовала, что что-то должна вспомнить, но никак не могу ухватить эту мысль.
- И почему это тебя так задело? Я думал, ты не хочешь... - он замялся, подбирая слова - быть со мной…
Я посмотрела на него, хоть он и смотрел на дорогу выжимая педаль газа до полной, но было в нем что-то неуловимо грустное.
- Я, просто... Сутра ты был таким равнодушным, вот я и подумала, что это ты жалеешь о произошедшем!
- Ты ошиблась! Просто я не знаю можно ли другим показывать то, что между нами, и хотел об этом поговорить наедине, а ты...
Я думала, что сейчас мое сердце выскочит из груди, так сильно оно отбивалось внутри на каждое сказанное им слово. И если честно, мне хотелось наплевать на Соню и, остановив машину, бросится ему на шею. Но совесть – страшный зверь, и она меня загрызет потом, если я брошу все на полпути. Тем более, что можно ей сказать спасибо, если бы она не приехала, кто знает сколько времени нам потребовалось бы, чтобы все разъяснить?
- Получается, что это я дура?
- Заметь, ты сама об этом сказала!
- И что теперь?
- А теперь мы едем вытаскивать еще одну дуру из очередной передряги, а уже потом будем разбираться, что делать дальше!
- Хороший план!
Мы как раз подъехали к гостинице, в которой должна была остановиться София, узнали, что она ушла два часа назад, что вызвала такси. Вот мы и отправились по барам на её поиски.
Мы с Алексом зашли в первый бар – замшелое заведение, пропахшее сигаретным дымом и алкоголем. Играла негромкая музыка, приглушенный свет скрывал лица. Отличное место для того, чтобы отвести душу за стаканчиком спиртного. Софии не было видно, и Алекс подошел к бармену, чтобы расспросить. Все же его бывшая девушка заметная. А я увидела, что за барной стойкой сидел Ульвих и гипнотизировал янтарный напиток, и что-то невнятное бурчал себе под нос. Выглядело это зрелище жалко. Когда же он заметил Алекса, то схватил его за рукав и закричал:
- Подонок! Ты опять нарываешься на драку?
- По-моему, ты перебрал, пойди проветрись! Сейчас мне не до тебя.
- А мне кажется, сейчас как раз подходящее время выяснить все, что между нами выросло… - он попытался встать шатаясь, и крепко ухватился за ветровку своего соперника.
- Не стоит, ты обеспокоишь свою сестру.
- Какую еще сестру? Хельга мне не сестра, и ты об этом знаешь!  
Алекс обернулся в мою сторону, на его лице читалась мольба о том, чтобы эта фраза не долетела до меня. Но я уже шла к ним, чтобы уточнить:
- Что это значит? – Я задала этот вопрос обоим.
- Оль, он пьян и не понимает, что говорит…
- Все я прекрасно понимаю! И этот подонок – твой куратор, в курсе, что мои родители удочерили тебя, пожалели сиротку. А что получили взамен? Твою черную неблагодарность?
- Пожалели сиротку? – Я не понимала, что чувствую сейчас, что-то накатывало изнутри – Это когда это? Когда мать-истеричка швыряла в меня всем, что под руку попадется? Или когда отец меня «воспитывал» кулаками? Или может ты – жалел сиротку, когда прилюдно отворачивал морду, в моменты, когда я умоляла «братик защити»? В чем у вас выражалась эта самая «жалость» к сиротке?
- Оля, не здесь… - Алекс попытался меня остановить, но меня понесло!
- Не надо – чего? Ты… ты об этом знал?
- Оль…
- Я задала вопрос – ты об этом знал?
- Да. – Он потупил взгляд.
- Как давно? Хотя не нужно отвечать, это не имеет никакого значения! – Мои щеки были мокрыми, и то чувство, которое все это время назревало, выплеснулось наружу.
Комнату заполонила темная дымка, она стелилась по полу из-под моих ног. Алекс попытался подойти ко мне поближе, образумить, но мои глаза помутнели, и его рука отдернулась как от огня.
- Оля, пожалуйста, держи себя в руках!
- А что такое? – Ульвих попытался встать, но ноги его подкашивались и ему пришлось придерживаться за стойку, чтобы не упасть. – Неужели тебе было мало того, что моя семья дала тебе крышу над головой и тарелку еды? 
- Нет, этого мне было более чем достаточно. Но ещё бы мне хотелось в родных людях видеть хоть каплю тепла и любви ко мне.
- Любви? Ты знаешь, я любил тебя! Любил с того момента как тебе исполнилось лет восемь. Я не сразу это понял, но когда осознал, что чувствую – я стал сам себе отвратителен! Мне было семнадцать, и я желал свою младшую сестру, выдел эротические сны с ее участием, хотел заставить тебя плакать, запереть в комнате без окон, посадить на привязь и никому не отдавать! Эти чувства к тебе отравили меня. И я оградился, чтобы не потерять рассудок.
Людей в баре было не много, но они осуждающе смотрели на нас. А когда дымка скверны, которую я источала, добралась до них – они начали падать и задыхаться.
- Оля, остановись! – Алекс оглядывался по сторонам и не знал что делать. Вначале он попытался впитать скверну, но не смог. – Ты убиваешь их!
- Плевать! – Я подошла к Ульвиху, и приподняла его подбородок, чтобы наши глаза встретились. – Плевать на то, что ты говоришь. Обвиняешь маленькую девочку в своих извращенных фантазиях? Ничтожество! Если бы ты любил меня, ты бы не позволил отцу вымещать на мне злость и свою несостоятельность. Если бы ты любил меня – то не обвинял в том, чего я не делала. Ты трус, и не заслуживаешь жизни… – Все это время скверна проникала к нему в рот, от этого он начал задыхаться, глаза покрылись красной сеткой треснувших капилляров, и были очень широко раскрыты.
Алекс, схватил меня со спины за запястья рук, и попытался отвлечь:
- Оля, остановись! Я знаю, ты злишься, но это не повод уничтожать все вокруг! Возьми себя в руки!
- Лжец!
- Что?
- Лжец! Ты лгал мне все это время! Ты, тот, кому я доверилась, ты обещал, что в этой школе я начну жизнь заново, и мое прошлое ко мне не вернется…
- Прости меня!
В это момент Ульвих упал на пол как мешок с картошкой с характерным грохотом. А я повернулась полностью к своему куратору. Во мне кипели эмоции, те которые я прятала глубоко внутри. Они затуманили мое сознание. Я чувствовала, что могу уничтожить мир, если захочу. На спине что-то зашевелилось, и между лопаток стало горячо. Я потянулась рукой к тому месту где это чувство было сильнее всего, прикоснулась пальцами и услышала отклик Мельнера, который желал битвы, он желал крови… И я сейчас готова была пойти у него на поводу. Но мою руку вновь перехватил Алекс.
- Оля прости! – Его вторая рука была окровавлена и он приложил ее к месту впитывания скверны и я ощутила холод, который растекался по моему телу. На мгновение пелена спала с моего сознание, и потом мир погас. На свободу вышла Лилит.
- Звал меня «Странник»?
- У меня не было другого выхода – прорычал он в лицо с кровавыми глазами.
- Я смотрю, эта соплячка, немного поразвлеклась? Не знала, что она на такое способна. 
Алекс продолжал держать ее руку, которая тянулась к Мёльнеру.
- Если хочешь, чтобы я здесь прибралась, тебе придется меня отпустить.
- При одном условии…
- Ты не в том положении, чтобы ставить условия.
- Тебя вызвал я, значит, я могу ставить условия, иначе…
- Иначе что? Вернешь меня обратно? Я как бы и так не спешила выходить на прогулку.
- Я уничтожу это тело, и тебе неоткуда будет выходить - погулять!
- Ты убьешь свою девочку? Не думаю, она же так тебе дорога!
- Я это сделаю, потому что она мне дорога.
Лилит долго всматривалась в лицо нависшее над ней, и прекрасно осознавала, что этот мужчина слов на ветер не бросает.
- Чего ты хочешь?
- Сотри Оле память! Ты же можешь это сделать?
- Ты боишься, что эта зверушка расстроится, когда осознает что натворила?
- Пусть помнит только то, как мы пришли в бар, остальное я беру на себя.
-  Какой заботливый! Но мне то от этого какой прок?
- Я дам тебе то, чего ты хочешь больше всего на свете.
- Вот как, и что же это?
- Сила! Достаточная сила, чтобы вершить судьбу мира и наконец-то получить свободу.
- Свобода понятие обманчивое. После того как будет приведен в исполнение приговор, я всего лишь получу отсрочку до следующего суда. Это замкнутый круг, и моя судьба быть в нем запертой навечно.
- Я найду способ разорвать этот круг.
- Ты? Помочь мне? Зачем?
- Если я освобожу тебя, то смогу освободить и ее.
- Логично! Ну что ж, я согласна на твои условия. Так заключим же сделку. – Лилит прильнула к губам Алекса, вначале робко, но потом все более властно. – Будем считать это печатью!
Она подождала, пока Алекс отпустит ее руки, высвободила Мельнер, и, взмахнув его лезвием над головой, очистила комнату от скверны. Люди по-прежнему лежали на полу, откашливаясь. А вот Ульвих был без сознания.
- До встречи, «Странник»!
Алекс ничего не ответил, и после того как Лилит спрятала свой топор вернул ей перстень святого Патрика, который снял с ее руки перед тем как вызвать.
Я очнулась в больнице, яркое солнце слепило глаза. Я попыталась отвернуться, и ощутила, что голова кружится. Перед глазами запрыгали зайчики, и я вернула голову в прежнее положение. Рука отекла, я ею подвигала и заметила, что она привязана к краю кровати и из нее торчит капельница. 
«Что же случилось? Почему я здесь?». 
Рядом никого. Санитарка зашла ко мне в плату, где-то через час, после того как я очнулась. Увидела, что я в сознании и сразу ушла за врачом. 
Статный мужчина с седой головой осмотрел меня, спросил как мое самочувствие и пообещал сообщить о моем пробуждении в школу. А там и до выписки не долго. После этого в больнице я провела два дня, и выпросила выписать меня на день раньше. Вспомнить так ничего и не смогла. Последнее, что всплыло в сознании – это звонок Софии, которая в выпившем состоянии просила меня приехать к ней. Доктор назвал это временной потерей памяти, что со временем я все вспомню. А на мои вопросы «как я сюда попала?» отвечал, что мой куратор сам все расскажет, это было его распоряжение.
Когда я вернулась в школу, то она была оккупирована службами контроля, пожарной, сан станцией и еще бог знает кем. Алекс с Ангелиной устроили совещание в лекционной аудитории для того, чтобы не бегать и не рассказывать одно и тоже каждому. А ученики и преподаватели скандировали у входа о том что «школа их дом и никто отсюда уезжать не будет». Бернхард высадил меня и сказал, что должен привезти адвоката, и вновь уехал. Я же нашла своих друзей и решила узнать, что же произошло за время моего отсутствия.
- Вик, что происходит?
- О, ты вернулась? Как самочувствие?
Ксюшка накинулась на меня и чуть ли не плача:
- Тебя же только завтра должны были выписать?
- Я в норме! Не люблю больницы! 
- Мы так волновались!
- Об этом потом, что у вас происходит? Почему все у входа?
- Ангелина Вениаминовна и Алекс сейчас в лекционке разговаривают с контролирующими службами о закрытии школы.
- С чего бы это школу закрывали?
- За то время пока тебя не было, много чего произошло…
- Например.
- Например: отравление трех студентов едой из столовой, в общаге прорвало трубу и подвал затопило.
- В учебном корпусе на студентку упала балка и ее госпитализировали, а на хозяйственном дворе произошел пожар, повезло, что никто не пострадал!
- Печально! А откуда службы об этом узнали?
- Вот и мы гадаем. Скорее всего, это какая-то подстава, только чтобы во всем разобраться нужно для начала отвадить посторонних.
- И как успехи?
- Как видишь - пока ждем результатов. Нас не допускают внутрь.
Я была слишком уставшей, чтобы ломится в учебный корпус, и просто отправилась к себе в кровать. Думаю даже если школу и закроют, то нам в итоге дадут время на сборы. Поэтому выспаться я успею.
Когда я шла в общагу то ощутила страшную головную боль, в глазах картинка начала двоится, и я рухнула на ступеньках как подкошенная. В моем сознании переплелись страшные картинки и агония, желание убивать поглощало меня изнутри и лицо брата с выпученными глазами застыло передо мной, а крики незнакомых голосов звенели в моих ушах. Когда же я пришла в себя и боль отступила, то ему на смену пришло осознание – увиденное мною это то, что я не могла вспомнить. Я пыталась убить собственного брата, и людей вокруг, которые были абсолютно не причем. Как я могла это сделать? Меня взбесило то, что открылся секрет, о моем с ним родстве и тот факт, что Алекс обо всем знал - меня добило. Слёзы текли градом, руки тряслись, а ноги подкашивались. Как хорошо, что все сейчас возле школы, я бы не смогла смотреть им в глаза. Нужно спрятаться! И я, хватаясь за стены, поплелась в комнату. Почему именно сейчас я об этом вспомнила? 
Все чего я сейчас хотела, это спрятаться, убежать подальше от тех, кого могу разочаровать, тех, кого могу убить. Я принялась собирать вещи, судорожно хватая все подряд и даже не задумываясь, а нужно ли оно мне. Бежать! Подальше от сюда! Туда где меня никто не знает! Где не нужно будет бояться, что друзья узнают, на что я способна.
***
Из главного входа выходили люди в костюмах, толпе пришлось расступиться. Ученики школы молча ждали результатов. Последними вышли заместитель директора Ангелина Вениаминовна и ее названный брат Алекс. Первой заговорила замдиректора:
- Дорогие ученики, воспитанники и преподаватели! Наша школа подверглась саботажу со стороны уже известного нам человека, причины мы выясняем. Вследствие чего, контролирующие службы требуют закрытия этого заведения на неопределенный срок. - Толпа зашумела. - Попрошу тишины! - Понемногу гул стих. - Я продолжу! Каждому из вас придется на время покинуть стены этого места, и переехать к кураторам которые о вас позаботятся. Возможно, вы захотите вернуться домой, мы никого не заставляем, это правило нерушимо! 
- Как долго мы будем жить за пределами школы? - Кто-то выкрикнул из толпы, а остальные подхватили дружным гулом.
- Нам нужно устранить все проблемы, получить новые разрешения контролирующих служб, и когда соберется комиссия и даст разрешение вам пришлют оповещение, о том, что можно вернуться!
- А если мы не хотим уезжать?
- Ребята, поймите меня правильно, я тоже этого не хочу! Это место мой дом, и ваш тоже, и сейчас нужно его защитить. К сожалению, требование о том, чтобы здесь не было учащихся обжалованию не подлежит. Поэтому, доверьтесь мне и Алексу, мы сделаем все возможное, чтобы вы смогли вернуться как можно скорее.
- Ребята! - Слово взял Алекс - Сейчас вам нужно отправиться к себе в комнаты, и начать собирать вещи. Распределение по кураторам мы проведем в течение двух дней, после чего вам нужно покинуть территорию школы.  - Вновь поднялся гул - Прошу вас, давайте вместе будем отвоевывать наш дом! Но сейчас это задание приоритетное, иначе шанса у нас не будет.
Еще около часа толпа неохотно расходилась, многие заваливали вопросами, кто-то, просто заливаясь слезами не хотел уезжать - ведь там большой и страшный мир в котором слишком много насилия и злости. 
Ксюша и Витя отправились в общежитие чтобы выполнить указание - собрать вещи. Для них настало время расставаться, ведь не факт, что они будут жить где-то рядом. Вик утешительно обнимал свою девушку за плечи и обещал, что будет писать ей каждый день. А по вечерам они смогут созваниваться. И если ему позволят пойти работать то он сможет накопить денег и приехать к ней, хоть и ненадолго. Расстались голубки у стола вахтера, где сейчас никого не было. Но уже через минуту Ксюшка ураганом влетела в комнату Вика:
- Она пропала!
- Кто?
- Оля! В комнате все вверх дном, а ее нет! И ее рюкзак и вещи пропали!
- На мобильный звонила?
- Нет... Сейчас... - Она дрожащими руками достала телефон и набрала номер подруги, но автомат сообщил, что абонент вне зоны или отключен. - Она отключила телефон!
Они еще раз зашли в комнату, где действительно все было перевернуто. Многие вещи валялись под ногами, складывалось впечатление, что она спешила.
- Звони Алексу!
Ксюша повиновалась. Он пришел через пять минут, а точнее прилетел. 
- Что случилось?
- Оля исчезла! – Всхлипывая, сказала девушка.
- Она же должна быть в больнице.
- Когда вы были на встрече с контроллерами, она приехала с Бернхардом, и сказала, что отпросилась пораньше. Но она себя плохо чувствовала, а потому пошла в комнату, отдыхать.
- Заноза, что же ты делаешь? - Пробормотал Алекс себе под нос - Звонили? – Уже громче спросил он у ребят.
- Да! Телефон выключен.
Алекс прошелся по комнате, по поднимал некоторые вещи, а потом направился прочь:
- Я займусь ее поисками, а вам нужно собираться.
- Но как же так?
- Ребята, вы все равно сейчас не в силах ничего сделать, Поэтому сосредоточьтесь на том, чтобы ничего не забыть. Вас распределять к тем кураторам, у которых вы проходили практику.
- Алекс, как ты можешь быть таким спокойным? Это же Оля! А вдруг с ней что-то случилось? - Ксюшка колотится кулачками по груди своего куратора и рыдала.
Он схватил ее за запястья и посмотрел в глаза. Когда она немного успокоилась, то заметила, что они у него стали черными. От неожиданности она даже отшатнулась.
- Я ее найду! Но сейчас важно, чтобы с вами было все хорошо. Поэтому собирайте вещи и готовьтесь к отъезду. - Он говорил спокойно, казалось, что даже равнодушно. Но глаза его всегда выдавали. Когда они становились вот такими темными - это означало что он в ярости.
Алекс вышел и направился к себе в комнату. Когда он переступил парадный вход, Фафнир заговорил с ним:
- Моя госпожа желает поделиться информацией…
- Какой?
- Когда ты был на собрании возле общежития случился сильный всплеск скверны, и госпожа говорит, что он был направлен на твою Занозу. После чего она собрала вещи и убежала.
- Они разговаривали?
- Нет! Госпожа пыталась с ней связаться, но не смогла. 
Алекс постоял у окна, медленно вдыхая и выдыхая, чтобы вернуть внутренний баланс, и волна гнева отошла. А когда почувствовал, что голова прояснилась - достал телефон и позвонил:
- Добрый день! Мне нужна ваша помощь! Моя воспитанница Хельга сбежала, и боюсь, она может попасть в беду!... Со школой я справлюсь, Ангелина мне поможет... Я не могу ее бросить... Да...Вы были правы, наверное время пришло.



Кайри Стоун

Отредактировано: 10.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: