Пожиратели темных душ "Начало"

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 3 (3)

Если девочка сможет испить всю ту скверну, которую насобирала мать, боюсь, она опять обезумеет. И кто знает, чем это закончится в этот раз.
- Что мне делать? После того как Игдрасиль увидела, что мы с Ирмутом разговариваем, она приказала ему выгнать меня. Думаю, хранитель использовал портал для этого. Но вернуться у меня не получилось, она поставила барьер вокруг леса. Откуда у этой древесины столько силы? Ведь боги без пищи слабеют.
- Госпожа говорит, что она пользуется силу девочки. Ведь подкармливая ее скверной, она активизирует ее силы. Боюсь, что если количество вскармливаемой скверны увеличится, то Игдрасиль, скорее всего, излечиться, но мы получим другую проблему - вторую личность, Лилит. И прежнего амулета будет не достаточно, чтобы запереть ее обратно.
- Где мне взять новый амулет?
- Нужно найти кольцо святого Патрика, оно бронзовое и не несет особой материальной ценности, но является сильным оберегом, который не только защищает от внешнего воздействия, но и сдерживает внутренние силы.
- А как быть с барьером?
- Его основа - скверна, которую Игдрасиль сплетает в своеобразную стену, используя силу девочки. Большое количество пожирателей, которые будут пить скверну - истощит барьер, и ты сможешь найти брешь, что бы проникнуть внутрь. А там тебе придется ориентироваться на местности. Первым делом нужно вырвать девочку из уз матери.
- Как это сделать? Хотя подожди, Ирмут говорил, что она должна сделать это сама, сломать мир, в котором заперта.
- Тебе нужно будет вызвать госпожу Феронию, когда ты будешь рядом с телом девочки. Спустись ко мне, я дам тебе то, что поможет это сделать, проникнуть туда. 
- А дальше?
- А дальше ты сам, найдешь и освободишь ее - все легко и просто. Амулет будет работать только тогда, когда ее душа вернётся в тело, иначе он будет простой побрякушкой.
- Я понял.
Алекс принял душ, переоделся и спустился в подвал, в место, где был Фафнир (его истинный облик это камень с множеством рунических надписей). Он приложил к нему руку и ощутил жжение на ладони, когда же боль прошла, там остался шрамированный символ - лилия, красная лилия.
- Что мне с этим делать?
- Госпожа говорит, что тебе нужно будет приложить эту руку к тотему на капище, ты станешь проводником и временной привязкой для нее. Когда же она появится, то сможет тебя провести к матери, и отправить в то место, в котором заперта девочка.
- Хорошо! Я отправляюсь к Хенри, за перстнем – он специалист в этой области и должен знать, где его искать.
- Удачи, друг мой!
- Спасибо!
***
- Дитя, я думаю пора начинать инициацию. Я буду проводников и жрецом, помогу снять печати и открыть путь к необходимым знаниям и навыкам.
Я не отвечала, потому как пребывала в странной прострации. Вроде бы и слышу ее, но мыслей никаких. Голова пуста, и легка как облачко. Я бы назвала своё состояние - эйфория. Госпожа Игдрасиль посадила меня у ствола все того же дерева, под которым я отдыхала, голову окутали ветки, а перед лицом вырос огромный цветок который выпрыснул мне в лицо пыльцу. Голова стала тяжёлой и опрокинулась назад, но уперлась в ветви. Глаза были открыты, и я увидела, как госпожа Игдрасиль положила свои руки мне на виски, и знакомое прохладное чувство разлилось по телу. Я вновь погрузилась в сон, в котором видела обряды друидов, то, как оракулов отдавали в плен трона, как они предсказывали будущее и еще много всего. И где-то на периферии сознания я услышала голос: «Ничтожество!». 
***
- Алекс, не думал, что встречу тебя так скоро.
Хенри находился в своем кабинете, в институте. У него как раз было «окно» между занятиями, и он перебирал документы на своем загроможденном столе.
- Я по делу, мне нужно найти перстень святого Патрика.
- Но он сейчас в хранилище института, его готовят к отправке в исторический музей.
- Пожалуйста, у меня мало времени, мне нужен этот перстень.
- С Хельгой, что то произошло?
- Откуда...?!
- О, друг мой! За столько лет я научился тебя понимать лучше, чем ты сам себя. Ты всегда был осторожен, особенно с просьбами. И никогда себя не вел столь эмоционально. Тем более такие глаза у тебя я видел только один раз...
- Глаза?
- Да, мой друг, ты теряешь контроль.
Алекс, схватился за голову, прошел круг и уселся посреди кабинета.
- Я в отчаянии!
- Я вижу. Подожди здесь. - Хенри вышел. Его не было где-то минут тридцать, и все это время  Алекс сидел на полу и пытался собрать голову в кучку.
- Вот, держи. - Он протянул маленькую коричневую кожаную коробочку, и вложил ее в руку Алексу.
- Что это?
- То, что ты просил…
- Но... - он открыл ее, внутри был именно тот перстень, который ему нужен.
- Ты мне должен копию, желательно, в течение недели. Иначе мое руководство поднимет гвалт, и я вряд ли смогу оправдать эту пропажу.
- Я сделаю, обязательно! Спасибо! - Как маленький радостный мальчишка Алекс накинулся на своего уже не молодого друга. - Как мне тебя отблагодарить?
- Подробностями.
- Какими?
- О том, что произошло с девочкой, и как ты ее спасешь.
Алекс поперхнулся от неожиданности. Он знал, что его друг пишет книги, в основном исторические, согласно профильной деятельности. Но иногда и не гнушается написать, что-то более фантастичное, и почему-то сюжеты этих книг часто напоминают факты из жизни Алекса.
- Новая книга?
- О да! Романтика, приключения, интрига! – Глаза Хенри сверкали, когда он рассказывал о своих произведениях.
- Договорились! - Алекс похлопал Хенри по спине, и быстро выскочил в дверь. Ему нужно было нагнать Ангелину и остальных.
***
Я не знаю сколько времени провела под деревом, я уже не испытывала каких либо эмоций, мое тело было как послушная кукла, а сознание - податливая почва, на которой Игдрасиль сеяла те семена, которые считала нужными.
- Дитя, как твое самочувствие?
- Хорошо…
- Давай прогуляемся, поговорим, обсудим наше будущее. - Она взяла меня под руку и повела вдоль красочной аллеи.
- Да госпожа… 
Мы гуляли, говорила в основном Игдрасиль, а я поддакивала и следовала за ней. И все это время в моем сознании возникал образ красных глаз, которые прожигали меня насквозь.
Когда же госпожа уложила меня отдыхать, и сказала, что у нее есть работа, я осталась наедине с собственными кошмарами. Причем этот кошмар заполнял мое тело, постепенно, по миллиметру… 
***
Ангелина и Бернхард ждали Алекса в том месте, где его выбросил хранитель Ирмут. Трава была выжжена в виде пентаграммы.
- Ну что здесь? - Алекс вышел из машины, и направился прямиком к месту, где остался след от портала.
- Ждем твоих указаний.
- Где дети?
- Все участники и дети равномерно расположились вокруг леса. Но я не понимаю, зачем это? - Ангелина переживала не меньше Алекса.
- Ты должна была заметить, что барьер подпитывается скверной.
- Да, я вижу сеть из нитей вокруг леса.
- Чтобы я смог проникнуть внутрь и добраться до Оли, барьер нужно ослабить.
- Но дети не умеют питаться скверной из пространства, и вряд ли смогут зацепить хоть одну из нитей.
- Для этого я и вызвал опытных пожирателей, они будут направлять нити детям, подводить их прямиком к месту всасывания. Когда они захватят источник, то уже не отпустят. Сейчас главное ослабить барьер, чтобы я мог возобновить портал.
- Портал?
- Да, хранитель выпроводил меня за пределы барьера с помощью портала. Привязка так быстро не исчезает, и если я волью в него немного силы, то смогу вернуться.
- Но откуда ты возьмешь энергию для этого?
Алекс, встал в центре выжженной пентаграммы, достал нож и порезал свою ладонь. Струя темно алой, почти черной крови начала стекать и тяжелые капли падали на землю. Алекс, взревел как зверь, его лицо исказилось, глаза почернели. Он повернулся к названной сестре:
- Начинайте!
Она отшатнулась. И побежала к рубежу, махнув рукой Бернхарду, чтобы передал сигнал остальным. Она повернула ладони к барьеру, ненадолго прикрыла глаза, а когда открыла их - то они были такого же цвета, как и у Алекса. Она провела несколько пассов руками, шепча, что то, и тут нити скверны стремительно направились к детям, которые стояли по обе стороны от нее. Структура рисунка в барьере вокруг леса стремительно начала светлеть, а точнее начали появляться бреши. И тогда:
- Давай! - Рокочущий голос Ангелины звучал как приказ.
Алекс произнёс несколько слов, призывая свое тело не впитывать, а высвобождать силу, и приложил окровавленную ладонь к центру пентаграммы. Прошли длительные мгновения, прежде чем магический знак напитался, достаточно для телепортации. Он почувствовал уже знакомое ощущение падения, а потом твердую почву под ногами. Вокруг темно. Когда же глаза Алекса немного адаптировались к сумраку леса, он разглядел волка-хранителя, который сидел на том же месте, на котором был при их последнем разговоре.
- Смотрю, ты таки смог открыть портал.
- Я и не такое могу! - Его голос рычал, как у зверя.
- Я знаю, вижу...
- Проведи меня к трону.
- Я хочу тебе помочь, но не могу пойти против воли госпожи. Здесь я хранитель, и моя задача не пускать посторонних.
- Аррррр! – Алекс оскалился, демонстрируя раздражение.
- Не злись, я все же хочу спасти свою госпожу и девочку. А чтобы не идти против ее воли я должен умереть. И ты мне в этом поможешь. - Белый волк положил свою морду на лапы - Мою и ее жизнь поддерживает скверна, которая отравляет Игдрасиль. Если ты выпьешь ее, я смогу упокоится с миром. 
Алекс немного остепенился, когда услышал отповедь Ирмута.
- Неужели ты вот так ее покинешь?
- Наше время подошло к концу уже много лет назад. Все, что я сейчас могу ей дать - это шанс искупить свой грех и присоединиться ко мне. Исполни мою последнюю волю - спаси их обеих!
Алекс подошел, погладил старого уставшего волка по загривку, и ничего не ответив, медленно «высушил» ауру хранителя. Его тело целиком и полностью было окутано нитями скверны, и когда их не стало - оно рассыпалось в труху.
Никто и не что более не стояло у него на пути, он вышел в центр капища, подошел к тотему столбу и возложил на него правую руку, на которой была выжжена красная лилия. Он произносил про себя имя хранительницы, призывая ее в это священное место. Затем он начал произносить его шёпотом, и в последний раз прокричал его. И она появилась: вначале как дымка, а потом все четче. Но образ ее все же был размытым.
- Ферония? – Он недоверчиво осмотрел женщину, стоящую перед ним - Наконец то мы познакомились лично.
- Взаимно! Но у нас нет времени на расшаркивания, нужно спешить.
- Веди! 
- А перстень?
Алекс вытащил коробочку, в которой лежал тот самый перстень. Ферония развернулась, и проследовала к противоположной стороне капища. Она взмахнула рукой, и деревья разошлись в стороны. Она на мгновение остановилась, обернулась, чтобы проверить идет ли Алекс за ней, и продолжила двигаться дальше.
Длительные минуты они пробирались сквозь лес пока не вышли к древу с троном оракулов, в котором было заключено тело Оли. Ветви и корни оплели его полностью, видны лишь были: лицо, запястье левой руки и правая нога. Алекс бросился к ней, чтобы проверить, но дыхания практически не было, рука казалась ледяной. Ветви и корни прорастали вновь, в тех местах, где он их срывал. И все это время он ревел как раненный зверь.
- Так ты ее не освободишь.
- Помоги мне!
- Тебе нужно попасть в то место, где Игдрасиль держит ее душу.
- Как мне это сделать?
- Ты потерял много крови и силы, твое тело может не выдержать.
- Сила... Я могу испить скверны, которая отравляет Игдрасиль, и...
- Ты не должен!
- Почему?
- Это должна сделать она, иначе не сможет выбраться. Все-таки место, в котором она заперта, запитано скверной Игдрасиль, но в основе лежит ее сила, значит, и разрушать должна она.
- Но, если она это сделает, то может опять появится Лилит.
- Вторая сущность Оли?
- Да, и я не уверен, что вновь хочу с ней встретиться. Я не знаю, почему она появилась в тот раз, и кто она такая, и тем более как с ней бороться, если нужно будет вернуть Олю...
- Согласна, это сложно, но Олечка пока не умеет управлять своими силами, а вот Лилит, по-моему, она отчетливо понимает, что и как делать.
Алекс замолчал, оценивая все возможности, перспективы и риски с которыми им придется встретиться. И приоритетным все же стало высвобождение этой девчонки из лап маразматичного бревна, которому уже давно пора на растопку.
- Я испил скверну, которая держала хранителя-волка в материальном мире, этого должно хватить.
- Не уверенна. Но иного выхода все равно нет.
Ферония начертила на древе магический символ, прочитала заклинание и заставила Алекса приложить к ней руку, после чего он упал как подкошенный. Его сознание оказалось заперто в темноте, он не спеша покрутил головой пытаясь найти хоть что-то, но безуспешно. И вдруг услышал голос хранительницы:
- Ты на перепутье, чтобы попасть в мир, где заперта Оля, ты должен позвать ее, чтобы она тебя впустила. Представь себе ее образ, как можно четче и позови.
Он закрыл глаза, вспомнил, как она выглядит, ее голос и протянул руку вперед, назвал по имени.
***
- Оля... - нежный еле слышный шепот над моим ухом.
- Оля, ты слышишь меня? - Голос мужской, знакомый, приятный.
- Оля дай руку... - и я протягиваю руку вперед и чувствую, что кто-то ее сжимает нежно, но крепко.
- Впусти меня! - Я тяну его к себе, но что-то мешает. Еще немного усилий и мы падаем на почти мягкую траву.
- Я тоже рад тебя видеть, Заноза! Но, может, все же встанешь с меня?
Я подняла на него глаза, смотрела долго и пристально, и все не могла поймать нужное воспоминание за хвост. Голова ватная, все чувства притупились, а мысли плывут медленно и как-то отстраненно. 
- Заноза! Эй! – Он держит меня за плечи, ставит на ноги.
- Алекс?
И тут меня отшвырнуло от него в противоположную сторону, и я сильно приложилась головой об землю. Пока пыталась встать услышала голос госпожи:
- Мальчишка! Как ты сумел пробраться сюда?
- Не без посторонней помощи.
- Я чую в тебе запах Ирмута! Что ты с ним сделал?
- Отпустил ему грехи. И благословил на вечный покой.
- Ты убил его? – Голос Игдрасиль дрогнул. – Как ты мог?
- Он сам об этом попросил. – Алекс поднялся на ноги и направился ко мне.
- Не подходи к ней! – Игдрасиль кричала, и вместе с криком на нас обрушился сильный ветер.
Я стояла на коленях, прикрывая лицо руками. Алекс усиленно пробирался ко мне. Когда же расстояние сократилось до минимума, я протянула руку ему на встречу, а он мне.
- Кроме нее у меня ничего не осталось! – Неистово кричала госпожа, пытаясь перекричать ветер, которым хотела сбить Алекса с ног. 
Но он упертый, а потому сделав последний рывок, оказался рядом со мной и уже обнимал настолько сильно, насколько мог. 
- Ты как? – Его рука ощупывала мою голову, так как ею я приложилась прилично.
- Нормально, наверное… - я посмотрела ему в лицо, его глаза были черными и немного устрашающими, но то с каким выражением лица он сейчас смотрел на меня – обескураживало.
- Уйди! Исчезни! Ненавижу! – Кричала Игдрасиль, и в порывах ветра начали появляться разряды молний. Воздух стал тяжёлым и каким-то вязким.
- Оля, эта сумасшедшая баба хочет тебя запереть здесь, чтобы продлить свою жизнь. А я не хочу тебя ей отдавать! Поэтому, нам нужно отсюда выбираться!
- Но как?
- Это место создано из твоей силы, которую она запитывает своей скверной, поэтому выход можешь найти только ты.
- Но я не знаю как!
- Лилит знает…
При упоминании этого имени на его лице отразился и страх и боль. Я поняла, что он имел ввиду. Эта сущность, которая живет во мне - умело обращается с теми силами, которые скрыты в моем теле. По крайней мере, в пещере именно так и было. И Мёльнер, скорее всего, признал хозяйкой ее, а не меня. И чтобы выбраться из клетки, которую создала Игдрасиль, я должна уступить ей место. Я улыбнулась, положила ладонь на его небритую щеку.
- Ты боишься, что я не вернусь? – Спросила я глядя ему в глаза, которые снова стали нормальными.
 - Да…
- Алекс, прости меня за то, что я тебе сказала тогда в лесу. Я знаю, что ты беспокоился обо мне, знаю, что всегда разочаровываю своими словами и действиями, прости! – Слезинка скатилась по его щеке, а я вытерла ее. – Не бойся! Я сильная девочка и как-нибудь надеру задницу этой старой коряге, так что доверься мне.
- Но…
- А я доверяю тебе свою тушку, так что когда эта сучка выполнит свою миссию, загони ее обратно. Хорошо?
Он улыбнулся, чмокнул в лоб, и положительно кивнул. А Игдрасиль в это время уже мало чем напоминала себя прежнюю: подол ее платья как корни дерева расползался по земле, он был уже не розовым, а черным. И там где эти корни касались земли – она становилась серой и безжизненной. Волосы развивались на ветру, руки обросли черными жилами, по которым что-то двигалось, глаза стали белами, лицо исказилось на столько, что она перестала быть похожей на себя.
- Я уничтожу тебя! Убирайся!
Я дала Алексу знак оставаться здесь, а сама направилась прямиком к госпоже. Сейчас я отчетливо понимала, что все те, кого она похоронила в своих корнях, отравили ее сознание, посеяли семена страха перед смертью и одиночеством. И единственный способ спасти и ее и себя – очистить. Я подошла вплотную, встала перед ней, ладони положила ей на щеки. В этот момент она немного успокоилась, лицо приняло прежний вид, и из глаз покатилась слеза.
- Дитя, не покидай меня!
- Не беспокойтесь госпожа, вы останетесь во мне навечно!
Скверна тяжелыми струями устремилась ко мне. Точка поглощения у пожирателей находится в районе живота, так сказать под диафрагмой. Вначале в этой точке я почувствовала дикий холод, но он постепенно начал нагреваться и теплом расплываться по моему телу. Когда это чувство достигло головы, мое сознание меня покинуло, а точнее отправило на периферию, как стороннего наблюдателя. Лилит получила свободу.
Игдрасиль поначалу стояла спокойно, чернота из ее тела постепенно уходила. Но когда вместе со скверной из неё начала уходить жизнь на лице отпечаталась боль. Лилит впитывала скверну, пока богиня в ее руках не рассыпалась в труху с последним словом на устах «Прости меня!». Когда ветер стих, прах улегся, краски из этого места тоже начали исчезать. Алекс боялся пошевелиться, не зная чего ожидать от Олиного альтер-эго. В первый раз он взял ее нахрапом, сейчас этот трюк не пройдет. Ему нужно выбраться обратно вместе с ней и каким-то образом надеть перстень.
Лилит закинула правую руку себе за голову и коснулась указательным пальцем позвоночника, а  затем, взмахнув в сторону -материализовала Мельнер. Вокруг нее воздух был настолько напряженный, что хоть ножом режь. Алекс, вскочил на ноги, и решил все же поговорить с этой сущностью:
- Ну, здравствуй, Лилит!
Она немного повернула голову в его сторону, тело оставалось в том же величественном положении. Оценивающим взглядом прошлась по нему:
- Ну, здравствуй, «Странник»!
И тут Алекса прошиб холодный пот. Странником его назвал впервые хранитель «Колыбели мира» изначальных, когда тот к нему впервые пришел. Тогда Алекс не придал этому значение. Но потом его этим именем назвал глава секретной службы, которая занималась пара нормальными расследованиями, после чего он заинтересовался – откуда это имя. Когда же ему предоставили предсказания и легенды, многое изменилось в его жизни.
«Странником» называли существо, которое появлялось в различные времена, в разных цивилизациях, и всегда он был предвестником апокалипсиса, и судьей мира. Он тот, кто приведет  «Палача». И будет ли мир уничтожен – решать ему. Трижды «Странник» приходил в этот мир, и два раза этот мир был уничтожен. 
В предсказании Алекс прочитал о том, каким будет странник в четвертый раз, что придет он, когда время старых богов подойдет к концу, когда божественные семена дадут совместные плоды, и палачом подле него будет «Смерть».
- Да, милый, я знаю, кто ты! – Она повернулась к нему лицом – А знаешь кто я?
- «Палач»?
- Да…и Мельнер мое оружие, которым я буду вершить твой суд.  – Она опустила его лезвие к земле и в ней пошли трещины. – Но ты не беспокойся, время ещё не пришло.
Она резко замахнулась топором и рубанула воздух. Картинка прекрасного, но уже без цветного леса пошла множеством трещин и рассыпалась на тысячи кусочков. Алекса что-то потянуло за плечи, и он резко очнулся в своем теле. Он вскочил на ноги, и хотел проверить, пришла ли в сознание Оля, а точнее Лилит, чтобы одеть на нее перстень, но как оказалось, она уже была на ногах. Красные глаза пылали пламенем, Мельнер так же был в ее руке. Она величественно стояла и наблюдала, ждала его:
- «Странник»…
- Не называй меня так! – Прорычал Алекс, его глаза опять были черными. – В этом мире я Алекс.
- Алекс?! Да будет так!
- Верни мне Олю!
- Не бойся. Мой час ещё не настал, поэтому она побудет с тобой ещё какое-то время.
- Как это понимать?
- Ты же знаешь о пророчестве?
- Знаю.
- Когда встретятся «Странник» и «Палач», тогда настанет время страшного суда «Рагнарёк». В котором ты - судья, а я исполнитель приговора. Но чтобы вершить судьбу этого мира, мне нужна сила.
- Скверна, которую ты поглощаешь?
- Да! Когда ее будет достаточно, мы сможем изменить этот мир.
- Что тогда будет с ней?
- В ней отпадет надобность, и она исчезнет.
- Я не позволю этому случиться!
- Да, что ты так цепляешься за эту соплячку? Она же ничего не может. Только и знает, что доставлять всем неприятности!
- Заткнись! 
- Как же она тебе дорога?! Я немного завидую! Но это ненадолго – наслаждайся ею, пока я не поглотила ее полностью. – Лилит от души расхохоталась. – Давай свой перстень, не хочу пока тратить накопленную силу. 
Алекс оценивающе посмотрел на Лилит, которая, щелкнув пальцами, заставила Мельнер исчезнуть, и протянула руку вперед. Он подошел вплотную, взял ее правую руку и сам надел перстень на безымянный палец. Глаза ее поблекли и стали прежними, сознание покинуло это тело и рухнуло вниз. Алекс был к этому готов, подхватил на руки и понес прочь.
***
Как-то я часто стала  терять сознание, вам так не кажется? Причем ладно если я потом все вспоминаю, но в этот раз вспомнить что же было после того как я поговорила с Алексом – я не смогла. 
Очнулась я у себя в кроватке.  Видать много пропустила. Как добирались домой – так точно. И если в прошлый  раз меня встречала взволнованная Ксюшка, то в этот раз – никого. Мне стало даже как-то грустно. 
Я немного полежала, оценила своё состояние, и, решив, что хочу жутко кушать решила встать. Тело все ломило как после двух часовой тренировки у нашего физрука, ноги трусились, руки тоже. Я с трудом поднялась с кровати, с пятой попытки таки оделась, на прическу и макияж сил не хватило. А когда глянула на себя в зеркало – была в шоке: впалые щеки, темные круги под глазами, кошмар на голове – это вообще мелочи. Я, держась за стену, вышла в коридор. Тишина. По-видимому, в общаге никого. На вахте сидела мадам Роуз, дремала как обычно. В голове мелькнула картинка с кабинетом директрисы, и я так поняла, что Ферония меня туда приглашает, а точнее направляет.
Вы не представляете, какая у меня была отдышка, пока я пыталась дойти до этого далекого кабинета. На то, чтобы спуститься с лестницы в общаге я потратила минут тридцать, а там всего два пролета по восемь ступенек. Открыть парадную дверь учебного корпуса я так и не смогла, пришлось идти к задней, а это ещё минут двадцать лишних. А когда я оценила сколько еще ступенек мне нужно преодолеть, чтобы подняться к кабинету – думала умру молодой и красивой прямо здесь, от инфаркта. Но к моему приятному удивлению мне на встречу спускался мой драгоценный садист-куратор. 
- Ты что здесь делаешь?
- Гуляю, разве не видишь? – Я хрипела и пыхтела как паровоз, но делала вид, что сил у меня еще полно.
- Дура, что ли? – Алекс подхватил меня на руки и понес не на верх, и даже не обратно в общагу, а на кухоньку в подвале. – Ты неделю была без сознания! Причем на одних только капельницах глюкозы.
- Сколько? – Я чуть не поперхнулась.
- Мы с Ангелиной уже и не знали, что делать, и с чем это связано. Ты напилась скверны от Игдрасиль на столько, что твоего заряда хватило бы на всю нашу школу лет на десять вперед, поэтому за жизненные функции тела мы не особо беспокоились, но вот то, что ты не приходила в себя – это нас разволновало.
- А что вообще произошло? Я мало что помню. – Он аккуратно уложил меня на диванчик, а сам начал колдовать над едой.
- Когда тебя увел Ирмут, я, как и обещал – ждал твоего возвращения, но на рассвете волк вновь вышел ко мне и сказал, что Игдрасиль, возвращать тебя не намеренна, и выгнал меня. Вернуться я не мог – это иссохшее бревно возвело барьер вокруг леса. Пришлось ехать в школу за подмогой, заодно я вызвал всех, кто был на расстоянии одного дня. Ферония подсказала, где найти для тебя новый оберег, и что сделать, чтобы тебя спасти.
- Стоп! Ферония? Но как ты с ней…? – Я в недоумении хлопала ресничками.
- Через Фафнира.
- Это кто еще такой?
- Можно сказать - замок, а точнее его сердце. Его я слышу, а он может общаться с хранительницей. Короче он у нас посредником работает. И это вообще другая история. 
Перед моей слюнявой моськой стояла тарелка с овсяной кашкой, жиденькой и сладенькой. И стакан воды. Я, конечно, могла по возмущаться, почему так мало или  почему такой ассортимент скудный, но мой рот захлебывался слюной от одного только запаха. Поэтому – приятного мне аппетита!
- Ребята помогли мне пробиться сквозь барьер, Ферония помогла попасть в тот мир, где Игдрасиль тебя держала, ну а там пришлось прибегнуть к вызову Лилит.
- А дальше? Что случилось, когда появилась Лилит?
- Она разрушила клетку и добровольно одела перстень.
- Какой перстень? – Я осмотрела свои руки и обнаружила на безымянном пальце левой руки колечко, бронзовое, массивное, с зеленым камнем. – А почему на этот палец?
Алекс молчал как партизан. И как это понимать?
- Покушала? Теперь я отнесу тебя обратно в общагу и уложу спать!
- Спасибо за заботу, но я выспалась! Неделю дрыхнуть – мне этого на месяц должно хватить.
- Посмотри на себя, ты же с трудом на ногах держишься.
- Так потому и выгляжу я как дистрофик, что меньше в кровати валятся нужно, а больше двигаться.
- Тебе рано перенапрягаться. – Он стоял надо мной, уперев руки в боки.
- И что ты меня до скончания веков на руках носить будешь?
- Буду, если потребуется.
- Честно? – Я разомлела.
- Да! – Буркнул он, схватил на руки и понес наверх.
А я скрутилась калачиком и ухом прижалась к сердцу, слушая, как бешено оно стучит у него. Вместо того, чтобы вынести меня на улицу, он продолжил подниматься на верх, на второй этаж, потом по коридору к его спальне. И тут я притихла окончательно. Аккуратно дверь отворилась и мы вошли. Меня умостили на кроватище, по другому не скажешь. В его комнате я была впервые. Она явно не в пример больше наших. Он отдернул тяжелые шторы и впустил солнечный свет в комнату. Открыл окно, чтобы легкий ветерок освежил обширное пространство. 
Поначалу я следила за тем, что он делал, а потом решила все же осмотреть интерьер: кровать огромная деревянная с балдахином – ожидаемо, но впечатляет. На потолке фрески с различными романтическими мотивами, ангелочками на облачках и полуобнаженными фигурами. Картины на стенах с изображенными пейзажами. Стены каменные, но нижняя часть отделана деревянными панелями. Окна огромные, ну в принципе, как и во всем замке. Помимо кровати был диван у подножья, столик для чаепития и два стула, два платяных шкафа и массивная люстра посреди комнаты.
- Нравится комната?
- Ага!
Алекс хихикнул, и уселся за столик.
- Значит, поживешь здесь, пока не возобновишь силы.
- Чего? – Мое лицо вытянулось, глаза из орбит вылезли, челюсть отвисла.
- Сейчас в школе почти никого нет, а бегать ухаживать за тобой в общаге я замучаюсь. Поэтому ты спишь на кровати, я на диване и все замечательно.
- Но… - я было хотела по возмущаться…
- Ладно, схожу, принесу тебе сменную одежду, а ты пока поспи. Через часика два выведу тебя на прогулку.
- Погоди! – И руку ему вслед тяну…
Дверь захлопнулась, он ушел. Я одна в его комнате, и подушка пахнет его шампунем. По-видимому, я фетишистка. Делать все равно нечего – зарылась под одеяло, носом втянула запах посильнее, глаза закрыла и спать.
А потом я обломалась по полной! Алекса я видела пару раз в день: покормит - убежит; выведет на улицу – убежит; заведет в комнату – сбегает; перед сном даже спокойной ночи не пожелает; спать уходит куда-то. И где та романтика, на которую я рассчитывала? Нет, вы не подумайте, что я действительно рассчитывала на то, что он мне ужины при свечах будет организовывать, ну или свидания на природе с пикниками, нет. Я хотела внимания с его стороны. Вот вы сейчас, наверное, подумали – так он же за тобой ухаживал, как и обещал? Ну да, и что? Короче я в печали. Неделю он меня вот так холил и лелеял на расстоянии вытянутой руки, пока не подошли к концу каникулы и время практики, и начали съезжаться ученики обратно в стены нашей Альма матер. И что вы думаете – меня депортировали, под предлогом «ты уже выглядишь на много лучше – а потому хватит моську греть на чужой кровати!». Вот так вот пролетели эти замечательные летние каникулы – я в шоке!
 



Кайри Стоун

Отредактировано: 10.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: