Практическая антимагия

Размер шрифта: - +

63

Угу, если колдун попросил… Несмотря на усилия, не вся магия попала в птичье тельце. Бело-голубые частицы заклинания «Три мгновения до сна» кружились в воздухе. Их было недостаточно, чтобы усыпить смотрителя, но от них он вполне мог начать зевать. А ему в этой сокровищнице еще предстояло искать книгу.

«Пора возвращаться!» — приказал я им, и увидел, как в мою сторону изо всех шкафов разом понеслись стайки частиц древней магии.

Меня как будто с ног до головы осыпали разноцветной пылью. Ухх! — некоторые древние частицы колко, словно комары, впивались в кончики пальцев, другие обжигали, третьи, напротив, холодили ладони. Даже Груму Зверю не снилось такое могущество. Жаль, пользы от них никакой. Уму непостижимо, какой силы заклинания получились бы из этих частиц, будь их в достаточном количестве.

— Можешь выходить, — оповестил я смотрителя.

Гидар с опаской выглянул из-за шкафа, после чего робко покинул укрытие (совершенно бесполезное против такого заклинания) и, осматриваясь по сторонам, приблизился ко мне. Поглядел на спящего, стиснутого ладонью голубя.

— Что с ним делать будем?

Гидар пожал плечами:

— Может… Клариссе отдать?

— Супа из голубей я еще не пробовал.

— Да при чем тут суп! — возмутился Гидар. — Она с детства всякое зверье любит. Кого только не подбирала и в дом с улицы не тащила — и грязных, и больных, когда мы в Асготе жили. Уж как только я отучить ее ни пытался! Тщетно. В мать пошла, мир ее душе. Та тоже слезами заливалась, увидев всякую зверюшку несчастную.

— Ну и замечательно. — Я положил дремавшего голубя на стол возле окна. — Тогда ты и передашь. Только не тяни, к вечеру может проснуться… А теперь о деле.

— О деле? — удивился он.

Действительно, какие дела могут быть у антимага и смотрителя замка?..

— Не хочу тебя огорчать, но я пришел не для того, чтобы восхититься твоей библиотекой. Хотя она и впрямь великолепна. Особенно трактаты о магии, — признался я, и на лице смотрителя расцвела улыбка. Видел бы он другую сторону своих книг со всеми сверкающими отпечатками. — Я пришел к тебе как к сведущему человеку. Мне нужно узнать об одной твари. Ты что-нибудь слышал о Бабуте?

Смотритель задумался, пожевывая нижнюю губу.

— Знакомое имя. Но убей — не помню, где я его слышал. Хотя подожди-ка… Возможно... — Он сорвался с места, будто вспомнил, что в печи подгорает хлеб, и, пролетев мимо меня, скрылся за шкафом.

Я остался наедине со спящим голубем. Эх, неизвестны мне нужные слова, чтобы заглянуть в его сознание, в его память. С большим удовольствием поглядел бы на мага, который послал нашу крылатую тварь.

Пока Гидар, глухо постукивая башмаками, плутал по библиотечному лабиринту в поисках книги или свитка, способных освежить его память, я решил избавить несчастного голубя от магии сознания.

Одна мысль, и густые розовые струйки, покинув птичье тело, щекотно обвили пальцы и начали впитываться в кожу, чтобы там, в глубине тела, рассыпаться на миллионы магических частиц.

Минут десять спустя появился Гидар. Он сиял от радости и сжимал в руках увесистый том; темный бархатный переплет поиздержался, страницы по краям чернели от пыли.

«О существах редких и вымышленных. Книга, написанная Онтуром Блистательным», — прочел я.



Степан Кайманов

Отредактировано: 03.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться