Практическая антимагия

Размер шрифта: - +

72

— Получается, если его смешать с кровью, а потом выпить ее, то она останется в тебе на всю жизнь? — с удивлением заключил агент. — Любопытно.

— Маркус прав. Часть чужой крови, конечно, выйдет из тела. Но другая — останется в нем навсегда. Впитается в плоть и смешается с твоей собственной кровью.

— И что это дает? — задумчиво спросил он.

— Разбирайся ты в колдовстве, уже понял бы, к чему я веду. Лучшие охранительные и усилительные зелья основаны на крови. На крови драконов, эльфов, троллей, могущественных колдунов и демон его знает еще каких существ. Вот она — обратная сторона волшебства. То, что стоит за колдовскими фокусами, которые приводят людей в восторг. Маги готовят и пьют тошнотворные зелья. Покупают и продают кровь. Не гнушаются и убийством, чтобы заполучить недостающий компонент. — Я покосился на гроб. — Взять хотя бы эльфийскую кровь. Тот, кто выпьет ее, обезопасит себя от заклинаний вроде бегущих огней. Ну а раны на его теле станут заживать быстрее, чем прежде. Нет, он не обретет абсолютную неуязвимость против этих заклинаний, иначе многие колдуны давно стали бы подобны небожителям. Магические огни будут по-прежнему жечь тело, но не так жестоко, как раньше.

— Это напоминает обряды наших предков, — вмешался Буверт. — Когда они пили кровь поверженных врагов и ели их сердца, полагая, что так забирают чужую силу.

— Что ж, предки были недалеки от истины.

Маркус откупорил другую бутыль и, понюхав пробку, поморщился.

— Интересно, от какого колдовства защищает кровь тролля?

— Как ни странно, от магии подчинения, — сразу ответил я. — Кто-нибудь из вас видел прирученного тролля?

Эрик и Буверт покачали головами. Маркус пожал плечами.

— И я тоже. Колдуны могут легко подчинить себе птиц и зверей, те, что посильнее — даже людей. Но ни одному волшебнику пока еще не удалось подчинить тролля. Видимо, в крови этих тварей содержится нечто, делающее их невосприимчивыми к чужой воле.

Я взял последнюю бутыль и, подойдя к котлу, поглядел на агента. Он понял меня без слов. Взял оба сосуда и, посматривая под ноги, направился ко мне. Ученики решили наблюдать за готовкой издали.

Ох, завоняет сейчас. Кипятить тролльскую кровь — все равно что варить дохлую крысу (никогда не пробовал, но предполагаю, что душок от крысиного бульона еще тот). Да, магия не только грязное дело, но еще и крайне вонючее.

Я открыл бутыль и понюхал горлышко: отличить эльфийскую кровь от человеческой можно только по запаху. Убедившись, что в сосуде находится кровь бессмертных, вылил содержимое в кипящий котел.

Пшшш! — зашипела она, и в воздухе незамедлительно повис густой запах свежих цветов. Эрик с Бувертом принюхались. Маркус протянул мне бутыль с кровью тролля.

— Доверяю эту честь тебе, — съехидничал я и отступил от котла подальше.

Агент, морщась, вылил вонючую кровь и покосился на меня.

— Ну раз ты начал, — прогнусавил я, зажимая нос пальцами, — то и продолжай. У тебя прекрасно получается.

Маркус занес бутыль с ядом над котлом, немного отстранился от него и осторожно вылил слезы Джая, стараясь не дышать. Агент наверняка знал, что от паров яда не гибнут, но рисковать понапрасну не хотел. Ну точно как Фихт Странный.

Вонь начала потихоньку таять.

— Ты что-то там говорил о помощи, — напомнил я Маркусу. Он уже было хотел оставить это кровавое и дурно пахнущее в прямом смысле слова дело. — Зелье, между прочим, нужно постоянно помешивать. Буверт, дай ему ложку.



Степан Кайманов

Отредактировано: 03.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться