Практическая антимагия

Размер шрифта: - +

103

Он опять улыбнулся, видимо, представив, двух полуголых идиотов, которые прижались друг к дружке и начали биться ошейниками. Действительно смешно. Только сейчас не до смеха. Когда еще представится такая возможность? Неизвестно. Агенты точно не позволят двум рабам остаться наедине. Чудо, что они еще не пронюхали о моем пробуждении.

— Готов? — Я решил, что от слов пора переходить к делу, и оттянул ошейник. — Наклони голову.

Он исполнил просьбу. Без промедления. Похихикивая. Склонив голову к плечу. В свою очередь я откинул свою.

— Ну долго мне так сидеть?

— Сейчас, — успокоил его я и попытался воплотить безумную затею в жизнь.

Не вышло. Нет, ошейники коснулись друг друга, но удара не было. А нужен был удар. Ошейники как будто не хотели соприкасаться. Возводили невидимую преграду между собой.

— Попробуй еще раз, — посоветовал Хассет.

— Такое ощущение, что они сопротивляются, — поделился я впечатлением и вновь попытался ударить. — Вот, опять. Они мешают нам.

Хассет поднял голову и потер шею.

— Ничего удивительного. Поющий меч никогда не ударит собрата. Лучше сойдет с ума, чем причинит ему боль. Думаю, дело в этом, — он немного помолчал. — Но идея была неплоха. Во всяком случае, теперь мы оба знаем, что так их не снять.

— Может, попробуем снова?

Хассет поморщился и покачал головой. Вздохнул.

— Не получится, — обреченно произнес он и со злостью прошипел: — Будь ты проклят, Арцис.

— Это точно, — поддержал его я. — Кстати, как ты к нему попал? Представителей вашего ремесла нелегко поймать. Особенно взращенных орденом немых.

— Сбежал с посвящения, — задумчиво протянул он, устремляясь все дальше и дальше в свое прошлое. — Мне уже и татуировку сделали.

— Тебя предали?

— Я предал. Свою семью, своих родителей, приютивших когда-то бездомного и голодного мальчишку,— он провел ладонью по ошейнику. — Легкое наказание. Они всего лишь отдали меня на королевскую волю. Пощадили. Могло быть гораздо хуже.

— Ну и почему ты сбежал?

— Не хотел остаться без языка.

— А я думал, их отрезают… раньше.

— Глупости. Какой учитель в здравом уме отрежет малолетнему ученику язык? Это ничего не даст, кроме сложностей. Представь, как потом такого учить?

— А остальное — правда? Говорят, чтобы сохранить секреты мастерства, вас не учат ни писать, ни читать.

— Правда. Секреты ты не найдешь ни в одной книге. Они надежно спрятаны в головах старейшин. Только там. Только у тех, кому дозволено иметь языки.

— Знаешь, я бы не задумываясь отрезал себе язык, чтобы вернуть близких. Вернуть убитую жену и похищенную дочь. Это не так страшно.

— Только если ты не поэт, — с грустью изрек он и поник головой.

Я не смог сдержать ухмылки. Такого даже в сказках не бывает.

— Хочешь, — глаза его вдруг загорелись, — я тебе почитаю? Самые лучшие, что сложил.

— Нет уж, спасибо. Как-то настроение не располагает. Лучше скажи, зачем король прислал тебя сюда?

Он тяжко вздохнул и вновь понурился.

— Сам понимаешь, мне не объяснял. Но во время поездки я кое-что слышал. Например, что нам придется охранять особенных магов. Так говорил Кай-Нул.



Степан Кайманов

Отредактировано: 03.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться