Правда не горит

Размер шрифта: - +

Глава 34

МАТТЕО

 

Я провел еще несколько дней в созерцании потолка своей гостиной. На нем ничего не происходило, лишь пару раз в открытое окно залетали мухи и садились на поверхность потолка, нарушая его белоснежное совершенство. Но ничто не нарушало моего не менее совершенного одиночества и абсолютной ненужности. Они проникали в каждую клеточку моего организма, затопляли все мое сознание, не оставляя шансов спастись…

Поступок  Флавио и Кьяры поразил меня до глубины души. Особенно Флавио стал для меня героем, которому мне хотелось поклониться… Если бы кто-нибудь вот так же смог полюбить меня в детстве и позаботиться обо мне, я бы боготворил этого человека до конца своих дней! Это, наверное, самое важное, что можно дать ребенку, после еды и крыши над головой, разумеется. А Флавио… Он смог дать любовь ребенку своего врага. Это было непостижимо! В моих глазах он был Личностью с большой буквы.

Но еще больше меня поразил поступок Клио. После всего этого она просто сказала им в глаза, что ненавидит их! Тех, кто 18 лет растил ее и любил! Она растоптала и выбросила в помойку такую любовь! У меня это не укладывалось в голове. Хотя в глубине моей души расползалось странное ощущение, что Клио переосмыслит ситуацию. Она повела себя, как всегда: порывисто и эмоционально, сказала первое, что взбрело в голову. Но возможно, рано или поздно, она раскается… Я хотел верить в это, потому что Флавио с Кьярой не заслуживали такого завершения их родительской любви…

Зато мне лично надеяться было не на что. Если она не способна любить своих родителей, Флавио и Кьяру, то меня она не способна любить тем более. К тому же, раз она так легко и просто забыла меня, сбежав с любовником в Париж (пусть даже он оказался ее отцом, но сбегала она с ним, как с любовником), я был явно не нужен ей… Никому…

Эти вечно разбивающиеся надежды на рассвет меня окончательно доконали… Баста… Пора заканчивать с этой вечной ночью.

 

Алекс поймал меня у моей Альфа Ромео, когда я запихивал в багажник дорожную сумку.

– Маттео, чао! Куда ты подевался?! Я три дня не могу до тебя дозвониться!

Я внимательно посмотрел на Алекса. Он был единственным, кто искренне любил меня, как лучшего друга, как родного брата. Скорее всего, я вижу его в последний раз.

– Прости, Але… Я… У меня были некоторые проблемы…

– Что случилось?! – встревожился он.

– Ничего страшного. Теперь все решилось.

– Но ты куда-то уезжаешь, Маттео? Куда?

– На Искью[1], – ответил я, как можно более беззаботно.

– На Искью?! Что ты там потерял?

– Хочу поотмокать в термальных источниках, – усмехнулся я.

– О, Маттео! Наконец-то к тебе возвращается вкус к жизни, – похлопал он меня по плечу.

Я испытующе посмотрел на него сквозь солнцезащитные очки. Знал бы он, как ошибается! Я как раз наоборот все ближе подходил к финишу.

– Ты говорил с Клио? – спросил вдруг Алекс.

– Нет, – мотнул я головой.

– Но почему, Маттео? Ведь у вас была такая любовь! Я уверен, что она тоже любит тебя, а те ее слова – это лишь вспышка ревности! Ты ведь взрослый человек, должен понимать это! Почему ты не хочешь с ней объясниться еще раз теперь, когда страсти улеглись? Эмоции ведь остыли, и можно поговорить спокойно.

– Я был у нее дома, Але, несколько дней назад.

– И что?

– Она уехала. Навсегда, – спокойно сказал я, будто смирился с этой мыслью. Но в реальности ни о каком смирении речи быть не могло.

– Что?! – Алекс так посмотрел на меня, словно я рассказывал ему о встрече с пришельцами. – Куда? Они в отпуск уехали с родителями? – вопросы так и сыпались из него, но видя мое молчание, он напрягся: – Что это значит, Маттео?

– Алекс, оставим это. Мне нужно ехать.

– Что с Клио?

– Она уехала в Париж с другим мужчиной, Алекс. Закроем тему, – нервно ответил я.

Он ошарашенно смотрел на меня несколько мгновений.

– Когда… когда ты вернешься? – спросил он, явно думая о моей предыдущей реплике.

– Не знаю, – буркнул я, отворачиваясь. Я знал, что не вернусь. Но я, разумеется, не собирался устраивать проводы моему уходу с этой планеты. Я просто пошлю ему потом прощальное письмо.

– То есть как не знаешь? У тебя там бессрочная бронь в отеле что ли?

Я вздохнул. Я никак не думал, что Алекс устроит мне такое дознание.

– Маттео, ты что задумал?! – крепко сжал он мое запястье, словно стальными тисками.

Я упрямо стиснул челюсти. Мне нужно вырваться. Сейчас. Так надо.

– На Искье я хочу встретиться со своим отцом, Але.

 

Это решение зрело во мне несколько долгих и мрачных дней одиночества. Я был разрушен до основания, завален обломками любви и надежды, разбитыми о мою ненужность, и чувствовал себя еще более одиноким, чем когда-либо ранее, после того, как узнал, что Клио так быстро забыла меня. Ведь попрощавшись с ней тогда, во время ссоры, я поддался эмоциям, но когда волна моей боли, порожденная ее жестокими словами, улеглась, я подумал, что для нее слова Летиции тоже прозвучали, как удар кирпичом по голове. Учитывая ее ураганную порывистость, Клио ведь сразу ей поверила, а значит, подобная ложная истина была для нее тоже страшно болезненной. Так думал я и поэтому решил еще раз объясниться с ней, полагая, что она любит меня и страдает из-за нашего разрыва. Как любил ее я и страдал без нее. Увы, я ошибся.

Теперь, когда жизнь моя опять стала ненужной, словно непарный носок, последнее, что мне хотелось сделать, – это посмотреть в глаза моему отцу. Не знаю, что это было за сумасшедшее желание. Может, я хотел понять, что именно с самого детства во мне было не так, почему никто не способен был любить меня по-настоящему. Ведь он был первым, кто оставил меня, кто отказался от меня. А может, это была последняя отчаянная попытка найти человека, который все-таки сможет подарить мне ощущение…



Кэтти Спини

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться