Правила поведения под столом

Размер шрифта: - +

Часть 4, 9

Регенерация закончилась, и я решительно выбралась из укрытия. Меня заметили сразу же. Одновременно в мою сторону полетели два магических снаряда, один метательный нож и защитный панцирь, отправленный Зидой. Но защита летела медленнее, и мне пришлось самой отразить атаку. Магию я просто впитала, растянув свой энергетический запас за пределы тела, нож поймала и отправила в обратный полет, завершившийся в груди метнувшего его хозяина, а в следующее мгновение меня окутало ласковым теплом щита. И я пошла по гостиной вместе с Зидой, верша черную жатву смерти. Мы знали, что за каждую отобранную таким путем жизнь нас ждет расплата, но сейчас выбирать не приходилось. Выпусти мы свою полную силу, и замок не устоит. А здесь обитала пара сотен невинных людей, так пусть лучше смерть каждого врага отпечатается язвой на ауре, чем смерти невинных лягут многотонным грузом на плечи. Аура постепенно восстановится, а вот вина не уйдет никогда.

Через несколько минут сражение было закончено, пол гостиной устилало два десятка трупов. Да, они монстры, но и их жизни отображены на полотне мироздания, а мы только что исказили идеальный в своем совершенстве рисунок сущего. И чтобы на месте каждой стертой нами жизни не осталась зияющая дыра, и картина не распалась на части, за каждый потушенный огонек мы отдали часть своего огня, отрывая от своей ауры пусть и небольшие, но такие ценные кусочки.

— Как ты? — Энрод озабоченно осматривал мою голову.

Я отняла его руку от своих волос и, прижавшись щекой к ладони, улыбаясь, проговорила:

— Теперь со мной так просто не справиться, так что даже не мечтай отделаться от меня в ближайшие лет этак пятьсот!

— И не собирался, — успокоил меня лорд и тут же стал собранным и продолжил: — Идем, посмотрим, как дела у остальных.

Все оказались целы и невредимы, а вот враг был уничтожен полностью. Ни один перерожденный не ушел живым от гнева Ведающих. А вот Ал, Тэр и Тори вернулись только тогда, когда все уже было закончено, пожары потушены, а мужчины выносили тупы на огромный костер за замком.

— Так и знала, что пропущу самое интересное! — возмущалась Торинье, расхаживая по столовой. — Вот чувствовала, что опять все отличатся, а я клушей останусь.

— Прекрати! — прикрикнула на нее Зида, — Тебе повезло избежать этой грязи. Не переживай, еще будет шанс хлебнуть сполна.

И Тори мгновенно успокоилась, села на стул рядом с целительницей, которая сегодня убила больше, чем вылечила за всю свою жизнь.

— Прости, не подумала, как для тебя все это тяжело, — Тори положила руку на плечо подруги и слегка сжала, стремясь поддержать.

Но Зида передернула плечами и встала.

— Я так не могу, не хочу победы такой ценой. Ведь они тоже чьи-то дети, братья, отцы. Это неправильно, мерзко. Спасая одних, лишать жизни других.

— А нам больше и не придется никого убивать. Мы просто закроем разлом и запрем всю эту мерзость на их же территории. В нашем мире им не место, — в дверях стоял уставший, испачканный в крови и саже Эрингор.

На его плечо легла рука, и лорд отошел, пропуская в столовую остальных мужчин.

— Ну, рассказывайте, — проговорил Оззи, усаживаясь и перетягивая Тори к себе на колени.

— Ты грязный, — возмутилась девушка.

— И что, ты меня за это разлюбишь? Терпи, жена, — заявил рыжий и расплылся в довольной улыбке.

— Я тебе еще не жена, — прошипела Тори.

— А не важно. Ты кольцо надела, значит, по законам моего рода уже принадлежишь мне.

— Вот, девочки, — сокрушенно вздохнула Торинье, — не принимайте никаких подарков, пока с родовыми причудами не познакомитесь.

— Что вам удалось узнать? — прервал болтовню Крафт.

 

Мы собрались, посерьезнели и рассказали все, что видели. Когда я рассказывала про сестру, руки дрожали, но голос был твердым и уверенным. Ведь я ее спасу, обязана спасти.

Итогом нашей разведки стало следующее. Во-первых, перерожденные готовятся к захвату основательно, но у них пока связаны руки. Они не могут стимулировать Киру к прохождению заключительной ступени ведения, так как это повредит ее ребенку, будущему правителю. А без ведающего ускорить процесс расширения невозможно.

Во-вторых, они не знают о том, что мы уже сделались Ведающими. Во всяком случае, не знали. Теперь, когда посланный уничтожить нас отряд не вернется, они догадаются.

И в-третьих, мы должны поторопиться и разобраться с перерожденными до того, как они все поймут.

— У нас два дня на подготовку. Через двое суток мы сделаем то, ради чего все здесь собрались, — подвел итог Энрод. И таким тоном сказал, что ни у кого не возникло сомнений в том, что нам это удастся.

И вот что могли значить слова о подготовке, если ее как таковой не было? А нас волновал один немаловажный вопрос — когда нам будет передан ключ самоматерии? Возможно, лорды не знали, но мы — Ведающие, мы ведали, что даже такой сильный, фактически первородный артефакт, не имеет никакой силы, если его не настроить на ауры будущих манипуляторов. На наши ауры — ибо нам суждено на несколько бесконечных мгновений слиться в единый энергетический и ментальный организм и активировать артефакт общими усилиями. В теории мы все знали, как это сделать, и даже ведали, какие это нам подарит возможности и ощущения. Но практика — вещь незаменимая, и нам необходимо было попрактиковаться.

Артефакт определенно находился в замке, мы это чувствовали. Даже несмотря на то, что он был разделен на три части, нас тянуло объединиться с ним, слиться в единый, совершенный разум, и одной только силой мысли остановить разрушение, восстановить равновесие и вернуть все на круги своя.

Я не удержалась и заговорила об этом с Энродом. И он искренне удивился — ни Крафт, ни его друзья действительно не знали об адаптационном периоде артефакта.



Екатерина Богданова

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться