Правила поведения под столом

Размер шрифта: - +

Часть 4, 11

— М-да, страшное дело, — задумчиво проговорил Оззи, — Ребенка ждет, вроде, Мира, а с нервами проблемы у папашки.

— Лорд Ровэн, а вы можете как-то повлиять на выбор артэфактом источника энергии? — задумчиво глядя в окно на удаляющуюся от замка сгорбленную фигуру Тэра, спросил Энрод.

А мне вдруг так жутко стало от этого вопроса. Уж не собирается ли он предложить камню свою кандидатуру?

Дьярэк нахмурился, что-то обдумывая, потом встряхнулся и, пробормотав: «Возможно, так и должно быть. Мне нужно подумать», — тоже ушел.

— И как их теперь собирать? — вздохнул Альри. — В общем, так, на сборы два часа. Если к восьми все не явятся в столовую, перекину оттуда, где будете находиться. И нечего потом возмущаться, я предупредил.

— Мы вообще-то и сами можем дойти, — надулась Тори.

— Ну-ну, — усмехнулся Ал, — Вот только вещички перенести проблематично будет. Насколько я знаю, вы пока еще только собственный перенос в пространстве освоили. Я же уже и со временем работать начал.

— А я могу договориться со всеми птицами на этом континенте, и они будут гадить исключительно тебе на голову, чтобы не зазнавался! — вспылила Торинье.

Ал фыркнул и высокомерно задрал нос, но было видно, что он едва сдерживает улыбку. Стало немного легче, и мы все дружно посмеялись. Но смех был натянутым и даже слегка наигранным. Мы косились на камни, и во взглядах сквозил страх. И каждый из нас боялся не того, что камень выберет именно его, нас страшила неопределенность. Понимание того, что для кого-то из нас эта ночь будет последней. И сознание того, что завтра умрет кто-то из твоих друзей, а вполне возможно, и ты, не способствовало позитивному мышлению. Стараясь не смотреть друг на друга, мы разбрелись по комнатам, готовиться к переезду. Если наша операция по восстановлению материи этого мира и спасению моей сестры удастся, то победу мы будем праздновать в новом доме Энрода, в нашем с ним доме, как он сказал. А если возвращаться в особняк окажется некому, то и плакать никто не станет.

Энрод старался все время быть рядом, поддержать, подбодрить, показать, что я могу всегда рассчитывать на его помощь. Но я будто одеревенела. Мне не хотелось говорить или слушать уверения в том, что все будет хорошо. Потому что никто не знал, как будет. И лучше было об этом просто не думать, но не убеждать себя в том, что может на деле оказаться невыполнимым.

И в таком настроении находилась не только я. Все мы — Ведающие — находились в рассеянном состоянии. Мы будто отключили эмоции и ждали часа икс, чтобы включиться и начать действовать.

К моменту сбора в столовой вернулись Тэр и Мира. Герцогиня была подавлена, но заверила нас, что все пройдет хорошо. Это немного успокоило. А ее слова о том, что мы все обязательно останемся живы, очень порадовали. Когда она это говорила, в ее глазах плескалось знание. Это не были банальные слова ободрения. Мира медленно, но уверенно вступала в ведение, и ее способность предвидеть стала более сильной.

Все уже собрались и ждали только Оззи. Но даже Ал не возмущался, понимая, что лорду необходимо попрощаться с единственным родственником, престарелым племянником, с которым он, может быть, больше никогда и не увидится.

 

Перенос произошел мгновенно и практически неощутимо. Мы просто вдруг оказались посреди просторного, блистающего новизной холла.

— Ну-с, с приездом! Пойдем быстрее, выберем себе самую шикарную комнату, — заявил Озрэн, хватая Тори за руку и утягивая к лестнице.

Торинье выдернула пальцы из ладони жениха и объявила то, что я намеревалась сказать Крафту наедине:

— Сегодня, дорогой мой, я буду ночевать в оружейном зале вместе с остальными Ведающими и артефактами. А тебе, так уж и быть, разрешаю подежурить под дверью.

— Твоя доброта не знает границ! — театрально воскликнул рыжий. И уже без улыбки, с явной тревогой в голосе, продолжил: — Что вы задумали?

— Да ничего мы не задумали, просто нам нужно настроиться, объединить свои силы с энергетическими полями артефактов и побыть вместе перед предстоящим событием, — отчитался Ал за всех.

Энрод посмотрел на меня, а я только пожала плечами. Мол, все и так уже объяснили, что тут еще говорить.

Когда отправлялись на ночевку, произошло немного странное событие. Мира, как и все мы, отправилась в подвал, но была остановлена Дьяреком.

— Тебе с нами ходить не стоит, — заявил хранитель. — Отдохни лучше, выспись. Завтра сложный день, и если ты хочешь участвовать в операции, ты должна быть бодрой. Иначе еще и тебя спасать придется.

Герцогиня сначала недоуменно уставилась на Дьяра, а потом прикрыла глаза и замерла на минуту. Когда девушка вновь посмотрела на хранителя, в глазах ее стояли слезы.

— Зачем? — тихо спросила она.

— Потому что так будет правильно, — коротко ответил молодой лорд и подтолкнул Миру к выходу. — Иди.

— Что здесь происходит? Почему ты не пускаешь ее? — возмутился Тэр.

— Так надо, — грубо ответил хранитель и, вытолкав Миру из подвала, запер за ней дверь.

Больше никто ничего не спрашивал, но все и так поняли, что Дьярэк нашел способ избавить Миру от гибели. Вот только теперь в воздухе повис вопрос — кто займет ее место?

 

Мы сложили камни вместе, чтобы они соприкасались, а сами расселись вокруг них прямо на пол и, взявшись за руки, выпустили свое ведение, позволяя энергии и знанию свободно перетекать по кругу. Вскоре камни начали вибрировать и тускло светиться. А для нас потеряли значение время и пространство. Это была ночь единения душ и разумов, мы слились в один ментальный организм, всеведающий и непобедимый. Не было больше сомнений и нерешительности, мы могли выполнить поставленную задачу, и не только ее. Теперь мы могли сделать гораздо больше для этого мира. Главное, верить в себя, верить в нас.



Екатерина Богданова

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться