Предан(н)ая. Часть 2.

Размер шрифта: - +

Глава 2.

-Юлька, - шептал Сережа, - я так тебя люблю.

А она была бесконечно и безусловно счастлива. Пухленькая светленькая медсестричка со старинной химической завивкой,удивительно, что ее еще кто-то делает, принесла два сладко спящих кулечка, и они тихо сопели носиками рядом, в детской кроватке.

Сережа и дети... Вот это ее счастье. И даже боль во всем теле и особенно в зашитой промежности, такая ерунда. Главное, все хорошо и они вместе. Но вот больше, пожалуй, никаких детей. Хватит. Тем более...

- Сережа, ты пил таблетки? - Юлька ласково провела по волосам любимого мужа. Он столько времени просидел здесь, сначала ждал, когда она родит, а потом когда проснется. И совсем забыл о себе, - Позвони Паше, пусть Светка найдет их, она знает где они лежат, и отправит к нам.

- Они уже здесь, - виновато ответил Сережа, - все уже здесь. Только сидят тихо и ждут, когда ты их позовешь.

- Но тебе нужно выпить таблетки, - Юлька забеспокоилась, она очень боялась, что Сережина эпилепсия, о которой они почти забыли, вернется. Ведь таблетки он пил по часам, и врач настоятельно рекомендовал не пропускать положенное время, - скажи Паше, пусть съездит. Или тебя свозит.

- Юль, - Сережа рассмеялся, - теперь у тебя есть о ком заботиться, а я уже большой мальчик. И сам знаю, что мне нужно делать. Я поеду домой чуть позже. И, обещаю, что не забуду про таблетки.

- Хорошо, - Юлька улыбнулась, - их надо покормить... поможешь? А потом пусть все заходят.

- Конечно, - Сережа склонился над кроваткой, - а кого первого?

Через полчаса накормленные и чистенькие малыши дружно спали, а к Юльке в палату зашли Алексей Михайлович и Анна Павловна. Они давно говорили, что Юлька угодила им обоим, забеременев разнополой двойне, и сейчас кинулись каждый к своему малышу.

- Вылитый Сергеев, - гудел Алексей Михайлович, - наследник.

- Какая красивая девочка, - вторила ему Анна Павловна, - вся в маму.

А Сережа с Юлькой смотрели друг на друга и улыбались. Они были счастливы. Вместе. Вдвоем.

- Юленька, - Анна Павловна, расцеловала невестку, - а вы с Сережей имена-то выбрали? Или все еще спорите?

- Да, тут даже думать не нужно. - как обычно влез Алексей Михайлович, - Сергеем будет. У Сергеевых всегда первенцы Сергеями были. Традиция.

- Пап, - простонал Сережа, - Сергеев Сергей Сергеевич — это чересчур. Мы решили назвать сына Алексеем. В твою честь. А дочку Мариной, в честь Юлиной мамы.

Алексей Михайлович открыл было рот, чтобы сказать свое веское слово против, но когда понял, как собираются назвать его внука, замолчал. Постоял, словно не замечая, как перемигиваются и хихикают все присутствующие, и, наконец, вынес вердикт:

- Алексей... хорошее имя... пусть будет. Алексей Сергеевич, наследник...

- А Марина Сергеевна, - добавила Анна Павловна, продолжая давний спор, - старше. Значит это она наследница.

- Глупости, - тут же завелся новоиспеченный дед...

- Мам, пап, хватит уже, - вмешался Сережа, - сколько можно спорить. У вас внуки роились, а вы, вместо того, чтобы нас поздравить опять спорите.

Кода Алексей Михайлович осторожно, стараясь не причинить боль, обнимал Юльку, она услышала его тихий шепот:

- Спасибо, Юленька. Угодила. Я в долгу не останусь, отблагодарю.

- Нет, - Юлька задержала в объятиях, пытавшегося разогнуться свекра, и ответила,- не надо, Алексей Михайлович. У меня есть Сережа и дети, для счастья мне достаточно. Я не хочу вмешивать в нашу семью товарно-денежные отношения. Ничего не нужно.

- Хорошо, - ответил он через паузу, - все, дочка, отпусти... ну, же...

А Юлька смотрела на него и вдруг поняла, вот только что он принял ее в семью по настоящему. Значит до этого сомневался, ждал подвоха. Надо было давно сказать ему эти слова. Ведь, правда, с Сережей она готова жить в горе и радости, богатстве и бедности, здравии и болезни, как и клялась на свадьбе. Хотя, положа руку на сердце, в тот момент не была в этом уверена.

- Ты что улыбаешься? - спросил Сережа, он присел на кровать и Юлька прижалась к нему.

- Да, так, - улыбнулась она, - я только что поняла, что абсолютно счастлива. И еще я устала, - добавила она, - как ты думаешь, остальные не обидятся, если я попрошу их прийти завтра? Я еще с родителями хотела поговорить...

- Не обидятся, - Сережа поцеловал ее в лоб, - отдыхай. Я буду рядом.

- Нет. Сережа, тебе тоже нужно отдохнуть. Езжай домой. Я в порядке, и присмотр здесь хороший.

- Но...

- Сережа, пожалуйста. Я с ума сойду от беспокойства, если ты не уедешь. Ты обещал выпить таблетки.

Когда Сережа выпроводил посетителей и уехал сам со Светкой и Пашкой, а Юлька позвонила счастливым родителям, выслушала поздравления и сказала, что прекрасно себя чувствует, пухленькая медсестра с помощницей с трудом занесли в комнату огромную корзину с розовыми и голубыми розами.

- Какая красота, - умилилась Юлька, - а от кого? Там есть карточка?

- Есть, - медсестричка достала карточку и прочитала, - Самой прекрасной маме на свете. С любовью, Сережа.

Засыпала Юлька с улыбкой. И когда он все успел? Ведь никуда от нее не отходил. Какой все же Сережа молодец.

А Сережа в это время сидел в одиночестве и напивался. Он прикончил уже две бутылки виски, но алкоголь, кажется, не действовал вовсе.

- Может уже хватит пить? Мне надоели твои вечные пьянки, - осточертевшая Алиска зудела рядом. И зачем он тогда на свадьбе предложил ей руку. Впрочем, Сережа знал ответ на этот вопрос. Какая разница кто будет с ним рядом, если это не Юлька...

Он невесело усмехнулся, за этот год он достиг таких высот, о которых даже не мечтал. Сейчас он формально третье лицо компании, а по факту второе. Серега постоянно мотается по больницам. Но он все отдал бы за возможность вернуться туда, в тот самый день, когда случайно столкнулся в дверях отдела кадров с хорошенькой девчонкой. Как она смотрела на него тогда... восхищение, восторг и даже благоговение читалось в ее взгляде. А ведь ему никогда не нравились брюнетки. Но эту... эту он полюбил мгновенно. Только, как дурак, думал, что просто хочет. До тех самых пор, пока Марья Ивановна, та самая кадровичка, ставшая невольной участницей их встречи, не позвонила и не сказала, что Юлька днюет и ночует у постели покалеченного Сереги. А ведь он даже не воспринимал его как соперника.



Натали Катс

Отредактировано: 18.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться