Придворный портной из Арилидилла

Размер шрифта: - +

55. Сердце мира

На следующее утро путники снова вышли из дома в недоумении, пробуждённые шумом и голосами горожан. Ян спросонья угрюмо озирался по сторонам и смотрел на людей, которые бродили по вокруг, громко разговаривая и ругаясь друг с другом. Вокруг стояла удивительная картина. Вся плитка на мощёной улице была снесена и валялась грудами по обочинам, образуя борозду. Вокруг лежали куски черепицы и солома, будто ночью по Лирдону прошёл ураган.

- Что тут? - бросил Ян прохожему.

- Да вон ночью во дворце что-то рвануло! Волной все крыши посдувало! - хрипло крикнул ему какой-то помятого вида мужик, будто глухому.

Юноша молча отвернулся и уставился на лазурный дворец вдалеке. Прохожий тем временем плюнул и пошёл себе дальше, смотря на разметанную плитку и недовольно что-то бормоча.

Путники не раздумывая двинулись ко дворцу. По мере их приближения к нему людей почему-то становилось всё меньше, будто их всех сдуло ночным "взрывом". Мёртвая, траурная тишина царила вокруг. По площади летала пыль и шумели пустые палатки, раздуваемые порывами ветра. Редкие солдаты сидели возле них, опустив головы и смотря стеклянными глазами в землю. Путники двигались к ступенькам, замедляя шаг и смотря на тёмные угнетённые лица воинов. Ян отвернулся от них, устремив впавшие как у мертвеца глаза вперёд. Он страшно сутулился и волочился, будто тень среди пустых палаток, ведя за собой гиганта. Волосы свисали с его головы, скрывая впавшие иссохшие за ночь щёки и побелевшую кожу. Никто не останавливал их, и странники свободно прошли через лагерь.

Когда они поднялись по лестнице, вошли в арку и ступили на алый ковёр, их встретила лишь гробовая тишина и беззвучные сдавленные всхлипы. Виктория стояла на коленях возле колонны, бессильно опираясь на неё и смотря на трон опустошёнными глазами, боясь даже дышать, чтобы не прогнать видение. Её лицо было забинтовано, чёрные обгоревшие волосы коротко обрезаны, а по ткани на щеках бежали серые капли слёз.

- Король… - прошептала она, прикоснувшись рукой к дрожащим потрескавшимся губам и закусив пальцы.
 

На золотом троне, обитом красным бархатом, сидела нечеловечески огромная фигура, очертания которой покрывала рябь, и воздух вокруг которой колыхался, как над пожарищем. Прозрачный голубоватый призрак согнулся, поставив руку на колено и уперев кулак в подбородок, смотря пустыми глазами в пол. На его седой голове плотно сидела золотая корона, увенчанная сапфиром.
 

Увидев его, Ян растерял все свои мысли в мгновение ока. Юноша потерял контроль над собой, и вязкая смола будто поглотила его. Движения начали смазываться, а мир вокруг стал болезненно ярким и покрытым мутной дымкой, как во сне. Не помня себя, путник робкими шагами пошёл к трону, как завороженный смотря на призрак короля.

Ян шёл по длинному залу, но он всё не кончался, и трон отдалялся от путника, словно в кошмаре. Юноша неосознанно плёлся вперёд на ватных ногах, начиная слышать вокруг себя шепчущие голоса.

- Что он собирается делать? - послышался тревожный женский голос.

- Увидишь, - ответил ему мужской.

- Он что, воскресит его? - донёсся до путника третий.

- Но как же?

- Он проклят.

- Проклят… - повторяли голоса, опутывая странника пеленой.

Но Ян всё ещё бессознательно шёл дальше, не останавливаясь.

- Проклят… - повторил он губами беззвучно.

Движения странника сковал холод, с каждой секундой проникавший в тронный зал. Вверх по колоннам пополз иней. Морозный дух начал дуть в спину, свет свечей на люстре стал едким и жёлтым, а ковёр потускнел и захрустел под ногами, покрывшись льдом. Наконец, путник с трудом дошёл до трона, остановившись в метре от духа, неизменно сидевшего с потупленным взором. Но вдруг юношу окликнул угрожающий голос:

- Не смей.

Ян в оцепенении повернул голову с круглыми дикими глазами и увидел огромную фигуру портного, стоявшего в арке. Юноша отвернулся и запустил дрожащую руку в карман, вытащив футляр. Из его рта шёл пар, губы синели, а разум покидал голову. Мысли путались, он будто жил в ту секунду не по своей воле, будто кто-то забрался в его тело. Путник чувствовал, как чья-то длань овладела им. И вправду, когда Ян открыл футляр он заметил, что его бледную худую кисть держит какая-то рука, спрятанная наполовину в рукав из жёсткой чёрной ткани, похожей на пальто. Юноша достал иглу, увидев в серебристом дымящемся металле своё искажённое отражение. Он вытянул её вперёд, поднося к призраку.

- Не смей, - услышал он за спиной леденящий голос портного.

Сразу за этим послышались тяжёлые шаги, приближающиеся к страннику. С каждым шагом он чувствовал, как быстрее начинает биться его сердце. Ян стал вести иглу стремительнее, его рука всё больше тряслась, а на лбу выступал ледяной пот. Шаги ускорялись. Он уже чувствовал, что они почти настигли его, как вдруг сердце пропустило удар. Кто-то схватил Яна за другую руку. Юноша попытался вырваться, но хватка была железной.

- Слышишь, что тебе говорят? - услышал он прямо за спиной змеиный женский голос. - Не смей.

Шаги за спиной Яна уже превратились в бег. Юноше показалось, что он уже почувствовал зловонное дыхание, и сухие руки коснулись его шеи, как вдруг он чудом сумел сбросить оковы ужаса, рванув вперёд и коснувшись седой головы призрака кончиком иглы. Белый свет ударил ему в глаза, и странник потерял сознание.
 

Ему показалось, что в забвении он был довольно долго. Ян буквально чувствовал, как течёт время, мучаясь и испытывая глухую боль внутри себя. Он неописуемо обрадовался, когда, наконец, увидел вместо черноты перед глазами слабый свет. Однако, по своей давней привычке, путник не стал сразу вставать. Он сначала прислушался. Конечности онемели, и Ян разминал их, сжимая и разжимая кулаки. Перед собой он слышал голоса: какие-то всхлипы, бессмысленный шёпот и хриплые старческие стоны. Голоса летали по залу, порождая слабое эхо.



Лесницкий К.

Отредактировано: 16.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться