Приглашение Волчьего Пана

Размер шрифта: - +

Приглашение Волчьего Пана

Приглашение Волчьего Пана

 

- Неужели вы боитесь, отец Франциск? – Дородный шляхтич в волчьем кожушке перегнулся через стол, отчего дедовская сабля звонко стукнулись об столешницу. – Неужели святой отец, благочестивый и образованный иезуит, наставник Полоцкого коллегиума страшится селянских суеверий? Кому ж, как не вам, просвещать темный люд!

Отец Франциск улыбнулся одними губами, сложил на груди руки, машинально прикрыв крест. Шляхтич, назвавшийся Завальней, ему исключительно не нравился. «Вот привязался! И надо было влезть в этот пустой спор!» - подумал иезуит, а сам хранил внешне благодушный вид.

- Кто ищет свет знаний, сам идет к нам, - спокойно ответил отец Франциск.

- Ах, вот как вы заговорили! – отчего-то взъярился Завальня, привстал, оперся на стол широкими ладонями – каждый палец, что ствол гаковницы, черный от въевшейся грязи. И длинные, острые, на удивление ухоженные ногти, каковых трудно ожидать от обедневшего шляхтича на огороде. – А кто, как не вы, только что убеждал меня в необходимости всенародного просвещения для искоренения суеверий? Кто говорил, что леших и волколаков нет?

«Ну что тебе надо!» - чуть ли не с мольбой подумал иезуит. – «Пьешь-пьешь – все деньги мои уже пропил и не пьянеет, да еще про чернокнижников толкует! А ногти как когти звериные!»

Отца Франциска передернуло. Завороженный странными руками Завальни, он заметил, как они неуловимо изменились: ногти удлинились, пожелтели, стали похожи на когти, а из-под засаленных рукавов кафтана поперли волосы, черные и жесткие как свиная щетина. Шляхтич перехватил взгляд святого отца и спрятал ладони за спину. Отцу Франциску нестерпимо захотелось перекреститься. «Темно, дымно, третья чарка явно лишняя – вот и привиделось. Надо заканчивать с этим настырным паном!»

Завальня успокоился так же быстро, как и завелся. Опрокинул уже неизвестно какую по счету чарку и насмешливо смерил иезуита снисходительным взглядом.

- Я могу понять вас, отче. Какой-то полупьяный шляхтич пьет за ваш счет, рассказывает про упырей, лесунов и Ужиного князя, про нечто, выходящее за пределы восприятия, нечто, пришедшее из глубины веков, наследие паганских времен. Странно, или страшно? Вот именно! Вам еще не страшно, отец Франциск? Правильно, рано бояться! А вот когда вы встретите живого вурдалака… Вот тогда да, тогда стоит бояться!

-Черт с вами, пан Завальня! – не удержался и все-таки крикнул отец Франциск. На звук его голоса мигом обернулось несколько голов сидящих неподалеку посетителей корчмы. Иезуиту пришлось понизить голос: - Я готов, еду только потому, чтобы развеять ваши суеверия.

- Богохульничаете, отче! – в глазах шляхтича играли озорные чертята. – Но я рад! Будет мне компания на шабаше! Знаете, как у нас бывает: без неофита не являться, а то засмеют: Волчий пан-де без святого отца, а ведь обещался, зад клятвенно целовал!

Пан Завальня улыбнулся, словно дикий зверь оскалился. И в правду, белые волчьи клыки и желтые глаза, злые и умные. Отец Франциск остолбенел, да так и не смог пошевелиться. Руки-ноги стали чужими, повисли плетьми. «Опоил, как есть опоил!» - с ужасом подумал иезуит. – «И что со мной будет – даже не перекреститься!»

- Корчмарь, ходь сюды! – тем временем взревел странный шляхтич.

- Чего изволите, милостивый пан? – словно из-под земли вырос худой как щепка жид в старом лапсердаке и масляной улыбкой на лице.

- Скажи, буря на улице вовсю разгулялась? – На стол упал талер. Упал и тут же скрылся в рукаве лапсердака.

- Вовсю, милостивый пан, ох и метет! Собаки на улицу носу не кажут!

- Значит, нам пора! – весело воскликнул Завальня, застегивая на ходу кожушок. Франциск так и не заметил того, как, только что сидевший за столом шляхтич, вдруг в мгновение ока оказался у выхода. – Отче, нам пора!

- Уже иду! – проскрипел не своим голосом святой отец и поднялся. Деревянным шагом вышел вслед за шляхтичем. Тело не слушалось его, передвигало ногами как заводная игрушка, и словно принадлежало кому-то чужому. Теперь отцу Франциску стало страшно на самом деле. Живо вспомнились бесконечные диспуты с отцом Казимиром, извечным противником и апологетом существования нечисти. Как тот говорил, «сила Диавола и его прислужников такова, что они могут любым человеком, будь то темный крестьянин или ученый иезуит, вертят как хотят, но только после того, как те дадут формальное согласие на греховное дело…»

- Что вы плететесь, отче? Быстрее, еще быстрее!

Отец Франциск подхватил полу сутаны и вприпрыжку бросился наружу, в метель, под колючий злой ветер. Глаза и уши мгновенно запорошило мелким снегом, тело, прикрытое лишь тонкой сутаной, пробрала густая дрожь.

- Вот вы где, отче! А я думал, что не дождусь! – прокричал сквозь вой метели шляхтич. Он уже успел вывернуть кожух черным мехом наружу. Святой отец подумал, что и самому не мешало захватить камизельку, забытую на стуле.

- Да ладно вам, отче! – Завальня читал мысли иезуита как раскрытую книгу. – Скоро будем вам тепло и сладко!



Денис Лукашевич

#29672 в Фэнтези

В тексте есть: оборотни, историческое

Отредактировано: 07.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться