Приключения Колобка

Размер шрифта: - +

2

Лариса

Сегодня ночью маме было плохо, она кричала, извивалась и обезболивающие не помогали. Я ненавижу такие ночи. С одной стороны, на следующий день после приступа она без сил и не шпыняет меня, но через день, она достаёт всех с утроенной силой, и меня, и сиделку. А у меня, как назло, начался отчёт и лишняя нервотрёпка не с руки. Когда я нервничаю могу допустить ошибку. Нет, я люблю свою мать, какая бы она не была, мне её очень жаль, но за время её болезни эти приступы стали, как ни прискорбно, привычными и сейчас я могла думать не только о жалости, но и о последствиях.

Девчонки на работе, весь мой отпуск кажется пинали балду, я им не начальник, но почему-то всё спрашивают с меня, глав. бух отстранилась от трудовой жизни коллектива и жевала мозг исключительно мне, а значит, когда придёт время результат спросят с меня. Получалось, что, не смотря на самочувствие матери, приходилось рано уходить на работу и поздно с неё возвращаться, и это аукнется мне, но что поделать, кушать хочется, а место работы сейчас я менять не готова.

Но беда пришла откуда не ждали:

- Лариса Алексеевна, - понуро завела сиделка, когда я вечером ели переставляя ноги от усталости пришла домой. Смогла только вопросительно поднять бровь, ворочать языком сил не было, - мне завтра во второй половине дня надо быть у врача, у меня сломался зуб и очень болит, -я молча покивала, прикидывая сколько с утра надо будет работы на дом взять.

Поспав от силы три часа, потому, что мама просила то попить, то лекарства, то почитать, то ей было холодно, то жарко, я раненым сайгаком рванула на работу. Дел было невпроворот, до обеда закруглить текучку, сделать проводки и самое главное отпросится у главбушки. Хотя многие были в курсе моей сложной ситуации с матерью просто так меня никогда не отпускали, я должна была «поваляться в ногах» и пообещать «золотые горы», взяв на себя повышенные обязательства по облегчению жизни начальницы. Что ж, это мероприятие было не внове, поэтому я, сцепив зубы выдержала «прелюдию».

Когда я, навьюченная словно верблюд, выходила из офиса мне позвонил Сергей, я это знала даже, не доставая телефона, только он мог выбрать самое неудачное время, ну и только на него у меня стояла эта мелодия. Прислонив тяжеленые сумки с документацией к колонне, я выудила аппарат из безразмерной торбы, которую некоторые кокетливо называли «дамской сумочкой»:

- привет, - услышала я родной, бархатистый голос.

- здравствуй.

- какие у тебя планы на сегодняшний день милая? - только у него получалось спрашивать банальные вещи так, что у меня подкашивались ноги и я готова была растекаться лужицей по полу.

- я сегодня сижу с мамой, - осипшим голосом ответила я.

- малыш, ты меня расстраиваешь, я освободил его для тебя, придумай что-нибудь, - как это было в его духе, свалиться как снег на голову и жестко требовать изменить планы. Но что самое противное, я уже пыталась придумать как это сделать.

- я постараюсь что-то сообразить, но в этот раз вряд ли смогу, у меня сиделка отпросилась…

- Лара, ты же знаешь с каким трудом я выкраиваю минутки для нас, сегодня получилось аж пол дня, а у тебя какие-то отговорки, - «бархат» прорезали нотки негодования.

- может ты приедешь ко мне… - робко начала я.

- Что за глупость ты несёшь? И сидеть смотреть, как ты бегаешь к своей матери? Поверь, у мня есть более увлекательные занятия. В общем как хочешь, - резко выплюнул он, - я даю тебе пол часа, чтобы принять решение и сообщить его мне, - он говорил это так, будто я позволяла себе хоть раз оставлять его томится в неведении.

Сергей не стал дожидаться ответной реплики и положил трубку. А я стояла, прислонившись спиной к стене и тяжело дышала, открывая рот, как выброшенная на берег рыба. Что же делать? Как выкрутится?

Обычно у Серёжи появлялся час или два, и да, в середине рабочего дня, чаще всего ближе к обеду, так что отпросится труда не составляло, бывало конечно и вечерами, и даже в выходные, но так редко, что я могла эти случаи посчитать по пальцам руки. Я судорожно соображала, кого же можно попросить помочь, по всему выходило, что кроме Аньки мне звонить было не кому, а зная, что она думает о наших отношениях, может и не стоило, но вдруг… Она пару раз сидела с моей матерью, отпуская меня на такие редкие и такие ценные рандеву.

- что случилось? – пропуская приветствие поинтересовалась подруга, оно и понятно, я в принципе была не любитель дневных звонков, так ещё и накануне вечером мы созванивались.

- Анют, мне нужна помощь, у меня сиделка отпросилась, а тут Серёжа позвонил… - начала я покаянным голосом.

- Нет, - отрезала молодая женщина.

- Совсем никак да? – грустно спросила я.

- Знаешь, что Лариска? – взорвалась Аня, - во-первых, и в главных, ты знаешь, как я отношусь к вашим шурам-мурам и к твоему Серёженьке, - имя любимого она произнесла издевательски пискляво, - во-вторых, хорош гусь, с бухты-барахты звонит и ты как подорванная должна всё бросать, в-третьих, как ты себе это представляешь? Я несусь к начальству, высунув язык, и прошу отпустить меня, когда на работе запара, ты же знаешь у меня сейчас факт. Как далеко он меня пошлёт? Во-во, мне даже карта местности потом из тех далей выбраться не поможет. В-четвёртых, я б может и проделала такой финт ушами, но ради чего-то серьёзного, а огребать кучу проблем, терпеть вынос мозга от твоей матери, из-за того, что у этого кобеля взыграло ретивое? Да ну нафиг! Так что, как бы я тебя не любила, но нет. Когда ты уже снимешь эту кабалу? Ларис, сколько тебе можно говорить, заканчивай ты эти отношения, пока ты с ним ты не сможешь начать ничего нового.



Света Сорока

Отредактировано: 12.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться