Принцип Домино

Размер шрифта: - +

В погоне за белым кроликом

Комиссар Морган стоял на промозглом ветру на крыше здания полицейского департамента Нордэма в ожидании. Он стоял здесь уже больше часа в полном одиночестве, наблюдая за ночным городом под звуки скрежета тросов, что удерживали выходы раскачиваемых ветром вентиляционных труб на крышу здания, и шуршание старых газетных страниц, принесенных сюда с улицы ветром. Морган пришел сюда не только ради неназначенной встречи, но и поразмышлять в тишине подальше от криков задержанных, находившихся в участке, и бесконечного трепа коллег.

Появление Кельта отодвинуло все остальные текущие дела на десятый план, но никаких зацепок для продолжения поисков пропавшего убийцы у полиции не было. Все источники информации, как официальные, так и не совсем, включили режим радиомолчания, словно затаились в преддверии надвигающегося шторма, что нес в себе ветер с залива. Все это больше напоминало затишье перед разрушительной бурей, очередную передышку перед следующим раундом жителей Нордэма против преступности. Сейчас Моргану была необходима помощь, как никогда. Любая помощь. Иначе суровый закон, на страже которого вся несовершенная система правосудия со слепой и беспристрастной Фемидой во главе, даровал бы головорезам, что засадил с неимоверным трудом, свободу.

В очередной раз Моргану пришлось делать выбор. Ему пришлось выбирать между тем, чтобы осудить одного человека или раскрыть правду, что развязала бы руки адвокатам, всех, кого они посадили. В очередной раз на чашу весов слепой и беспристрастной стерве попали один невиновный против сотен преступников. Сложный был выбор. И выбор был сделан. Рэйчел, конечно, перегнула палку, но смерть детектива при исполнении означала проведение внутреннего расследования и могла стоить карьеры не только той девочке, но и Салли, Уэсту и Батлеру, как начальнику убойного отдела. Это не говоря уже об остановке всех текущих дел, с уликами от которых Салли и девочка не только работали, а просто дышали и находились в одном помещении. Адвокаты бы разорвали прокуратуру в клочья, а на расследованиях можно было бы поставить крест. И вот он выбор: один против всех. Работа подружки Формана против всех текущих дел, карьеры двух детективов и доктора Салли. Несложный был выбор.

Комиссар Уотсон и прокуратура в лице Рид договорились не проводить внутреннее расследование, а Уэста перевели в отдел к Моргану, чтобы он за ним приглядывал. Следует отметить, что о переводе дотошного и хитрого идеалиста в лице детектива Уэста Морган еще ни разу не пожалел.

Вспомнив тот случай с Форманом пятилетней давности в отеле Посейдон, Морган снова вернул свои мысли к посланию от якобы Кельта. Комиссара беспокоила недавняя встреча с Монстром. Форман изменился. Его методы изменились. В том, как он начал вести дела, не было прежней ярости и импульсивности, что тот проявлял раньше. В них все чаще прослеживался холодный расчёт, что Форману был не свойственен. Будто дела вел совершенно другой человек, а Монстр был всего лишь его инструментом. Полуночники поглощали мелкие банды подобно тому, как транснациональные корпорации поглощали более мелкие компании, присоединяя к себе их территории. И все это происходило почти без кровопролитных разборок за редким исключением. Группировки добровольно шли на сделку с Монстром, признавая его главарем. Все происходило только по договоренности в процессе переговоров. Нельзя сказать, что Моргана не радовал тот факт, что банды не убивают друг друга на улицах средь бела дня, и в городском морге все ещё достаточно мест, но последние тенденции, прослеживавшиеся в Северном Нордэме, весьма настораживали, а особенно настораживала невидимая рука, что направляла Монстра и всех примкнувших к нему.

Морган еще помнил те времена, когда кланы Романо и Руссо устанавливали в Нордэме свою власть, и, надо сказать, что это были тяжелые времена для города и полиции, времена, вписанные кровью сотен убитых в борьбе за власть в историю города. Но то, что сейчас происходило в Северном Нордэме, совершенно отличалось от той кровавой бойни, что творили семьи Романо и Руссо, делая себе имя. «Затишье перед бурей», — подумал он, глубоко вдыхая пыльный городской воздух. Странно было и то, что Монстр не претендовал на территорию вне старого города, хотя мог бы, судя по всему, выход за пределы северных районов вполне был по силам для Полуночников.

 «Полуночники… Что за глупое детское название?» — саркастично ухмыльнулся Морган. Все объединения происходили исключительно внутри старого города, минуя более перспективные районы города. Северный Нордэм уже давно был черной дырой, так почему же Форман до сих пор останавливает свой выбор только на нем? Вопрос, на который Моргану только предстояло найти ответ, а дело Томпсона только добавляло ему других вопросов.

Томпсон и змееныш были убиты из одного оружия. Это казалось более чем странным, особенно если учесть ту бойню, что случилось на старой ТЭЦ в заброшенной части промзоны. Закрытую дверь выхода из здания цеха еще можно было оправдать неудавшейся засадой, но открытый газовый вентиль… Это было что-то из области фантастики. Додуматься до такого мог разве что человек с незаурядным умом, а найти во время плотной перестрелки бойлерную с вентилем от газовых резервуаров в старой котельной вообще попахивало чем-то из области спиритизма и эзотерики. И, в итоге, после взрыва трети заброшенной промышленной зоны от внезапно воспламенившихся старых цистерн с мазутом, Форман остаётся жив. Явно не совсем здоров, но, черт возьми, жив! Комиссар не знал, как это описать, кроме как божественным проведением. Видимо, то, что привратником у него в логове работает преподобный Кросс, напрямую сказывается на практически полной неуязвимости Монстра. Другого объяснения Морган найти не мог.

 «Возможно, мне тоже следует чаще ходить в церковь, а не идти на сделку с Монстром? » — усмехнулся он своим мыслям. Неизвестный из банды Змей был убит всего за несколько дней до сходки в котельной. Убей его Монстр, или его люди, и, всех кто связан с бандой Формана, Хейз накормил бы свинцом уже на следующее утро за самовольную казнь его человека, но он этого не сделал… «Или не смог сделать?» — Морган в очередной раз убеждался в невидимой связи между делами Томпсона и дележкой территории между бандами в Северном Нордэме.



Vollmond

Отредактировано: 18.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться