Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава третья. За что вы так со мной, Фаворски?

Лия

Я перелистнула очередную страничку «Истории Вильеры». Пометки карандашом на полях отлично помогали понять тонкости истории, иногда там были записаны интересные факты, не отражённые в самой книге. Я не знала, чья эта добрая рука, но почему-то была уверена, что писали специально для меня.

Ровные мелкие буквы, выведенные твёрдым почерком. Островатые, но какие-то плавные в переходах между буквами. Мне нравился этот почерк и его обладатель, с лёгкой иронией комментирующий на полях события дней минувших.

Обучаясь на тень, я изучала и чтение по почерку. Считается, что то, как пишет человек, может многое рассказать о нём и его характере. Мой неизвестный помощник был уравновешен судя по вертикальным буквам, достаточно эмоционален и столь же рационален. Он довольно эгоистичен, но достаточно разумен, чтобы пойти на уступки.

Почему-то я сразу подумала про Марса. В отличие от своего близнеца, он находился в идеальном равновесии, чётко следуя одному ему известным целям, а вот Лейс, наоборот, был эмоционален и порывист, мстителен и эгоистичен. Живой, не поддающийся контролю, а порой и логике огонь. Демоны, какие же они разные и похожие одновременно!

Мысли тут же перенеслись в мои первые дни пребывания в Вильерской Академии Тайных Талантов, которые я не могла назвать иначе как «Выжить Корнелию из академии и из ума. Второе предпочтительнее. С любовью, Фаворски».

 

Первое занятие с десяткой боевых магов не разочаровало меня только по той просто причине, что я была готова к тому, что они не смогут поразить меня. Я с каменным выражением лица наблюдала за тем, как потенциально сильные маги перебрасываются почти детскими заклинаниями и называют их самыми сильными и сложными в своём арсенале.

В горле стояли слёзы обиды от несправедливости. Да, мне банально было жалко этих взрослых парней, молодых мужчин, закованных в рамки условностей и жёстких антимагических законов их родины. Но я нашла в себе силы поблагодарить их за занятие и телепортироваться к себе.

Я всё-таки не сдержалась и заплакала от жалости. Особенно от жалости к Фаворски. Такой потенциал! Даже не выше среднего, это маги высшей категории, возможно, даже сильнее меня в моём настоящем облике. Мир и конкретно Империя потеряет очень многое, если я оставлю их здесь. Да меня Император казнит за такое расточительство. Нет, я сама себя не прощу и буду мысленно казнить, если не утащу их в Ахаэлию.

Правда, уже через несколько дней я мечтала не утащить два неожиданных сокровища домой, а убить здесь и сейчас. Чтобы не мучились, идиоты. Начать изводить меня они решили с пар. Теперь я поняла, почему на первое занятие пришёл только один Фаворски. Чтобы не разжигать конфликт. Мудро. Жаль, что я сразу этого не поняла.

– А что с дверью? – удивлённо спросил Марс, когда вошёл в аудиторию.

– Петли хлипкие, – заухмылялся с заднего ряда Лейс.

– Нет двери – нет возможности остаться за нею после звонка, – хохотнул «эльф» Фрай, присутствовавший на прошлой лекции и слышавший отповедь Корнелии Эзел об опозданиях на её занятия.

– Не переживайте, Котовски, – мрачно обратилась к блондину, – вам же хуже. Опоздать и не попасть на мою пару не так страшно, как попасть.

Парень проникся и улыбаться перестал, но вот рыжий близнец угрозе не внял, разулыбался многообещающе. Я будто бы видела, как в его черепушке крутятся искры-мысли, продумывая план по срыву моих лекций и нервной системы заодно.

Сегодня группа была в полном составе. Близнецы по разные стороны аудитории, староста за первой партой, прямо перед моим столом, к нему неожиданно переехал Хорхе Флетски, все остальные расселись, кто куда. Разве что Патрик уместился рядом с Марсом, а Гас – рядом с Лейсом. Короли и их преданные помощники.

Сначала всё было в порядке, я даже успела расслабиться, спокойно читая лекцию об очередном Редверге и завоеваниях Ахаэлии. Историю правящей семьи Империи и самого государства я знала почти идеально, на память выдавая студентам имена и даты. И увлеклась настолько, что не заметила, как мои «кошачьи корольки» пришли в состояние вялой баррикадной войны.

Прямо как Лазар Редверг против Итана Барайта, братья Фаворски сражались непонятно за что, вяло перекидываясь бумажкам. И я бы не обратила внимания, если бы один из снарядов не попал мне в лицо, чуть мухой не залетев в рот. Я подавилась фразой о том, как Итан напал на нейтрального соседа, решив, что тот заодно с Лазаром. В нашем случае этим несчастным оказалась я.

– Фаворски! – выкрикнула я, зло глянув на невозмутимых близнецов, сейчас похожих друг на друга как никогда, – не ведите себя как дети! Я для кого тут изгаляюсь?

– А они просто решили наглядно разыграть эту вашу войну, – выдавил Патрик и затрясся от еле сдерживаемого смеха.

– Ага, Лейс – Барайт, а Марс – Редверг, – подхватил Гас.

– Вот уж не дайте боги, чтобы кто-нибудь из них стал Редвергом, – пробормотала себе под нос я, а потом громче, для всех, – вам скучно на моей лекции, Фаворски? Тогда выходите ко мне, наглядно будем показывать вам историю Ахаэлии, как деткам в начальной школе.

Я думала, они немного смутятся, усмехнутся и скажут, что не будут в этом участвовать, ведь действительно не дети. Но нет, я жестоко ошиблась. Братья поднялись со своих мест и спустились ко мне под заинтересованные взгляды группы. А я неожиданно решила, что так действительно будет интереснее.

– Как сказал нам Звански, – я кивнула Гасу, – Лейс, ты будешь играть Барайта, а ты Редверга, Марс. Я буду рассказывать, а вы импровизировать и показывать.

– Так не честно, профессор! – воскликнул неугомонный Патрик, – я тоже хочу!



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться