Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

5.3. Ложись, я буду рядом

Марс

Я испытывал довольно странную смесь эмоций, когда в выходные стоял у окна и смотрел во двор, где профессор Корнелия и Стефан с Фраем грузились в экипаж, чтобы отправиться в Арно. Почему она взяла именно их? Почему не меня?

Я задавался этими глупыми вопросами и не мог поверить, что хотел бы, чтобы она взяла меня. Почему не я? Ведь я всегда помогал ей, прикрывал от Лейса. И я видел, как она на меня смотрела во время открытого урока. Пронзительно, будто бы даже с нежностью. О боже, какой я идиот. О чём я вообще думаю?

– Следишь? – раздалось грубое сбоку, и меня толкнули в плечо, заставляя подвинуться, – Фрай и Стефан, значит.

– Ты что тут делаешь? – я снова перевёл взгляд в окно.

– Пытаюсь понять, почему в Арно едешь не ты, братик, – он ухмыльнулся, не нужно было этого видеть, чтобы понять, какое выражение господствует сейчас на его морде.

– А тебе что с того? – я повернул голову, выгнул бровь, – я не её личный пёсик.

– Да-а-а? – развеселился Лейс, – а я думал, что тебя потянуло на суповой набор. А эта дамочка явно любит мальчиков помладше. Прямо идеально звёзды для вас сошлись.

– Заткнись, – бросил резко, тут же вспоминая, как узнал о том, что Корнелию застали в объятиях Хорхе, и внутри всё начало леденеть, – ты сам проявляешь к ней излишнее внимание. Неужели это тебе нравятся женщины постарше?

Лейс промолчал, только сжал кулаки и устремил взгляд в окно. Корнелия как раз взяла Фрая за руку и погрузилась с его помощью в экипаж. И мы стояли молча и наблюдали, пока карета не скрылась из виду. И только после этого я повернулся к рыжему.

– Хватит вести себя как ребёнок, – наши взгляды встретились, – отстань от Корнелии.

– А ты перестань себя вести как лицемерный сноб, – на губах брата заиграла издевательская улыбочка, – ты заботишься о Лие назло мне. Не более. Ты всегда был лишь моей бледной тенью.

– По крайней мере я не свихнувшийся псих как ты, – ладони сами собой сжались в кулаки, – не я сидел в Даранге. Не трогай Корнелию, или я тебя уничтожу.

Произносить имя Корнелии вот так, просто Лия, было приятно, пусть и просто в мыслях. Мне хотелось катать её имя на языке, повторять снова и снова. Казалось, что имя Лия подходит ей больше, чем Корнелия. Но почему этот урод зовёт её так?

– Или тебя уничтожу я, – с угрозой проговорил близнец, – а Ли-и-ия вылетит из академии, тупоголовый ты кретин, не видящий дальше своего носа.

Я дёрнулся, когда он вот так протянул её имя, почти мечтательно, если мне не показалось. А потом словно на стену наткнулся. Это я не вижу дальше своего носа? Это он ведёт себя как человек, которого нельзя подпускать к обществу. Нелогичный, непредсказуемый, способный на всё, что угодно. Даже на убийство брата.

Но, как ни странно, его слова заставили меня задуматься. Чего я не вижу, чего не понимаю? Что ускользает от моего внимания? Я раз за разом прокручивал в голове то, что он сказал, как смотрел злыми, с ревущими лепестками пламени на дне радужек глазами.

Это мучило, не отпускало даже во сне. Я зациклился на этом, и мне снова начали сниться кошмары, как почти пятнадцать лет назад. Я подскакивал в холодном поту посреди ночи, в голове бродили смутные образы, но я всё равно не мог вспомнить, что же я видел. Знал только одно, в моих кошмарах был он – Лейс.

Я начал клевать носом на парах, стал рассеянным и вообще искал любую минутку, чтобы вздремнуть. Вот и сегодня, вместо того, чтобы пойти на обед, завалился в библиотеку и занял свой любимый тихий уголок в самой дальней секции. Там уже было обустроено место для отдыха.

Но и в дневное время кошмары не желали отпускать. Только в этот раз я точно что-то увидел и даже запомнил. Там был Лейс, тринадцатилетний мальчик, как и я, с обезумевшим взглядом, в котором полыхал огонь. А потом он исчез в пламени, а я начал задыхаться от страха и паники, будто чьи-то руки сомкнулись на шее и душили. Я кричал, звал на помощь, но брат не приходил.

Удушливый сон оборвался, выпуская из огня прошлого, я резко сел, вгоняя в себя воздух. Я не мог надышаться и поверить, что я жив, что могу дышать. Что не сгораю до пепла в горячей темноте, которая обволакивала словно дёготь. Что всё это лишь сон, отвратительное воспоминание прошлого, которое я всколыхнул, пытаясь разгадать намёк Лейса.

– Марс… – неожиданно раздался женский голос, и я увидел её. Лию.

Она стояла совсем рядом и смотрела на меня с искренним беспокойством. Зачем я это сделал? Не знаю, но ни о чём не жалею. Я протянул руки и повалил женщину на диван рядом, крепко сжал худые плечи и уткнулся носом в шею. Подступившая было вновь паника резко отступила.

Корнелия освободила руки и мягко обняла меня за шею, тонкие нервные пальцы начали перебирать пряди моих всклокоченных волос. Её нежный свежий запах окутывал меня шалью спокойствия, она ничего не говорила, не пыталась вырваться, просто была рядом, словно талисман, отгоняя все кошмары.

– Марс, – чуть погодя она отстранилась и взяла моё лицо в ладони, в полумраке секции вглядываясь в мои глаза, – что с тобой происходит? Ты уже несколько дней сам не свой. Что случилось?

– Не переживайте, всё в порядке, – я отвёл взгляд, не хотелось грузить Лию своими проблемами, – всё хорошо.

Я обхватил её запястья, чтобы убрать удивительно нежные женские руки. Я не хотел этого делать, но знал, что должен. Она ведь профессор, она почти вдвое старше. Но если честно, то сейчас, в полутьме, мне казалось, словно передо мной сидит совершенно другой человек. Не Корнелия Эзел, а красивая молодая девушка. Или мне просто показалось. Хотелось видеть то, чего нет, чтобы как-то оправдать то, какое смятение во мне вызывала Лия.



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться