Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

6.5. Ты знала и молчала!

– Конверт? – я выгнула бровь. Мне же обещали информацию по делу Амаль Тенмар вместе с наставлениями по отмеченным мною студентам.

– Задерживается, – печально вздохнул бывший.

– Почему? – о да, мы были с ним чрезвычайно словоохотливы.

– Возникли проблемы на границе, – всё-таки заговорил Зейн, – и ещё нас предупреждают – что-то происходит в Вильере. Нам следует быть осторожнее.

– Демоны, – выругалась я. Правда, добавила ещё парочку словечек покрепче, заставив Мелвина удивлённо захлопать ресницами. – А ведь теперь мы с тобой не просто залётные птички. Нам придётся тут задержаться.

Осознание возникло в голове внезапно. Но я была не дурой и смогла сложить разрозненные факты. Мне не нужно было получать приказы, чтобы знать, что делать. Ведь начальство дало мне полный карт-бланш, когда приказало проявить больше внимания нашим сокровищам.

Я помнила разговор с господином в синем. И вот он, знак, что теперь я – уполномочена действовать по собственному усмотрению. Разумеется, в рамках поставленных задач.

– Блин, похоже на то, – Мелвин как-то сник, – получается, теперь наша задача сидеть в засаде?

– О-о-о, мой недорогой товарищ, – протянула я, – теперь у нас и цель слегка поменялась. Мы должны выполнить предыдущее задание и присмотреться к выбранным магам. Проверить их лояльность к Ахаэлии, незаметно подготовить их и проработать план отхода. Теперь, боюсь, мы застряли тут очень надолго.

– До самого Турнира? – уточнил он.

– Хуже, – мрачно изрекла я, – мы должны успеть до Турнира.

– Почему? – я посмотрела на него почти с жалостью.

– Потому что, Мелвин, мы здесь, чтобы узнать всё, что можем до того, как пустим врагов на Турнир.

– Постой-ка! – он резко выпрямился, – Вильеру изначально не хотели допускать к соревнованиям?

– Именно, – я молчала об этом с самого начала, но ведь это совсем не значило, что я собиралась пустить на самотёк занятия моих лосей, – кто в здравом уме выпустит из оцепления людей, живущих рядом с единственной шахтой ядовитого камня во всей Фадаре? Это то же самое, что запустить в свой дом голодного зверя-людоеда.

– Ты знала и молчала! – обвинительно тыкнул в меня бывший.

– Ты тоже обо многом умалчивал, – бросила как бы невзначай, – теперь ты знаешь о планах начальства.

– Вот же ты… – он вовремя прикусил язык и сверкнул глазами, – и как ты после такого вообще можешь смотреть в глаза своим подопечным? Тренировать их, учить всех своих студентов, зная, что их призрачные надежды на то, что Союз примет их, всего лишь пыль? У тебя внутри не леденеет от собственной чёрствости и двуличия?

– Это политика, Зейн, – я грустно покачала головой, – и это просто наша работа. Мы всё равно ничего не сможем поделать. Пока последний дарангский камень не мудет уничтожен, оцепление вокруг Вильеры не поднимут.

– Всё равно это не объясняет твоего хладнокровия. Ты не та Лия, которую я знал, – он решительно направился прочь, на ходу сливаясь с тенями.

– Ты и так никогда не знал меня, – сказала ему вслед, а когда дверь едва заметно затворилась, прошептала, – я не хладнокровная. Я просто… защищаю свою семью.

Ведь дарангский камень губит и магов, и людей. Первых быстрее, вторых медленнее. И, выбирая между толпой обречённых на существование в Вильере и моими родными и близкими, я выбирала последних. Как бы горько мне ни было от такого выбора. Всё равно вильерцам я не в силах помочь и что-то изменить.

А своей семье и некоторым студентам – очень даже. И вот тут я сделаю всё возможное. В жизни всегда приходится выбирать. И пусть меня осудят, но будь такая возможность, я снова бы выбрала тех, кого могла спасти.

Но стоило мне устало прикрыть глаза и помассировать пальцами виски, чтобы унять начавшуюся мигрень, в дверь осторожно постучали. Я тут же открыла глаза и села поровнее, принимая строгий отстранённый вид. И велела войти.

– Роберт? – отстранённость как рукой сняло, я удивлённо приподняла брови, – что привело тебя в мой кабинет?

– Разговор, если ты не занята, – он очаровательно улыбнулся, и эта улыбка отразилась и в его тёплых карих глазах.

– Присаживайся, – я указала подбородком на стул с противоположной стороны стола, как бы приглашая к дальнейшему диалогу.

– Благодарю, Корнелия, – он снова улыбнулся, – ты решила объявить войну Заварски?

– О, ты уже слышал сплетни, – я переплела пальцы под подбородком, – не я первая это начала.

– Ты вымазала в мыле его гардеробную, – со смешком напомнил Ратовски.

– Это была случайность, – хмыкнула, – я была так расстроена, что до этого он очень нелестно обо мне отзывался…

– Тогда я рад, что ни разу тебя не обидел. Не обидел ведь? – он насмешливо приподнял бровь.

– Тебе повезло, – я фыркнула, – и всё-таки, ты хотел поговорить со мной об этом, Роберт?

– Ты мне нравишься, Корнелия, – он подался вперёд, – и я бы не хотел, чтобы с тобой что-то случилось. Поэтому я пришёл предупредить. Если ты затеяла какую-то игру, то держись как можно дальше от ректора Нарски, он не так прост, как может показаться.

– Я учту, – я серьёзно кивнула, – что-то ещё?

– Хочешь, помогу тебе привлечь внимание Нарски? – я растерянно пару раз хлопнула глазами, – тебе ведь нужно именно это. Не знаю, зачем, но я в этом точно уверен.

«Ах если бы Нарски!» – с дурнинкой пропел голосок в голове.



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться