Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

9.5. Молись всем своим богам

Вопрос браслетов меня очень сильно волновал, потому что я не знала, как у них вся эта система устроена. Не поймут ли там, что браслеты Фаворски больше не работают? Но закончился день, прошёл ещё один, начался третий, а никто ничего не предпринимал. И я решила, что обошлось.

Действительно обошлось. И если по поводу Марса у меня не было никаких тревог, несмотря на его нестабильность, над которой мы начали работу, то к Лейсу у меня уже появились некоторые претензии. Этот рыжий негодяй, поняв, что теперь может спокойно применять магию, где и когда угодно, ушёл в отрыв.

И если другие не замечали его мелкие пакости, точнее, думали, что всё это досадные случайности, то я всё прекрасно видела. И Марс тоже, отчего начинал злиться на своего беспечного братца. Я с тревогой следила, как бы он не сорвался. К счастью, ему удалось обуздать порыв. Но не полностью.

Непроизвольный выброс магии Марс подавил, а вот в удовольствии набить морду Лейсу отказывать себе не стал. Правда, на мой взгляд, удовольствие весьма сомнительное. Ведь каждый свой удар он чувствовал на себе. Всё-таки зеркальные близнецы – это очень интересная аномалия. И редкая.

А ещё передающаяся по наследству через десятки поколений. В семье Редвергов, правителей Ахаэлии, моей родной страны. Конечно, не одна их семья официально носила в своём семейном багаже такую аномалию, была вторая, но и та быстро влилась в Императорскую семью, не оставив других наследников.

Но об этом как-нибудь потом, что-то мне подсказывало, что я ещё не раз вернусь к этому интересному вопросу особенности моих главных визави. Сейчас моя голова была забита последней выходкой Лейса. У меня не находилось приличных слов, чтобы описать весь кошмар ситуации.

Драка с Марсом не умерила пыла рыжего негодяя, наоборот, распалила. Потому что я больше не нахожу причин, почему он сделал то, что сделал. Меня колотило от бешенства и желания убить одного конкретного человека.

– Какого лысого демона ты натворил, рыжий кусок идиотизма? – наконец возопила я, схватив его за грудки, когда вынудила его прийти в мой кабинет, – молись всем своим богам, чтобы я сама тебя не прикончила прямо тут, мерзкий ты скунс!

И нет, я вовсе не упражнялась в оригинальности, обзывая этого придурка скунсом. Он… О боги Фадары, пошлите мне сил, я не хочу сесть за убийство! Мои руки подрагивали от обуревающих меня эмоций, бровь дёргалась в нервном тике, а нос мечтал о том, чтобы никогда больше не чувствовать запахов.

– Да ладно тебе, – беспечно улыбнулся он, словно и не замечая моих пальцев, тянущихся к его шее, – я столько лет мечтал о чём-нибудь подобном! Шалость удалась, определённо.

– Т-т-ты-ы-ы-ы, – выдавила из себя загробный звук, смыкая ладони на шее этого… этого… козла! – я ненавижу тебя, ненавижу! Я тебя утоплю в твоей же крови.

– Да ладно тебе, – снова повторил он, не впечатлившись от моих угроз, и положил руки поверх моих запястий, – было весело. У всех так лицо перекосило. Особенно у тебя, малышка.

В ответ я проскрежетала что-то невразумительное и просто начала его душить. Лейс засмеялся и с лёгкостью отцепил мои ладони. Я шипела проклятья в его адрес, обещала, что прибью его самым жестоким образом, и вообще вела себя не как преподаватель. Благо вокруг моего кабинета стоял контур, а я снова была собой.

– Подумаешь, Нарски немного наскунсил, – смеялся, даже скорее ржал как конь, Лейс, – а потом ещё пара преподавателей…

– И пара десятков студентов, – рыкнула ему в лицо я, уже не предпринимая попыток задушить его или вырвать руки из его крепкой хватки.

– Да я вообще тут ни при чём, – он попытался сделать большие невинные глазки, успешно, должна сказать, но моё сердце было мертво после газовой атаки в столовой, поэтому не дрогнуло, – это всё горох. Не надо было им весь день нас пичкать. Ненавижу горох, знаешь ли.

– А я теперь ненавижу тебя, – меня так и тянуло укусить его, раз руки были заняты.

– Не верю, – он дёрнул меня к себе, – ты меня не ненавидишь.

– Ненавижу, – сверкнула глазами, задрав голову к этому лосю двухметровому, – хочу прямо сейчас расколоть о твою голову пару десятков кирпичей. Честно.

– Не верю, – он наклонился, чтобы наши взгляды более-менее были на одном уровне, – потому что ты слишком злишься из-за простой шутки.

– О нет, дорогуша, – коротко и зло рассмеялась я, – я не «слишком злюсь», я в самом настоящем гневе. И нет, не только из-за твоей тупой детской выходки. Ты понимаешь, что у тебя могут возникнуть проблемы? Даже я знаю, что какие-либо манипуляции над вашими браслетами и попытки снять их караются. А у тебя он вообще не работает. Ты понимаешь, что будет с тобой? Даранг, Лейс!

Последнее я прокричала прямо ему в лицо, с которого мгновенно сошли все краски. В янтарных глазах мелькнул застарелый ужас, а по телу парня пробежался табун мурашек, я видела их даже на его шее, которую ещё недавно хотела очень крепко дружески пожать.

– Оттуда не возвращаются, – продолжала я, – даже если выходят, то прежними – никогда. Этот демонический камень оставляет свой след на личности. Этим местом пугают даже нас, жителей Союза. И я не хочу, чтобы ты туда попал.

Про то, что он утянет за собой и брата, я говорить не стала, помня об их ненависти, о которой довольно часто забывала, ведь они вели себя почти нормально большую часть времени. О том, что он подставит и меня с моим заданием, я тоже решила не напоминать.

– Поздно, – чужим, каким-то неживым и непривычно холодным голосом сказал он.

– Что? – я вздрогнула и побледнела.

– Поздно, – любезно повторил Лейс, пугая меня ещё больше своим белым как мел лицом, – я уже бывал там, Лия. Много лет назад.



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться