Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава десятая. Профессор и раскалённые страсти

Лейс

– Ты уверена? – я не знал, верить Лие или нет.

С одной стороны, почему я должен ей доверять? Я вообще почти никому не доверяю, кроме отца, потому что даже самые близкие могут предать, больно ударив в спину. С другой – Лия не раз доказывала, что моё мнение о ней ошибочно. Раз за разом, с самого начала нашей встречи.

И она не раздумывая кинулась между мной и Марсом, желая защитить нас друг от друга. Да, она знала, что не погибнет, но всё же. Я был впечатлён. Пусть до сих пор понятия не имею, что это была за странная магия. И какая магия вообще существует за пределами Вильеры. И почему-то мне хотелось узнать. Теперь – хотелось.

– Полностью, – она серьёзно кивнула, продолжая держать моё лицо в своих ладонях, – за пределами академии тебе опасно находиться долгое время. Пространство вокруг просто сожрёт тебя изнутри. Наш мир довольно кровожаден, когда голоден. Я не хотела этого говорить, потому что эта информация довольно жуткая.

Я вздрогнул. Как-то раньше, на летних каникулах, я особо не замечал, как пространство ослабляет меня. Только вот… Я вдруг вспомнил, что последние несколько лет во время летних каникул, уже под конец, всегда чувствовал себя немного вымотанным. Но я всегда скидывал это на активный отдых.

– И что, под академией единственный источник? – снова уточнил, как идиот. Но Лия не стала раздражаться.

– Да, и он особенный, – она вполне спокойно смотрела мне в глаза, будто завораживая, – не такой, как все. Наверное, только поэтому его не смогли запечатать. Только ослабить, и есть у меня подозрения на этот счёт. Ну да неважно. Теперь ты понимаешь, как для тебя важно покинуть Вильеру?

– Понимаю, – а что ещё нужно было сказать? Я себе мозги ещё не отшиб, слава богу.

– А ещё нужно стабилизировать магию, – продолжала Лия, и я нахмурился, – нет, только не надо возражать, Лейс! Это необходимо.

– Я не хочу ещё и на дополнительных видеть Марса, – выдавил из себя причину упрямства, – мы друг друга ненавидим, если ты забыла. И не надо пытаться нас примирить. Такое не прощают.

– И рассказывать мне, что случилось, ты не будешь, конечно же, – она вздохнула и отстранилась, убрав свои ладони. И я вдруг почувствовал укол сожаления.

– Слушай, – продолжила она, повернувшись спиной, – соглашайся. Что ты теряешь, Лейс? Год в медленной агонии перед мучительной смертью? Что тебя держит в Вильере? Семья, возлюбленная? Какой-то долг, ради которого можно пожертвовать жизнью?

Мне показалось, или в её голосе прозвучали сиплые нотки? Словно она еле сдерживала слёзы, чтобы не разрыдаться. Я удивлённо приподнял брови и заставил Лию обернуться. Она была напряжена, сжимала ладони в кулаки и на меня не смотрела.

– Что с тобой? – я растерялся, понимая, что к такому жизнь меня не готовила, – эй, малышка? Не понимаю. Ну-ка, посмотри на меня.

Я взял её за острый подбородок и заставил повернуть голову ко мне. Девушка, на вид не старше двадцати пяти, упрямо сжала зубы и посмотрела на меня. Её глаза, настоящие хамелеоны, сменили цвет с серо-голубого на пронзительный прозрачно-зелёный. Как два лесных пруда.

– Ты… Плачешь? – я был не просто удивлён – ошарашен.

Почему она плачет? Она ведь никогда не плакала, даже на мои самые обидные фразочки. Мой мир пошёл трещинами, ибо я даже не мог представить, что несгибаемая упрямая Лия может плакать. Но реальность была такова, что в уголках глаз и на длинных ресницах блестели непролитые слёзы, готовые вот-вот сорваться.

– Да, демоны тебя раздери, – она разозлилась, попробовала вырвать подбородок, но я не позволил.

Отлично, пусть злится. Лия в ярости была мне куда понятнее, чем плачущая. Ярость и злость я мог понять, в конце концов, я знаю эти эмоции как никто. В резко посиневших глазах бушевал морской шторм. Я на секунду залюбовался. Это так странно. Её глаза будто отражение воды, и как вода, они меняют цвет. Если раньше это были печальные лесные пруды, то сейчас – бушующая большая и солёная вода. Аж до мурашек.

– Но почему? – я всё ещё её не понимал.

– Потому что ты и твой брат, упрямые бараны, – сорвалась она, ударила кулаками по моим плечам, – потому что ваша проклятая страна – хуже демоновой пади, – снова удар. – Потому что я ничего не могу с этим поделать. И даже те, кого я хочу спасти, почему-то этого не хотят! Я устала, я не могу больше идти против течения. Почему я должна постоянно с боем что-то доказывать?!

Она не выдержала и расплакалась от распирающих её эмоций. Я стоял совершенно потерянный, словно захлебнувшийся этой волной, и не знал, что предпринять. Но мои руки действовали отдельно от головы, и слава богу. Они притянули дрожащую девушку к моей груди, заключая в объятия.

Холодный нос Лии коснулся кожи на шее, я чуть не дёрнулся от такого резкого контраста температур и устало прикрыл глаза. Что делать с плачущими девушками я так и не научился за свои двадцать семь лет. Вот Марс бы точно знал, что делать, чувства дам и инструкция к их жизнедеятельности – это определённо его стезя.

И, удивительно, мысли о близнеце не вызывали привычного раздражения. Скорее, раздражало меня то, что сейчас он не тут и не утешает расклеившуюся Лию. Я медленно вздохнул и коснулся пальцами макушки девушки, нерешительно погладил золотистые волосы, раздумывая, а правильно ли я всё делаю. Подумал, да и плюнул на всё.

Утешающе погладил ещё, пропуская через пальцы шелковистые волосы. И неожиданно втянулся, получая какое-то особое удовольствие, прижимая Лию к себе одной рукой, а второй перебирая её волнистые пряди. Даже не заметил, как она затихла, продолжая ко мне прижиматься.



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться