Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая. Вторая работа профессора Лии

Лия

Прошёл ещё один день, а Зейна по-прежнему не было. Это сильно меня беспокоило, но я старательно сохраняла спокойствие. Если что-то случилось, мне обязательно дадут знать. А пока я должна продолжать работать. Как говорится, собаки лают, караван идёт.

Фаворски пока ломаются, но я уговорю их, Хорхе уже согласился поехать со мной. В моём списке были маги из других групп, у которых я вела, а также Стефан Ковальски, наш умница-староста. Вот ими я и решила заняться, пока Мелвина демоны на рогах где-то носят.

Раньше я просто наблюдала за интересующими меня магами, на своих лекциях, краем глаза в коридорах во время перерывов, в столовой. Поведение, их интересы, черты характера, которые раскрываются в обычной для них обстановке. Ещё и Зейн в числе прочих своих обязанностей присматривал за ними и делал для меня записи.

Меня интересовала любая мелочь, способная дать мне полную картину личности. Нужно было действовать тонко и очень осторожно. Ещё одним важным элементом в таком расследовании была биография. Вот с ней было сложнее, потому что в самом начале Нарски дал мне папки с делами студентов, но только моих лосей. И судя по всему, биографии были очень неполными. А вот на других не давал.

Я села в своё кресло и открыла нижний ящик стола, где лежал ежедневник, закрытый на магический замочек. Там было записано всё, что мы с Зейном собрали по интересующим нас личностям. Так сказать, досье, которое поможет нам и которое мы предоставим начальству, когда миссия будет завершена.

Я заклинанием открыла замок и распахнула ежедневник, перелистывая страницы, исписанные двумя почерками – моим красивым и кривым Зейна. Где-то здесь было подробно описано рукой Мелвина, где лежат досье на студентов.

Ага! Вот оно. Я вчиталась в небрежные буквы, которые научилась разбирать за время нашего с Зейном знакомства. Папки с нужными документами находились в кабинете ректора в шкафу, который запирался на магический замок. Судя по всему, замок не очень сложный и я смогу его незаметно для хозяина вскрыть.

Кажется, я даже видела этот самый шкаф, когда только приехала в академию. Он стоял за креслом Нарски, прямо под гербом Вильеры, я ещё тогда подумала, что он там совсем не к месту – мешал наслаждаться вычурным великолепием темно-фиолетового щита с серебряными крестами в завитушках с круглыми изумрудами на перекрестьях.

Я посмотрела на часы. Лучше идти ночью, пока ректор будет сладко спать в своей кроватке. И ни в коем случае не использовать телепортацию. Вильера, конечно, отсталая в магическом плане страна, но местные ещё могут удивить. Нужно быть осторожной, чтобы комар носа не подточил.

Пора смахнуть с себя пыль и вспомнить, что диплом со специального факультета теней мне дали не за красивые глаза. А то с Зейном на побегушках я сильно расслабилась. И сейчас, когда его нет, надо брать себя в руки и действовать.

Я ещё раз перечитала всё, что написал о кабинете ректора напарник, запоминая, и убрала ежедневник обратно в ящик. Планы на ночь у меня есть, но до ночи ещё дожить надо. И вот чудо, мне было, чем заняться – разработкой плана по склонению Стефана Ковальски на мою сторону.

Я достаточно изучила ответственного и очень любознательного парня с довольно большим резервом. Очень миролюбивый, неконфликтный, упорный и со светлой головой. Его родители погибли пятнадцать лет назад и парня воспитывала бабушка.

И судя по его обмолвкам, госпожа Ковальски недовольна сложившейся властью, поэтому предпочла уехать подальше в горы, ближе к границе с Союзом, чтобы своим неодобрением не напороться на неприятности. Довольно здраво с её стороны.

В глухой деревне всем плевать, что ты там думаешь о властях. Где там эти власти? Где-то там, за горизонтом. А они все тут, и проблемы у них свои, ко всяким Советам Тринадцати не относящиеся. Как бы корова хорошо разродилась да урожай был обильный.

А это значит, что у меня отличные шансы уговорить Стефана уехать в Союз. Думаю, его бабушка только поддержит и всячески этому поспособствует. Но я тут же с грустью подумала, что главной проблемой с уговорами студентов будут их семьи. Вряд ли тот же Стефан захочет оставлять бабушку здесь одну. Он ведь её единственный родной человек, а она – его.

Я постучала пальцами по столу. Как-то мы все упустили этот момент. Ведь даже я смотрела на всю эту ситуации с позиции профессионала, холодно и отстранённо, не сильно проникаясь ситуацией, стараясь сильно не углубляться в моральную сторону вопроса.

Головой я понимала, что так будет лучше для магов. Для несносных братьев, Хорхе, Стефана и остальных. Но совсем не подумала, каково им будет на чужбине без родных и близких. Да, они будут в безопасности, но будет оно того стоить, когда семья осталась в этом демоническом котле? Я бы не смогла спокойно жить, зная, что я спаслась, а они нет.

Демоны, но мы не можем забрать вместе с магами и их близких. И всех остальных, невинных жертв советской власти. Слишком много народу придётся перетащить, не все из них могут оказаться лояльными к Союзу Правых. Это просто сложно исполнимый план, почти невозможный. Ситуация тупиковая.

И я чувствовала свою вину из-за этого. Было бы куда лучше, если бы Император и Союз решили силой проблему с дарангским камнем и освободили всех этих людей. Ведь вся проблема в этой проклятой шахте и демоновой тюрьме. Столько сломанных судеб…

То, что мы собирались сделать – забрать некоторых магов с собой, лишь капля в океане. Но если бы мы попробовали уничтожить шахту и совершить в стране переворот, это бы было куда действеннее. Ведь больше двадцати лет назад Союз как-то вывел Корбию из антимагического заслона.

Почему бы не провернуть что-то подобное с Вильерой? Чего же опасается Император? Почему лидеры Союза Правых нерешительно мнутся при упоминании этой страны и предпочитают закрывать на эту проблему глаза? Ждут, когда всё станет совсем плохо и вырвется из-под контроля?



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться