Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

11.2. Всё для тебя

– Корнелия, дорогая, – я дёрнулась и чуть не свалилась с кресла, уставившись осоловелым взглядом на незваного гостя.

– Господин Нарски?.. – выдавила ошарашенно, стараясь угомонить своё сердце, – то есть, Джулиано, милый.

Я поспешила улыбнуться и поправиться, потому что колобок начал недовольно хмуриться, но тут же сменил гнев на милость. Я поднялась из-за стола, не вовремя вспомнила, что по привычке куда-то закинула монструозные туфли, от которых у меня жутко болели ноги.

Вот же принесла его нелёгкая, опять застал врасплох своей телепортацией. Мне что, теперь постоянно держать контур, пока я в кабинете, чтобы быть уверенной, что в любую секунду ко мне беспардонно не вломятся через портал, обрывая важные думы на середине?

– Что привело тебя в мой кабинет? – я продолжала старательно тянуть уголки губ к ушам.

– Корнелия, мне жаль, но меня привели сюда неприятные для тебя известия, – он скорбно вздохнул, не очень натурально.

– В чём дело? – я села на место и указала Нарски на стул по другую сторону стола.

– Это касается твоих дополнительных, – скорчил морду ещё печальнее колобок, даже захотелось пожалеть горемычного, – я вынужден запретить тебе заниматься с Фаворски. Конечно, это была отличная идея, заставить их выматываться больше остальных, чтобы не шалили. Но, увы, кто-то донёс о твоём методе вышестоящим. И им это не понравилось. Господин Заварски был прав, тебе стоит прекратить деятельность вне занятий.

Я молча слушала его с застывшим выражением лица. Так, кто-то настучал вышестоящим. Просто замечательно. Я даже примерно знала, кто это мог быть. Но во всём этом меня кое-что царапало, едва заметная мелочь, которая разрушила отлично выстроенную Нарски легенду.

– Только с Фаворски? – уточнила я, ухватившись за эту несостыковку.

– Ну ты же занимаешься только с ними, – тут же заюлил ректор.

– Нет, ещё с Флетски, – я захлопала ресничками, глупо улыбнувшись, – с ним можно?

– А… Эм, – пытался найтись с ответом Нарски, – вы же просто читаете с ним книги, верно?

– Да, просто книги, – продолжала поднимать ветер ресницами я, и тюфячок напротив меня немного расслабился.

– Ты же понимаешь, у нас тут всё сложно с магией, – ухватился за отмазку ректор. Но я не собиралась быть милосердной.

– Тогда я заставлю Фаворски сесть за книжки! – с восторгом воскликнула я, – будут переписывать историю Вильеры и учить её наизусть, это будет даже лучше. Они смогут растратить всю свою буйную энергию. Ты гений, мой дорогой Джулиано!

– Да?.. Конечно… Э-э-э, – что-то блеял он, загнанный в угол, – но всё-таки приказ свыше…

– Ой, ну перестань! – взяла быка за рога я, – они теперь ни разу не применят магию больше необходимого. Только на тренировке! Обещаю, мой милый Джулиано, я за этим строго прослежу. Ты можешь мне доверять.

– Хорошо, – мужичок покрылся испариной, бегая глазками по моему кабинету, словно туфли в углу или пылинка на шторе могут подсказать ему выход из ситуации, – но твоё здоровье, милая Корнелия! Тебе не стоит напрягаться, давай лучше перепоручим заботу о Фаворски господину Заварски?

Я продолжала улыбаться как дурочка, судорожно пытаясь придумать новый контраргумент. Ну надо же, а колобок не промах, сумел выкрутиться, гад! Но против меня лучше не выступать, потому что я всегда получаю то, чего хочу. А сейчас я хочу отвоевать Фаворски.

– Ты прав, – наконец сказала я, а Нарски чуть не расплылся лужей от облегчения, – но Фаворски всё-таки мои студенты. Совесть не позволяет мне переложить всю ответственность за них на господина Заварски. Или ты мне не доверяешь, Джулиано?

На глаза выступили слёзы, а Нарски весь подобрался. Выглядел он так, будто готов был на меня хоть пост ректора переписать, лишь бы я отступилась. Отлично, клиент почти готов. Нужно закрепить успех и окончательно его разгромить.

– Нет, не отвечай, – я драматично прикрыла рукой глаза, отворачивая от него лицо, – я всё понимаю. Долг для тебя важнее моих чувств. Для моего бывшего мужа долг тоже был важнее меня.

Получи вражина! Нарски возмущённо засопел, а я начала всхлипывать и просить его оставить меня наедине с моей печалью. Он попытался вставить что-то утешающее, переубедить меня, но я стала лишь громче причитать, что все мужчины одинаковые и меня никогда никто не сможет полюбить до конца. И добила:

– Мне лучше уйти! Я покину академию сегодня же, не могу здесь больше находиться! – громко шмыгнула и кинулась к выходу. Я точно особа королевских кровей. Прямо настоящая королева драмы.

– Корнелия, постой! – Нарски тут же вскочил и кинулся мне наперерез с отчётливо читающимся ужасом.

Я отстранённо отметила, что это весьма странно. Он совершенно точно не любил меня, чтобы так бояться потерять. Значит, Лейс не ошибся, когда сказал, что Совету я нужна, а я правильно сделала, что решила поставить на это и рискнуть. Теперь всё подтвердилось. И что-то мне подсказывало, что дело тут не в Турнире.

– Хорошо, ты будешь продолжать заниматься с Фаворски, – он довольно проворно преградил мне путь, – дорогая, я хотел, как лучше для тебя! Ты такая нежная и восприимчивая, я не собирался обижать тебя.

Ох уж это вечное мужское «хотел, как лучше»! Ненавижу эту фразу. Но пришлось протяжно шмыгнуть, провыть что-то про то, что я невероятно расстроена, и прыгнуть на Нарски с крепкими объятиями. Я сдержала дрожь отвращения и прогнусавила ему прямо в ухо:

– Спаси-и-ибо, мой милый.

– Всё для тебя, – страдальчески крякнул Нарски, когда я сжала его шею ещё крепче. Исключительно в порыве чувств, да.



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться