Проклятые

Размер шрифта: - +

15

Слабые лучи морозного солнца пробивались через грязное стекло. Тиор лежал на холодной келье, заломив руки за голову, медленно считал до ста.

Дни тянулись нескончаемой вереницей, но не происходило никаких изменений. В тот день, когда Джесан прибыл, чтобы забрать его из личного ада, казалось, что, наконец, придет долгожданное облегчение. Лисвета могла призвать его в Оритон только в двух случаях: либо, чтобы простить; либо, чтобы убить. Оба варианты были бы спасением от тех мук, на которые бывшая возлюбленная его обрекла - здесь гнить.

Они прибыли в столицу, но в тронный зал его не повели. Она не отправила его на гильотину. Совсем ничего. И вот, он потерял счет времени, пока проживает каждый день бесцветной жизни в этой камере, находящейся близ дворца. Глупо жаловаться, ведь условия здесь были значительно лучше, чем в предыдущем месте заключения, но ему так хотелось хоть на миг ее увидеть. Жить здесь, так близко, но по-прежнему не иметь надежду на спасение оказалось мучительнее, чем страх смерти.

Тиор инстинктивно встрепенулся, когда в коридоре послышались шаги, однако не поднял головы. Дверь со скрипом подалась вперед, впуская посетителя. Скорее всего, стражники принесли очередной безвкусный ужин, но аппетита совсем не было. Много раз приходила мысль заморить себя голодом и избавить от страданий, но каждый раз что-то внутри упрямо цеплялось за жизнь, когда он почти доходил до края.  Страшная правда заключалась в том, что ему по-прежнему всеми фибрами души ХОТЕЛОСЬ ЖИТЬ. Мечты о свободе не оставляли голову, услужливо рисуя в воображении невозможное счастье.

- Тиор!

Мужчина опешил, когда услышал хриплое обращение. Этот голос был полон невидимой власти и заслуженного отвращения, но, возможно, он столько раз представлял, что слышит ее призыв, отчего ощущения реальности отсутствовало до того момента, пока не поднял иступленный взгляд наверх.

- Лисвета? – Тиор резко привстал, от чего закружилась голова. Не мог поверить своим глазам: - Это действительно ты?

Ваше Высочество! – Лисвета холодно улыбнулась: - Только так ты теперь имеешь право меня назвать.

- Как Вам будет угодно, Ваше Величество – Тиор с покорностью склонил голову, медленно начиная осознавать происходящее. В камере было довольно темно, чтобы иметь возможность разглядеть ее лицо. Впрочем, это было бы напрасным трудом, потому что итак прекрасно знал, не найдет в ней ни следа от былой любви. Скорее всего, пришла сюда, чтобы наконец-то его убить.

Повисло молчание, которое нарушало только частное сердцебиение.

- Ты, наверное, гадаешь, зачем я здесь и почему шла так долго? – Королева удовлетворенно наблюдала за его лицом. Там было все: нужное количество страдания, безысходность, страх. Именно то, что она хотела, чтобы там было. Он страдал за то, как бездарно распорядился ее доверием и ее любовью.

Тиор ничего не отвечал, только тяжело вдыхал и выдыхал прелый воздух. Разумеется, она пришла, чтобы насладиться его унизительными страданиями сполна. Почему не приходила так долго? Чтобы довести пленника до нужной кондиции. Но здесь-то она прогадала. Замучила его так, что он уже не боялся умереть. За это время успел привыкнуть к мысли, что сдохнет, как паршивый скот. Тиор злорадно улыбнулся, ощущая хоть в чем-то свою маленькую победу: Лисвета Селлиус не дождется, чтобы он пал перед ней на колени и умолял о пощаде. Он больше ее не боялся.

- Правильно, лучше молчи. Я слушала твои лживые речи слишком долго – Лисвета слегка понизила голос, вынуждая его внимательно ловить каждое ее слово: - Теперь говорить буду я.

Королева решительно прошла вперед, приближаясь к Тиору почти вплотную. В ноздри ударил отвратительный запах долго немытого мужского тела. От прежнего напыщенного министра больше ничего не осталось. Много месяцев назад она его убила.

- Я долго обдумывала твою участь – Лисвета медленно растягивала слова: - Не думай, что мое решение станет твоим спасением. Но сейчас я сочла, что так будет лучше для всех.

Королева протянула небольшой предмет, который он судорожно сжал в дрожащих ладонях. Эту вещь мужчина узнал бы из тысячи. Идеальная вырезанная из дорогого дерева головка орла, прикрепленная к позолоченной ножке.

Тиор поднял на Лисвету умоляющий взгляд. Она ответила ему многозначной паузой, затем коротко кивнула головой.

- Да, это действительно то, о чем ты думаешь – Лисвета улыбнулась кончиками губ: - Я отдаю тебе главную печать этого Королевства. Снова.

- Но… - голос Тиора сильно дрожал: - Как!?

Лисвета сделала последний шаг, прикасаясь к его коже. Пристально посмотрела в глаза. Он увидел в ее зрачках лед, от которого захотелось отшатнуться. Горящие синие очи его испепеляли.

- Возьми ее! – Нагнула лицо к его левому уху: - Тиор, если ты еще раз воспользуешься ей не так, как подобает, я собственноручно вырву сердце из твоей груди. Я разрублю твое тело на тысячи мелких кусочков и брошу на съедение псам. Если тебе кажется, что ты не боишься моего гнева, то заклинаю тебя, что это очень зря. Поэтому ты выйдешь из этой камеры, примешь горячую ванну и станешь таким Главнокомандующим, от которого вздрогнет весь Оритон. Ты будешь защищать мою династию до последней капли твоей ничтожной крови. Ты сделаешь невозможное, и наведешь здесь, наконец-то, порядок. СТРАЖА!!!

Тучный стражник быстро вошел в камеру, звеня толстой связкой ключей. В ответ на короткий кивок королевы, спешно наклонился к кандалам и освободил заключенного.

Тиор стоял неподвижно, наблюдая за ним до тех пор, пока тот не закончил свою работу. Сначала упали тяжелые оковы с ног, потом освободились руки. Стражник сделал несколько шагов назад, а Тиор растер запястья в месте, где только что были кандалы. В конце концов, решился встретиться с суровым лицом королевы.



Эльвира Щербакова

Отредактировано: 06.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться