Проклятые

Размер шрифта: - +

35

- Ты вернулся, господин! – Ария облегченно выдохнула и сделала несколько шагов навстречу вошедшему песиицу. Он улыбнулся девушке уголками губ, но всем своим видом дал понять, что не располагает желанием тратить время на разговоры. Однако девушка упрямо последовала за ним.

- Что-то случилось, дорогая Ария? – Мирза вздохнул, разворачиваясь к преследующей его фигурке. Что-то в ее лице, которое было слишком серьезным для жизнерадостной и светлой натуры, заставило остановиться: - Расскажи мне.

- Случилось – Северянка кивнула, сминая кончик нежно голубого платья. Несколько секунд колебалась, но потом решительно подняла голову и уверенно отчеканила каждое слово: - Случился Мелек, который потерял рассудок и покусился на жизнь моего Короля. Я пыталась образумить безумца, рассказала, кто перед ним стоит, но он продолжил нападать. Мы едва не погибли от его руки! Если бы дело было только во мне…

Остановилась, когда увидела его предостерегающий взмах рукой. Собеседник холодно смотрел в зеленые глаза. Лицо стало непроницаемым. Очевидно, что плохие новости сейчас были некстати. Ария почувствовала нервный спазм. Возможно, стоило подождать. Теперь ей грозит стать жертвой скопившегося раздражения. Но ничего не поделать, плотно сжала зубы, готовясь обороняться. Жизнь проклятого Селлиуса стоит того, чтобы ее отстаивать!

- Ты говоришь очень опасные обвинения, Ария. Хорошо подумай о последствиях перед тем, как продолжить этот разговор – Мирза устало поднял голову и внимательно вгляделся в напряженные черты красивого лица. Конечно же, она сказала правду. Пусть не привык верить словам представительницам прекрасного пола, в правдивости той, которую воспитал он сам, не хотел сомневаться.

- Мне жаль огорчать твое возвращение, но смолчать не могла – Девушка сузила глаза: - Он достоин сурового наказания за свою дерзость.

- Можешь в этом не сомневаться – Песииц утвердительно кивнул: - Такое поведение ни за что не сойдет Мелеку с рук.

- Спасибо – Губы расплылись в скромной улыбке, присущей очаровательному безобидному созданию, каким она была во всех случаях, кроме тех, когда речь шла о Северном Принце. Сама не понимала, как одно только имя Павла в собственных мыслях заставляло ее меняться. Становиться агрессивной, несговорчивой, упрямо-сильной.

Много дней она думала о своем признании Селлиусу в братской привязанности к Его Высочеству. Разумеется, он воспринял эту информацию с традиционной для себя реакцией: сплошной сарказм и показное пренебрежение. Едва ли она ждала чего-то большего, но все же что-то поменялось. Однажды он зашел к ней в комнату и принес книги. Сказал, что устал от той дряни, которую она читает, поэтому соизволил позаботиться о том, чтобы в их, к его огромному неудовольствию, общий мозг поступала хорошая, правильная литература. Потом они даже умудрились обсудить один из честно прочитанных «подарков», и в том разговоре не было привычной иронии. Он так внимательно слушал ее мысли, как будто она, глупенькая Ария, могла открыть что-то по-настоящему важное, чего не заметил пытливый мужской ум. Возможно, так оно и было. Чертов всезнайка, Селлиус!..

***

Когда Мирза, наконец, добрался до своих покоев, день клонился к вечеру. С силой дернул массивную дверь, мечтая, как можно скорее, оказаться в одиночестве и хорошенько обо всем подумать. Столько вопросов требовали его пристального внимания, что мужчина искренне не знал, за что стоит взяться для начала. Ситуация на Севере грозила выйти из-под контроля, поэтому не помешает принять дополнительные  меры предосторожности. Если на троне окажется еще один безумный правитель, то все старания пойдут насмарку… Даже на подсознании отказывался позволять себе думать о ней. Что обезумевшая королева и Лисвета Селлиус – одно и тоже лицо. Не мог признаться, что не переживет еще одну потерю. Поэтому проще прикрывать ее спасение планом, который долгие годы последовательно воплощал в жизнь. Если Черная Королева – часть идеи о высшем благе, то нет ничего предосудительного в том, что он приложит все свое изощренное воображение, чтобы ее спасти. Слава богам, этим качеством они наделили песиица сполна.

Погруженный в свои мысли, не сразу отметил, что в комнате было что-то не так. Резко замер, окидывая критичным взглядом каждую деталь, пока не разглядел фигуру внушительного размера, укутанную в темный струящийся балахон. В тот момент, когда Шах развернулся к нему лицом, кто-то, подоспевший сзади, приставил к шее острие меча.

- Ты заставил меня ждать! – Клевий недоброжелательно качал головой, скидывая с нее капюшон: - Всегда знал, что эта черта характера в один прекрасный день тебя погубит.

- У ожидания есть две противоположные стороны: оно либо остужает гнев, либо разжигает его сильнее. Но, в любом случае, дает шанс хорошенько подумать и принять взвешенное решение – Губы Мирзы расплылись в мрачной усмешке: - Полагаю, что сегодня Ваше решение выйдет не в мою пользу.

- Вздумал паясничать? – Шах поднял бровь и медленно скрестил руки на груди: - Я все думаю, каким же способом мне необходимо воспользоваться, чтобы отбить у тебя желание дерзить и неповиноваться. Очевидно, что не этим.

Взмахом головы дал знак опустить оружие и оставить их наедине.

Мирза выпрямил спину и подошел ближе, чтобы снизу-вверх смотреть Повелителю в лицо. Шах расплылся в приторной полуулыбке. Но во взгляде блеснуло что-то зловещее, словно показное затишье было лишь предвестником бури, которая вот-вот обрушится на самоуверенного мужчину. Мысленно нахмурился и приготовился держать оборону.

- Повелитель, я могу объяснить – Мирза решился заговорить первым, чтобы, как можно скорее, разгадать план собеседника и попытаться предотвратить неприятности: - Если позволите мне рассказать…

- Не позволяю – Шах говорил очень тихо, но от властного тона на коже выступили мурашки. Неужели так зол, что лично собрался вершить казнь? Захотелось попятиться назад, но Мирза остался стоять на месте. Дышал чуть быстрее, но не проронил ни слова, не продолжая жалкие попытки выпутаться.



Эльвира Щербакова

Отредактировано: 06.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться