Просроченное завтра

Размер шрифта: - +

Глава 18 "Двое утопающих"

Мосты давно развели, а руки Стаса так и остались сведенными на животе Алены. Она ничего не говорила — стояла ни жива, ни мертва, чувствуя через плотную футболку жесткий угол пачки сигарет. И бабочек в животе, но не тех, которых вызвал давным-давно поцелуй в подъезде и другой — на лестнице. Это толкался Димин сын, прогоняя от мамы чужого дядю. Но его мама как раз больше всего на свете боялась окончания объятий. И продолжения разговора.

— Господи, какая ж ты у меня ледяная! — точно очнулся Стас и подтолкнул ее в сторону двери, да так стремительно, что Алене пришлось распластать по внешней стенке каюты всю пятерню, чтобы устоять на дрожащих ногах. — Я покурю и вернусь.

Кури и не возвращайся — стучало в голове у Алены. На негнущихся ногах она дошла до диванчика, даже не заметив, сколько людей еще внутри. Какая разница, когда рядом Стас? Она видит лишь его и никого больше. Как теперь расстаться? С какими словами? Они сейчас причалят и что дальше? Просто попросить проводить до гостиницы и забыть встречу, как страшный сон?

— Согрелась?

Алена держала пустую кружку дрожащими пальцами, совсем забыв про плащ. А Стас накинул на ее плечи оба, и свой тоже. Как же быстро он вернулся — выкурил сигарету в одну затяжку. Она поморщилась — не от его близости, а от запаха табака.

— Стас, сядь, пожалуйста, напротив.

Она сидела почти с самого краю диванчика.

— Я и не собирался садиться с тобой рядом, — огрызнулся он.

Алена вскинула голову: он по-прежнему опирался рукой на спинку ее диванчика.

— Я просто отвыкла от табака. Отойди…

— Извини. Все никак не брошу… Нервы, — закончил он уже на своем прежнем месте. — Все очень и очень нервно на работе.

— Зато ты не пьешь. Молодец.

— Не пью. Но только лишь потому, что постоянно за рулем.

— Кстати, у меня тоже Форд, — Алена поспешила зацепиться языками за нейтральную тему. — Хотела Мустанг с откидывающимся верхом, но когда мы пошли покупать, была только механика. Я могу только на автомате ездить… Пришлось брать Фокус.

— У меня уже не Форд, — ответил Стас коротко, и Алена поняла, что тот не собирается развивать автомобильную тему дальше. — Согрелась? Или взять еще чаю? Может, коньяка? С лимоном. Или снова в чай?

Алена замотала головой.

— Нет, я не хочу. Скоро причалим и домой… Тебе тоже пора домой. Рано небось вставать.

Она снова уловила непонятное движение его губ.

— Уже гонишь? — слетел с них плевок в ее сторону. — Ты же спать не собираешься пока, кажется?

— Но я пойду греться в гостиницу, — Алена с трудом удержала подбородок на месте. Очень хотелось тронуть им шею и заодно зажмуриться.

— Там, думаю, ресторан еще не закрылся. Ты же почти ничего не ела у чехов. Ну, бар-то точно должен быть открыт… Или, в крайнем случае, вытерпим шум ночного клуба. Ну, и гостиничный холл никто не закрыл уж точно. Лена, — проговорил Стас жестко. — Я не хочу расставаться с тобой прямо сейчас. За четыре года четыре часа — это очень и очень мало. Для меня, во всяком случае. Но если я тебе противен, скажи — и я уйду.

Алена сжала губы, но потом все же сумела их разлепить.

— О чем ты хочешь со мной говорить, Стас?

Он пожал плечами, скинув напускную серьезность.

— Да о чем угодно, дуреха! Я же могу просто слушать. Мамы любят говорить о своих детях. Я с удовольствием послушаю про твоего сына. Переворачивается уже, да?

— Нет, — отрезала Алена.

— Понял. Устала. Вырвалась из дома совсем не для того, чтобы говорить о детях. Хочешь потанцевать?

— Я не умею. Ты, кажется, тоже.

— Ну, тогда нам не будет друг перед другом стыдно, — почти рассмеялся он. — Ты хоть не назовёшь меня неповоротливым медведем…

— Не могу. Я привыкла к тишине. От курева и громкой музыки у меня разболится голова.

Стас нахмурился.

— Лен, я постараюсь больше не курить. И у меня должна быть жвачка. Проверь в кармане.

Алена сунула руку в карман плаща и, когда достала упаковку Орбита, не смогла сдержать улыбки.

— Ностальгия…

— Там много. Бери себе тоже.

Она взяла одну для себя и протянула другую серебристую пластинку Стасу. Он бросил обертку в пустую чашку. Она тоже. А через пять минут и саму жвачка.

— Отвыкла, — извинилась она, и Стас выплюнул свою тоже.

— И не привыкай. Давай догуляем до Лиговки? В двух плащах тебе не будет холодно.

— А тебе в одном пиджаке?

— Нет… — ответил он таким тоном, что уши Алёны просто обуглились. — По рукам?

Стас протянул через стол руку, и Алене ничего не оставалось, как пожать ее. Однако рукопожатие разорвать у Алены не получилось, потому что Стас подтащил ее руку к губам и поцеловал.

— Мы пока еще не деловые партнеры, а просто старые друзья.

Она осторожно высвободила руку. Кораблик причалил к пристани. Стас сунул в карман пиджака лежавшую на столе пачку сигарет и подал Алене руку, но она для начала застегнула на себе оба плаща. Делала она это торопливо, боясь помощи от Стаса, но тот не лез и терпеливо стоял в шаге от неё.

— Отлично выглядишь, — улыбнулся он одобряюще, хотя Алёну нисколько не смутил получившийся наряд.

Ей было не по себе от другого — близости Стаса, от его руки на ее локте. Она не может — не имеет права так реагировать на него. Ей не девятнадцать лет, она замужем и в животе у неё растет ребёнок от другого мужчины. Внутренний голос чуть не сказал — от чужого мужчины.



Ольга Горышина

Отредактировано: 20.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться