Просроченное завтра

Размер шрифта: - +

Часть 1: Глава 1 "Последние сигареты"

К восьми часам вечера консервная банка, висевшая на лестничных перилах, переполнилась, и Макс мог назвать точное число окурков, кинутых туда лично им. За последние два дня он выкурил почти три пачки — с ним такого даже в сессию не случалось. Не хватало только поседеть из-за дуры-сестры! На утро осталась лишь пара сигарет, но идти к метро под дождём за новой пачкой не хотелось. А вот вытряхнуть эту банку можно и нужно —  иначе утром придётся курить в комнате у своей пепельницы и выслушивать крики соседки. Даже хорошо, что дождь — у мусорного бака не встретишь ни дворняг, ни бомжей.

Прогулявшись во двор, Макс остался стоять в подъезде,  придерживая ботинком дверь, чтобы видеть дождь, который, к тому же,  выбивал по козырьку подъезда замечательный такт. Макс тут же вытащил из кармана пачку от сигарет и накарябал ключом ноты.  Возвращаться в комнату не хотелось — была бы возможность, он простоял бы здесь до утра. Алёнка явно до сих пор сидит на диване с каменным лицом. Идиотка! И он не меньший идиот, раз позволил сестре поверить в то, что он поддержит её ложь.

В тот раз ложь была жизненной необходимостью. Нельзя было рассказывать матери о проблемах первой любви.  С кем не бывает. Хорошо, Алёнка ещё вовремя поняла, что наркоманы — народ пропащий, и мечтать вытащить Серёгу из этого дерьма — глупо. Только сама уснёт на маковом поле. Не залетела от придурка, и то хорошо. Но врать матери,  что поступила на вечерний — подло. Надо вернуться домой и попробовать поступить следующим летом. Бабка оставила ему комнату и свою пенсию. Стипендия нулевая. В клубах платят столько, что хватает лишь на сигареты. Им не прожить вдвоём, а тащить из матери деньги,  если сестра не учится, стыдно вдвойне.

Макс хлопнул дверью и в темноте начал подниматься на третий этаж. Неделю назад он лично вкрутил лампочку, но её стырили. Тут же. На новую денег нет. Их нет ни на что. А остальным жильцам пофиг.

— Я обязательно устроюсь на работу,  — сказала сестра, когда он ещё и дверь не закрыл.

У соседей за стеной орал телевизор.  «Вчера около трёх часов утра на Невском проспекте недалеко от казино «Фортуна» был найден труп молодого бизнесмена. Следов насильственной смерти не обнаружено. Документы и бумажник остались при нём, что исключает факт ограбления. Расследование ведет РУВД Центрального района…» Снова стучать и просить соседа сделать потише звук? Да пошло всё…

Макс сел на диван и уткнулся головой в подушку,  всем своим видом показывая, что хочет, чтобы сестра пересела на кровать. Но та не поднялась. Даже сильнее вжалась в диван, чтобы он точно не вытащил из-под неё одеяло. А он готов был лечь спать, не раздеваясь,  только бы не слышать больше этого бреда! Найдёт работу, дура…

— Если ты выгонишь меня,  я вернусь к Серёге!

Макс посмотрел на сестру так, что она обязана была задымиться и рассыпаться пеплом — он бы с удовольствием собрал её в пепельницу и выкинул в окно.

— Я тебя завтра сам посажу на электричку. Поняла?

Алёна сжала губы, но лишь на мгновение. Грудь под футболкой ходила ходуном.

— Ты не понял? Я не шучу! Я хочу жить в Питере и буду, понял?

Макс подтянул ноги и легонько толкнул сестру в бедро, но та упрямо продолжала сидеть на диване. За стенкой уже расследовали очередной глухарь «менты». Уснуть всё  равно не удастся, но и нормального разговора не получится.

— Я имею на эту комнату такое же право, как и ты! — шипела она. Орать ведь не позволяло воспитание — мать как-никак у них учительница.

Да, бабка выбрала его, потому что боялась, что в деревне без отца парень сопьётся и начнёт колоться, а на гитаре будет играть только блатные песни, забыв про отцовский джаз. Она нашла знакомых, которые помогли поступить внуку в «кулёк», в другие места без денег соваться — только трата времени и нервов. С сестрой, увы, блат не вышел — талантов в ней ноль, только тупая учёба, а в этом году конкурс аттестатов, видимо, не играл особой роли, ну, а денег на коммерческий после смерти отца у них не было.

— Да, имеешь, — выдохнул Макс и уставился в «персидский» ковёр на противоположной стене, но даже он не заглушал кино-выстрелы.

Мать их ангел, но четвёртый год в одном доме со свекровью тяжко станет даже ангелу. Они бы с сестрой нормально жили в бабкиной комнате, но вот мать с бабкой перегрызлись бы, оставшись в деревне один на один. Может, и хорошо, что Алёнка лишний год побудет с ними, пока он получит диплом и разберётся с жизнью и деньгами. Тогда бабка вернётся в Питер, и Алёнка станет жить с ней, под зорким присмотром. Год, у него целый год…  Может, всё же удастся подработать в Берлине, если он докажет этому самоуверенному пианисту, что способен играть на его уровне. О Штатах без хорошего саксофониста мечтать не приходится — да и пока у него действительно не тот уровень гитары… Но народ как-то выбирается! Здесь ему ловить нечего…

Макс откинулся на подушку и закрыл лицо ладонями.  
— Я никуда не поеду! — повторила сестра  и развела его руки.

Без косметики она вообще ребёнок! О какой работе может идти речь? Рекламу раздавать или дегустации в магазинах проводить, так ноги у неё не от ушей растут!

— Знаешь,  — Макс откинул сестру к подлокотнику дивана, — здесь нет работы для такой, как ты. Её просто нет. Ты не сможешь продавать элитные мужские рубашки, да и не думаю, что у Ромкиного брата есть пустая точка. Таких, как ты,  тут тысячи!

Алёнка ещё сильнее надулась.

— Это была Ромкина идея! Я не просила и не прошу помощи. Я сама найду работу. Я умею печатать вслепую и очень быстро…



Ольга Горышина

Отредактировано: 17.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться