Просроченное завтра

Размер шрифта: - +

Глава 7 "Всем тяжело"

Утром Алёна получила сообщение, в конце которого впервые стояло имя отправителя. И это сразу насторожило. Стас, видимо, совсем замотался, если решил, что она могла не понять, кто написал: «У меня без тебя абсолютно пропал аппетит. 6:20. Отмазки не принимаются». Алёне хотелось зашвырнуть пейджер в заветный угол и никогда больше не проверять его. Ему скучно, а ей очень весело. Их отношения напоминают пельмени без мяса. Как бы и не одна, но и ни с кем. Строгая экономия чувств. Если бы написал «я соскучился», хоть звучало бы по-человечески, или постеснялся девушки на другом конце провода? Стас постеснялся… Да он отправляет ей сообщения, не думая. Это она, как дура, хочет читать их справа налево, когда они написаны обычным русским языком.

Вот с Эльвирой намного легче. Она прямо говорит, что ей надо.

— Я хочу поехать в Москву на пару дней. К сестре. Кто знает, как там в Штатах всё сложится… — Эльвира на секунду отвела глаза. — Сейчас затишье. Ты справишься с бумагами без меня. И… Присмотришь за Арчибальдом? Ты ведь сможешь остаться у меня на несколько дней?

Алёна кивнула.

— И вообще… — Эльвира снова смотрела в сторону. — Если я попрошу тебя пожить полгода в моей квартире, тебя это очень напряжёт?

Тут Алёна решила не кивать. Квартира Эльвиры ей не по зубам и не по нервам с её белыми стенами и траурными рамками. Только хозяйка иначе расценила замешательство Алёны.

— Лена, ничего ценного, кроме кота, в квартире нет, так что за это можешь не переживать. Отвезти его сестре не могу, у неё собаки. Отдать Саше тоже не вариант. Арчибальд не уживётся с ребёнком. Никогда.

— Если вам надо, то конечно, — ответила Алёна тихо.

В голове начали прорисовываться и плюсы временного переезда. Не видеть тётю Машу и Полину с её странными коллегами, конечно, хорошо, но трястись над английским фарфором не очень приятно. Так что минусы пока перевешивали.

— Конечно, мне надо, — ответила Эльвира довольно грубо. — Но я не хочу тебя напрягать. Я не хочу, чтобы ты подумала, что мне нельзя отказать. Отказать можно любому. И это одно из первых правил настоящей женщины, понимаешь?

Алёна кивнула. Без разницы, что Эльвира имела сейчас в виду. В обоих случаях она безусловно права. Но как отказать Стасу? Позвонить и сказать, что не хочет с ним на ужин и её нежелание совсем не отмазка? Не хватит духу. Такое не работает с ненастоящим мужчиной.

— В Москву я уезжаю в четверг вечером. Я могу на тебя рассчитывать, да? — и тут же добавила: — Вещей не бери. Пересмотри внимательней гардероб Кристины. С ним надо что-то делать.

Александр Сергеевич сегодня даже не звонил матери. Телефон вообще молчал, и Алёна постоянно бросала на аппарат опасливые взгляды, а на кухне мешали дышать розы, хотя и не источали никакого аромата. Поведение господина Светлова укладывалось в рамки «нормального» мужчины — он вовремя понял, что роль сестры или психоаналитика её порядком напрягает. Так почему же до Стаса не может дойти, что развеивать скуку можно и не взращивая в другом человеке зависимость?

Алёна с кратким «привет» села в Форд и потянулась за ремнём безопасности, но
оказалась в приветственных объятиях водителя. Однако быстро из них выкрутилась, потому что они не закончились даже поцелуем в щёку. Стас сделал радио потише, и Алёна, затаив дыхание, стала ждать от него первой фразы, но та оказалась о погоде.

— А ты чего так тепло оделась?

Хотелось завизжать, как это делают девочки в младшей группе детского сада! Может, тогда до школьника наконец дойдёт, что он делает что-то не так? Пока он не заметил её обиды, только смену плаща на пальто. Обрадовался? Нет? Да, до снега она теперь будет его носить. Сказать про Сашу? Конечно. Зачем врать?!

— Саша из-за Оксаны не сможет меня больше подвозить, а идти от метро долго и холодно.

— Совсем? — По лицу Стаса скользнула тень недоумения. — Разве это надолго? Что-то серьёзное? — И тут же добавил: —
 Или это не из-за простуды Евы?

Алёна мотнула головой. Скорее всего она ему сейчас не врёт — Оксана не будет вкалывать при таком отношении Саши к бизнесу.

Стас с минуту смотрел вперёд и наконец выдал:

— Оксана, конечно, особенного энтузиазма в работе не проявляла. Понятно, что раньше она занималась совсем другим и в лучших условиях…

Какой ты догадливый с другими, хотелось закричать Алёне! Впрочем, про другую работу Оксаны Стас знать не может, но офис Тимофея явно выглядел иначе. И кофе заваривал не он, а она.

— Ну и ладно! — Стас завёл машину. — Она в любом случае не вписывается в мою новую концепцию. Я расскажу о ней за ужином, хорошо?

А то у неё есть выбор? У неё есть только обязанности слушателя. Она уже узнала мнение Саши и была уверена, что в итоге согласится с ним. Еда казалась пресной, а сок отдавал водой, хотя в этом месте они стали завсегдатаями и никогда не мучились животами. Стас тоже не замечал никаких изменений в работе шеф-повара, это только у Алёны крутило живот и закладывало в ушах от его голоса. До безумия хотелось услышать на другом конце стола короткие гудки, но Стас только начал говорить и не думал останавливаться.

— Понимаешь, когда даже я прихожу на встречи, на меня смотрят свысока — типа, парень, я больше тебя знаю. Я уже деньгами ворочал, когда ты под стол пешком ходил. По телефону легче скрыть возраст, но на нынешнем рынке необходим личный контакт. А придёт Катя к заведующей… Да у неё такая же пигалица дома, как с ней можно говорить о чём-то серьёзном, о деньгах? И между ними пропасть, они друг друга не поймут. У мужиков всё за бутылкой решается. Только на Вась-Вась. А в магазинах тётки, но если отправить к заведующей бабу её возраста, они могут перетереть за жизнь, ну и слово за слово… Потом у молодёжи голова другим забита, и это мешает работе…



Ольга Горышина

Отредактировано: 14.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться