Просроченное завтра

Размер шрифта: - +

Глава 21 "Выстрел в висок"

Телефонная трель отозвалась в голове набатом, и Алёна закричала в трубку, точно оглохшая:

— Ну что ещё?! — и проглотила то слово, которое сейчас очень подходило к Стасу. Она разрывалась между компьютером и телефоном уже третий час, хотя умоляла его вчера приехать к ней с бумагами. Однако в ответ получила злое, что тот не переступит порога Сашиной вотчины. Так прямо и сказал. — Сложно, что ли, хотя бы по факсу прислать нормальную сводную таблицу по каждой своей тётке? Задолбал!

— Ты с кем так разговариваешь?

Услышав голос матери, Алёна чуть не выронила трубку, но быстро собралась.

— С Пашей, — соврала она ровным голосом. — Сколько раз просить не звонить мне в рабочее время? Я зашиваюсь здесь.

— А вечером ты не берёшь трубку.

Да, вечером она действительно не брала трубку, потому что была занята делом куда более приятным, чем материнский допрос, а именно в него перетекали все разговоры. Александр стал заглядывать к ней теперь вечерами, по дороге со склада домой. Она могла засекать продолжительность их свиданий секундомером. И эти секунды она не желала никому отдавать.

 — Мам, вечером я тоже работаю. Отдыхать буду, когда сдам все отчёты. Что ты хотела?

— Узнать у тебя, почему Максим снова едет в Берлин.

— Серьёзно? Я не знала.

— А что у них с Полиной произошло, ты знаешь?

— А у них что-то произошло?

В трубке защёлкала тишина.

— А ты вообще в курсе, что она съехала с квартиры?

— Мам, я там не была с декабря. И после праздников не видела Макса. Так что спроси у него самого.

— А тебя брат совсем не интересует, значит?

— Причём тут это?! — Алёна нервно щёлкнула мышкой. — Я не собираюсь лезть ему в душу. Если он не сообщил мне ничего, значит, моё мнение его не интересует.

— Это наша семья больше не интересует тебя. Может, ты даже забыла наш адрес, раз не приезжаешь?! И, наверное, то, что живёшь в чужой квартире?

Алёна прикрыла глаза.

— Мама, я здесь не живу. Я здесь работаю. Днём. А ночью слежу за котом. Если это всё, зачем ты звонила, то мне надо вернуться к работе.

Она отключила телефон и откинулась на спинку кресла. Голова раскалывалась. На глазах наворачивались слёзы от усталости и обиды на Стаса. Тот, будто специально, вдруг начал присылать ей разрозненные данные, чтобы она сломала мозг и глаза, впихивая цифры в программу. Хотя временами чёртик за спиной посмеивался над ней — громко и жестоко, что это она просто не справляется с рабочими обязанностями, а не Стас ставит ей палки в колёса. Какой смысл? Ему ж самому выгодно, чтобы отчёты были сданы, как можно раньше, и без особых финансовых затрат. Во всяком случае, Александр хочет именно этого.

— Лена, — он сидел на кровати в накинутой рубашке и не думал её застёгивать. — Меня не будет неделю. Может, две. Они вдвоём не справляются со сборами, хотя Люда полностью взяла на себя ребёнка. Мне уже плешь проели. Отпустишь меня?

Она промолчала. Только кивнула, хотя он и не смотрел на неё. Рабочая усталость, помноженная на разбитые родственные узы, состарила его за месяц лет на пять. Она даже со страхом искала в его волосах серебряные нити. Они не нашлись, но это оставалось всего лишь делом времени. Саша Светлов не напоминал больше того жизнерадостного мальчишку, с которым она кидалась в постель в первый месяц их отношений. Она провела рукой по сгорбленной спине, но Александр не обернулся. Бедный до последнего надеялся, что мать договорится с Кристиной повременить с продажей квартиры или продать её в рассрочку ему самому. И временами они оба думали, что Эльвира даже не затевала этого разговора. Александр решил подождать с покупкой — доллар рос куда быстрее его бизнеса. Светловы сняли большую квартиру, с ремонтом, которую хозяева отчаялись продать без опускания цены.

— А потом мы с ними договоримся.

Только, когда он это говорил, в голосе не чувствовалось особой уверенности.

Они попрощались даже без поцелуя. Переезд Александр воспринял своим личным поражением в семье. Алёне тоже было обидно. Она за глаза ненавидела Кристину и сложила стопочкой рамки в углу кабинета, сняв со стен все фотографии до единой — ещё два месяца это её владения. Она убрала фотографию Тимофея и с журнального столика в гостиной, и Александр ничего не сказал против —возможно, он даже не заметил её пропажи или хорошо скрывал свою радость.

А вот она скрывать свою тоску не могла. Алёна подбивала цифры, но вечером готова была запустить в экран чашкой с остывшим чаем. Да, именно на это она подписывалась, принимая предложение Эльвиры — цифры, кот и одинокие вечера. Саши Светлова в контракте не было, но именно ожидание его прихода удерживало её в кресле. Два вечера она провела в театре, но комедии не смешили. Она обнимала ночью собаку и рыдала. Александр звонил. Только разговоры, даже когда фоном звучал шум машины, были чисто деловыми. И так же сухо он сообщил, что во вторник, как планировалось, не приедет. Тогда она набрала номер их старой квартиры в надежде застать там Оксану. И жена Александра сняла трубку и, не скрывая радости, приняла предложенную помощь.

Алёна закончила отчёты. Александр заберёт их в конце недели, но, возможно, просто через порог. Она хотела заполучить вторник перед налоговой котовасией, но не получилось. Так она хоть увидит его. Две недели — сумасшедший срок. Её не напрягала физическая работа, ей плевать было на Оксану — ей физически необходимо было ощущать хотя бы спиной присутствие Александра. Только часа три они провели с Оксаной наедине. Даже без её матери. Темой разговора была только Ева, но Алёна не слушала. Она вздрагивала от каждого шума на лестнице, но приход Александра затягивался. А потом он поздоровался достаточно сухо и сообщил, что грузчики приедут через десять минут. Все эти десять минут от пустых стен отскакивали его гулкие шаги. Он говорил с кем-то по телефону, и, выглянув в коридор, Алёна увидела, как он с перекошенным лицом пытается начирикать что-то в прислонённом к стене блокноте. Поняв, что у него на весу перестала писать шариковая ручка, Алёна ринулась к только что собранной коробке с детскими игрушками, потому что видела в ней карандаш. Оксана не успела даже возмутиться, как Алёна бросилась из комнаты в коридор, но Александр уже сунул мобильник в карман.



Ольга Горышина

Отредактировано: 17.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться