Протокол "Алиса". Лимит Свободы

Размер шрифта: - +

VI

- Мы не договаривались действовать подобными методами! - вообще-то Брюс редко повышал голос, но теперь по-настоящему вышел из себя. Должно быть, впервые за долгие годы.

- Мы вообще с тобой ни о чем не договаривались. Я пытаюсь спасти и тебя тоже, наряду с миллионами людей, и если тебе что-то не нравится, можешь валить на все четыре стороны, - Катя в свою очередь в принципе была довольно эмоциональна и в крайности переходила легко.

- Миллионы прекрасно живут без твоей помощи! И я все это время прекрасно существовал! До того как ты появилась, никто не пытался меня убить! - Брюс задумался на секунду. - Ну, почти никто…

- Если бы не я, ты был бы уже мертв! Или оставался бы такой же слепой овцой, как другие!

- Ты не о других думаешь, а только о себе! Если бы ты не хотела найти свою дочь, что вообще выглядит каким-то безумием после стольких лет, ты бы ни за что не ввязалась в эту войну! И плевать на все эти миллионы овец, как ты их называешь. Хотя на самом деле, это нормальные счастливые люди, которые вполне довольны своей жизнью! - Брюс тут же пожалел о сказанном. Насчет дочери Кати он явно хватил лишнего. Но в огне спора трудно удержаться от того, чтобы не вбросить в пламя все имеющиеся поленья.

- Ну и что с того, это не значит, что моя работа не важна и не полезна! - Катя держала удар, хотя в ее голосе появился едва уловимый намек на слезы.

- Но важно то, какими способами ты делаешь эту работу. Иди и спроси людей, хотят ли они стать немного свободнее и жить лучше, хотя еще не известно как мы все будем жить без машины, но при условии жертвы трех жизней. Согласны ли они на то, чтобы их благополучие было основано на трех смертях?

- Ой, посмотрите какие мы мелодраматичные, - Катя театрально закатила глаза. - Это война, а на войне иногда умирают люди. - девушка замолчала, а спустя пару секунд продолжила. - я не это хотела сказать. - Она вдруг успокоилась. - Ты же понимаешь, что это был несчастный случай? Мы не могли предвидеть всего. Мы остановили все поезда. Кто мог подумать, что этим работягам придет в голову вздремнуть в том самом туннеле, который мы решили взорвать.

- Мы должны были пять раз все проверить. Никто не должен был пострадать. На этой войне мы не будем никем жертвовать.

- Я согласна. Ребята допустили ошибку. Мы допустили ошибку. Но сделанного не воротишь. Нет смысла сейчас спорить. Мы не можем остановиться теперь, когда цель так близка, - Катя говорила уже совершенно спокойно и рассудительно. - Впервые за все эти годы появился шанс ее одолеть. Ты не представляешь как долго я этого ждала. Мы должны закончить начатое, - последнюю фразу Катя сказал твердо и четко.

Брюс вздохнул. Конечно, она была права, но он не мог смириться с новыми трупами. Он стал причиной гибели тысяч людей во времена Алекса Рода, и теперь его идеи приводят к новым жертвам. Брюс практически никак не участвовал в проводимых в последние недели операциях, но все-равно чувствовал свою непосредственную ответственность за случившееся. Едва ли он, правда, имел право устраивать тут дебаты. В действительно в этой войне он бы никем, посторонним, и всегда мог уйти. Брюс понимал, что это не его сражение, даже если Катя пытается утверждать обратное и возвести все к некой великой миссии, которая должна обернуться благом для всех людей. Единственное чего он не понимал, так это почему она с ним спорит и тратит на это время и силы. Она могла выкинуть его, как только он отдал Ключ Рода.

Несмотря на хорошую поданную идею, Брюс был здесь холостым патроном. Но девушка явно хотела его удержать и втянуть в свое партизанское движение, хотя и старалась не подать виду.

В последние недели основной ударной силой этого сражения стали члены группы “Искореженный металл”. Организация неолуддитов, которая выступала против новых технологий. Что было довольно забавно, учитывая что в основном участники группы были хакерами и проводили за ноутбуками и разными гаджетами все свое время. В их мире, однако, существовала какая-то грань отделяющая хорошие и дозволенные технологии от тех, что подлежат безоговорочному уничтожению. “Алиса”, разумеется входила в черный список, и металлисты ставили себе цель ее уничтожить с самого первого дня рождения организации. Правда, до настоящего момента никакого прогресса на этом поприще они не достигли, и занимались в основном более простыми миссиями, вроде диверсий в компьютерных сетях крупнейших технологических гигантов. Теперь, совместно с гением Кати и скромной поддержкой Брюса, они нанесли первый серьезный удар по работе вездесущего и всемогущего искусственного интеллекта, который безраздельно правил в Городе А.

Дата-центр в Ситтафорде буквально ушел под землю (еще глубже, чем был) и эффект от обрушения тоннеля превзошел все ожидания диссидентов - едва ли теперь кто-то мог раскопать здесь хоть один сервер. Правда, гибель трех рабочих, случайно оказавшихся в тоннеле в момент взрыва, сильно омрачала дело. Все участники операции, и без стенаний Брюса, чувствовали себя виноватыми. В течении нескольких дней никто даже не выходил на связь - таким образом самоорганизовался некоторый траур. На самом деле всем было стыдно и больно. Большая часть группы состояла из девушек и юношей моложе двадцати, и некоторые из них надолго потеряли интерес к диверсиям, особенно предполагающим использование взрывчатых веществ.

Благо нападение на еще один дата-центр шло параллельно - после трагедии Ситтафорда, вторая акция могла уже и не состояться. В “Русском квартале” все прошло отлично. Катя хотела заняться этим заданием самостоятельно, но металлисты очень настаивали - всем хотелось принять максимальное участие в главном сражении их жизни. Катя не стала упорствовать. Она была не против остаться в тени, тем более, что металлисты были очень способными хакерами. В результате нарушения работы датчиков дыма и температуры и отключения системы охлаждения, комната набитая доверху машинами, выделяющими тонны тепла, выгорела дотла спустя пару минут после первой искры.



Tate Sparrow

Отредактировано: 14.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться