Психология проклятий. Бонус

Размер шрифта: - +

3

Венчальный браслет обжигал запястье. На самом деле это было не так приятно, как расписывали попискивающие от счастья невесты в регистрационных пунктах. Браслет был не казённый, а притащенный откуда-то Сагроном, и на нём то и дело вспыхивали магические защитные руны.

- Родовой? – позволяя мужу взять себя за руку, спросила Котэсса. – А почему тогда твои родители его не носят? Ведь должны же вроде.

- Должны, - подтвердил Сагрон. – Но мама предпочитает не носить вообще ничего. А это от прадеда досталось, он был последним магом в нашем роду. До меня, разумеется.

- Славный род Дэрри потерял магическую жилку?

- А то как же. Как только славный род Дэрри выбрался из свинарника, в котором трудился долгие годы, и проложил себе путь если не в столицу, то в большой город, они тут же взялись за торгашество, а это, как известно, нисколечко не способствует развитию магического дара. Дед, конечно, пытался протолкнуть мысль, что он – свободный романтик, на всё способный, как всем нам известный советник… Но внук у него – не основатель королевской династии, а обыкновенный университетский препод.

Сагрон мечтательно улыбнулся. Было видно, что основателем королевской династии он становиться и не собирался, а своей профессией искренне наслаждался. Всё-таки, в обучении студентов было что-то эдакое… Прекрасное, интересное и завлекающее. Хотя ни семья, ни знакомые из родного города не поняли и не приняли выбор Дэрри, но он не видел в себе никакого потенциала в контексте торговли и приумножать капиталы семейства не планировал.

- Оборвалась династия, - протянул он. – Надеюсь, наши дети не решат примкнуть к своим дедушке и к бабушке.

- Ни с чьей стороны, - дополнила это предположение Котэсса. – Потому что мои ещё хуже, чем твои.

Сагрон не стал спорить. Во-первых, возражать в такой солнечный летний день, ссориться с женой в день их свадьбы – это всё не прибавляет охоты к спорам. А во-вторых, семейство Дэрри, при всех его недостатках, было образованным, обеспеченным и, что самое главное, не страдало повышенным интересом к алкоголю. Тэсса же смеялась, что пока её родители выпивали, они хотя бы не особенно лезли в её жизнь.

Впрочем, деньги просили что тогда, что сейчас.

Пальцы Сагрона будто случайно скользнули по тонкой вязи рун браслета Котэссы, и жена недовольно, как та кошка, зашипела.

- Обжигает, - проворчала она.

- Значит, чувства сильные, - усмехнулся Сагрон. – Мне говорили, именно так и работает.

Его собственный браслет тоже грел руку приятным теплом, а когда Тэсса оказывалась непозволительно близко – как для улицы непозволительно, - опалял, присоединяясь к вспышке эмоций и убыстряющемуся сердцу. Котэсса же, хоть и ворчала, что ей всё это не нравится, браслет не снимала. Семейная реликвия не обладала никакой особенной магией, не застывала на запястье, как влитая – это ж не королевские украшения, в конце концов, а обыкновенные, даже если и обогащённые магией веков, - но защищала и дарила какое-то особенное ощущение связи.

- Скажи-ка, - вдруг своим особенным, свойственным только не самым приятным жизненным ситуациям голосом протянула Тэсса, - а ведь если мы разведёмся, от этих браслетов удастся избавиться?

- А мы собираемся разводиться? – поразился Сагрон, не знавший ответ на вопрос о браслетах. В теории, конечно, должно удаться, но те в его семействе, кто этой магической штучкой владел, как-то не испытывал судьбой, а неодарённые к ней и не прикасались. – Уже? Я был уверен, ты потерпишь меня ещё хотя бы несколько лет. Вот поступишь в аспирантуру…

- Болтун, - проворчала Котэсса, для верности ещё и раздражённо толкнув Сагрона локтем под рёбра, и раздражённым жестом указала на три фигуры, застывшие у входа в общежитие. – Ты что, серьёзно думаешь, что я хочу разводиться из-за тебя? Меня куда больше раздражает твоя мамочка!

- Это взаимно, - отметил Сагрон. – Может быть, не пойдём туда? Сейчас ругаться начнут. Твоя опять будет обзываться и называть меня больным…

- А твоя скажет, что я – неотёсанная деревенщина, и имя у меня, между прочим, дурацкое, - подтвердила Котэсса коротким, раздражённым кивком. – Наверное, ты прав. Пойдём-ка отсюда. Погуляем…

Сагрон порывался спросить, как же первая брачная ночь, но не стал. С боевым магом не слишком-то с руки общаться на такие опасные темы, это как минимум… а Котэсса вообще была тяжёлой на руку и острой на язык. От этого она не становилась менее любимой, и Сагрон с удовольствием провёл бы рядом со своей супругой всю оставшуюся жизнь, только вот предпочитал, чтоб в этой жизни не так активно участвовали родители. Причём с двух сторон.

Мама Сагрона было обернулась и – насколько можно было рассмотреть с такого расстояния, - кажется, что-то заподозрила. Дэрри медленно попятился назад, притягивая Котэссу к себе, и, кажется, порывался броситься бежать. Тэсса и сама явно не намеревалась отказываться от столь приятного занятия – побег в данном случае можно было считать чем-то святым и очень-очень полезным для развития семейных отношений.

- Когда у нас появятся дети, - прошептала она, невольно зажигая на пальцах пульсар, - ни одна бабушка и ни один дедушка не будет принимать участие в их воспитании. Ты меня понял?

- Не вижу повода спорить, - согласился Сагрон. – Но это лучше б погасить…

Он потянулся к правой руке Котэссы, и браслеты против их воли соприкоснулись. Что-то вспыхнуло, перед глазами запрыгали яркие пятна, свойственные только определённому роду колдовства, и мир вокруг превратился в смазанные пятна. Сагрон только и успел, что рывком притянуть к себе Тэсси, намереваясь защищать её от любой напасти, и воронка закружила их обоих, заключая в плен искристой россыпи.



Альма Либрем

Отредактировано: 05.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться