Птица счастья завтрашнего дня

Размер шрифта: - +

5

 

Я прихожу в себя, лежа на боку. Неприятно гудит в черепной коробке, но снаружи не лучше — над ухом вдобавок что-то попискивает. Я неуклюже дергаюсь, пытаюсь перевернуться на спину, но меня придерживают за плечо. Поскольку ладонь и покрытие на ногтях знакомое, а лежу я в собственной кровати, то паника даже не успевает начаться. Память ко мне возвращается не сразу, ощущения очень странные. Кажется, что это все было не со мной, что мне просто приснился кошмар. Беркут в соседней комнате, стоит его позвать и...

— Я раскроила тебе череп, извини, — со вздохом говорит Рая, обрывая мои мысли.

— Насмерть? — мне хочется сжаться в комок и разрыдаться, но я стараюсь отвечать ровно, с усмешкой.

— Нет! — прикрикивает на меня Рая. — Скажешь тоже! Я же знаю, куда бить. Ты почти в порядке. Стимулятор я ввела, царапину обработала, а облучение уже заканчиваю. Пару дней может сохраняться дискомфорт, но последствий не будет.

— Хорошо иметь дома врача, — я тихо посмеиваюсь. На что Рая хлестко бьет меня по плечу:

— Ты идиотка! Что бы я делала, если бы и тебя потеряла? Признай, что тебе повезло! А если бы он тебя ударил? А если его дружки…

— Я удалю тебя с записи, а свое лицо подменю. Соседи не проболтаются, сами в этом замешаны, а нас никто не узнает. И сегодня же внесу запрос на установку системы охраны в коридоре и тревожные кнопки в подъезде. Давно пора ограничить проход в подъезд. Беркут просил о тебе позаботиться...

Я заканчиваю перечислять и не знаю, что сказать дальше, а Рая все молчит и продолжает манипуляции. Но вот писк над ухом стихает. Одобряюще сигналит сканер, и Рая нажимом руки дает мне знать, что перевернуться можно. Я поворачиваю голову в ее сторону: она как раз укладывает медицинские штучки обратно в чехлы. Я сходу узнаю только машинку для швов. Застежка на чехле не закрывается. Рая давит, дергает заевший механизм, а потом сдается — отбрасывает прибор в сторону — и поворачивается ко мне:

— А о себе ты позаботишься? Подумаешь?!

— Зачем? — я хочу забросить руки за голову, но вспоминаю о травме и складываю их на груди. — Мне и так хорошо.

— Иволга, не закрывайся, — теребит меня Рая. — Я знаю, что тебе так же тяжело, как и мне! Это же Беркут!

— Мне некогда об этом думать, — я отмахиваюсь от нее. — Мне нужно работать, чтобы все наладить. Я все исправлю.

— Иволга, что ты собралась делать?!

— Пока ничего. Пока мне просто нужно выполнить просьбу Беркута, — я встаю, одним движением сметаю в сторону бардак на столе — сплошь безделушки и мусор, нахожу среди них шлейфы для неразлучника и инструменты. Как только у меня получится скопировать все личные данные Беркута в одно из выкупленных мной в инфосфере хранилищ, я займусь сигналом прибора. Если он работает. По крайней мере, я надеюсь на это. Но сначала мне нужно заняться финансами, иначе счета брата закроют.

— Я могу с тобой посидеть? — Рая ловит меня за рукав, когда я пробегаю мимо кровати. Я молча киваю, бросаю несколько пледов на пол, на один из них усаживаюсь сама, пытаюсь расслабиться перед погружением. Мгновение спустя я чувствую, как моей спины касается чужая спина, как Рая устраивается рядом, но отвлекаться нельзя, — и я ухожу в инфопространство.

Все, что связано с Беркутом, мне нужно собрать, скопировать и переместить. Его файл пока на месте, счета доступны — прошел всего час с момента ареста. Хотя в случае с акселераторами это и арестом не назовешь. Потому что задержанный вымогатель будет за бесплатно чистить сортиры несколько лет, наркодилер — подметать улицы или работать на ферме за паек. Проститутки, грабители, воры, мошенники, любители грозить кулаками или махать членом, продавцы оружия, слухачи — безопасники забирают всех, вносят в личное дело строки о правонарушениях и рекомендуемых методах исправления. Обычно это трудотерапия, бывает, ее дополняют химической кастрацией или седативными препаратами. Всех правонарушителей, конечно же, отслеживают. Но они и сами не сопротивляются, куда им деваться? Не в Котел же. Даже убийцы в большинстве случаев возвращаются на улицы Тохи, в каком виде — это другой вопрос, но возвращаются. А мутанты — нет. Их файлы исчезают, а это значит, что они умерли. Или нет? У меня есть крошечный шанс узнать это наверняка и вытащить Берка.

Поэтому я спешу сохранить все о брате, пока его данные не исчезли. Потому что если я его найду… нет, когда я его найду, ему все это понадобится, чтобы начать все с начала. Я сменю ему личный файл, создам другую биографию, опыт работы, подкорректирую изображение... Мне бы еще один шанс, еще одну возможность — в следующий раз я смогу защитить младшего брата, я буду осторожной.

Уники с личного счета Беркута очень быстро перелетают на счета Раи. Я подтверждаю перевод и с помощью вмешательства в механизм, сообщающий о движении средств, сохраняю видимость того, что уники никуда не делись. Было бы забавно посмотреть на лица финансистов, которые счета обнулят, а получат только минус на балансе. А когда они начнут разбираться, то окажется, что сам Беркут уники и перевел. Чтобы не рисковать вообще, я зашла с его аккаунта.

Брат собрал приличный для Тохи 18 капитал. Как мог, он заботился о будущем, планировал, мечтал... Теперь это мое задание — вернуть все обратно. Себе я беру совсем немного уников, так, на крайний случай, потому что расходы мне предстоят разные. Пока идет передача средств, я нахожу контакт Лэрро и прошу о встрече. Мне не хочется встречаться с ним еще раз, раскрывать свои проблемы перед чужим по сути человеком, но у меня нет выбора. Или я его не вижу. Но Лэрро что-то говорил о задании. Я возьмусь даже за самое дурацкое. Час назад меня его предложение не интересовало, теперь оно важно — мне нужны не столько уники, которые Лэрро может заплатить, сколько его услуги и связи. Слухачи — одиночки, а вот вокруг мастеров постоянно кто-то вьется.



Анна Лерой (Hisuiiro)

Отредактировано: 17.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться