Птицы Уходят Под Лед

Размер шрифта: - +

Глава тридцать седьмая. "Тем, кто остался - мои слезы"

Помещение, в которое они попадают, оказывается просторным и ослепительно белым. Эдж оглядывается по сторонам и понимает, что его матери с ними нет, и это заставляет тонкую жилку сомнения снова забиться где-то глубоко внутри. Что за игру она ведет, и какая роль в этой игре отведена ему?.. Мысли снова сбиваются, когда он переводит взгляд на Арбера, расхаживающего по этому странному залу взад-вперед с видом, будто он здесь хозяин.
- Тебе знакомо это место, Эзра? – спрашивает полковник, опережая любые вопросы.
- Это я у вас хотел спросить, - Эдж еле заметно усмехается. – Еще как знакомо, сэр. Именно отсюда та справедливая леди, которая послала нас сюда, отправила меня и мою сестру на смерть. В первый раз, - добавляет он, продолжая наблюдать за реакцией полковника. 
- А каков же был второй? – Пронзительный взгляд Арбера упирается ему прямо в лицо. – Глупо, наверное, не помнить собственную смерть.
- Его застрелили, - поспешно вклинивается Лайза. – Сначала отравили едким дымом, на который у синтетиков вообще не должно быть реакции, а потом застрелили. Он же, как и я... бракованный.
Сказав это, она передергивает плечами, словно последнее слово было страшным оскорблением. Эдж переводит взгляд с сестры на полковника и понимает, что эти двое знают о его жизни куда больше, чем он сам. И если Лайза еще может претендовать на право обладать такой информацией, то Арбер... С каждой секундой скайлер все больше убеждается, что этот человек как-то связан с его прошлой жизнью – с той жизнью, в которой была Джорджия Кэтрин Хантер.

- Вы знаете Джой? – спрашивает он, когда они идут куда-то в пустоту по зеркальному коридору. – Преемницу, которую искало Возрождение?
- Знаю, - коротко бросает Арбер, взглянув на него искоса. – Ты ведь любил ее, Эзра Латимер. Я не мог этого не знать.
- Он любит ее, - возражает Лайза, как всегда, не вовремя. – В настоящем времени, полковник. 
- В настоящем времени, - медленно произносит тот и проводит ладонью по лицу. – Прости меня.
- За что? – Эзра останавливается, будто налетев на невидимую преграду. – Я совсем вас не знаю, сэр.
- Именно за это. 
Впереди появляется крепкая стальная дверь, и Арбер, стряхнув оцепенение, направляется к ней. Эзра молча смотрит, как его пальцы набирают код на сенсорном замке, и что-то смутно знакомое чудится ему в этих сосредоточенных движениях, напряженно прищуренных глазах и прямой, негнущейся спине. Этот человек – воплощенная власть, власть абсолютная, несокрушимая, беспрекословная; в его взгляде было нечто такое, что могло заставить кого угодно пойти хоть в бой, хоть на плаху. Кого угодно – кроме Эзры. И, как он отчаянно надеялся – кроме Джой.

- Что мы здесь делаем? – В голосе Лайзы чувствуется нетерпение вперемешку с неприкрытой тревогой. – Это же... секретный архив Спектрума, разве нет?
- Великолепное наблюдение, мисс Латимер, - Арбер все еще стоит спиной, но даже так Эзра чувствует его ироничную усмешку и насмешливый прищур холодных глаз. – И на этот раз мы пришли по адресу.
Дверь бесшумно открывается, и по ту сторону ее оказывается темное помещение, в котором немедленно загорается свет. Эзра видит голые стены, изрешеченные, словно неправильно ровными прямоугольными дырами, многочисленными экранами и приборными панелями. Это место скорее похоже на штаб запуска ядерных боеголовок, чем на тот образ, который возникает в голове при слове «архив». Впрочем, скайлеру уже давно не привыкать к тому, что любые образы, созданные его изломанным воображением, обращаются в пепел при первом же соприкосновении с реальностью. 
- Предлагаю на секунду остановиться и проникнуться моментом, - голос полковника снова врывается в его мысли. – Вряд ли вы мне поверите, но все, что вы сделали... все, что вы принесли в жертву и все, что вы оставили позади – все было ради этого.
- Ради этого? – Лайза постукивает костяшками пальцев по стене. – И что же это, мистер Арбер?
- Конец пути.

Он в два шага пересекает помещение и поспешно вводит какие-то данные на одном из экранов. Издав короткую трель сигнала, тот включается, показывая все еще ничего не понимающему Эзре тамбур одного из летящих высокотехнологичных поездов. Камера плавно движется вдоль узкого коридора, пока наконец ее свет не выхватывает из приятного полумрака фигуру стоящей у окна девушки.
- Джой! – Отпихнув сестру, скайлер бросается к экрану и упирается ладонями в стену. – И это ты...

Лицо девушки кажется нарисованной на компьютере моделью – застывшее, словно высеченное умелым скульптором из камня, оно не выражает абсолютно ничего. Ее потухший взгляд направлен куда-то в летящую за окнами ночь, и даже приближение камеры не вызывает у нее никаких эмоций.
- Что это за съемки? – не выдерживает Эзра. – Арбер!
- Еще одна маленькая деталь, крылатый, - полковник щелкает пальцами. – Эта женщина всегда сделает то, что скажет.
Прислушавшись, скайлер узнает голос своей матери, но затем звук пропадает, и от этого ему хочется засадить по экрану кулаком. Он видит Джой, но не слышит ее, равно как и не слышит, какой ложью Мэри опутывает ее на этот раз. Что она может сказать Преемнице, чтобы пробудить ее? Какая сила вообще может пошатнуть эту девушку настолько, что тени прошлого вырвутся наружу?..
- Джой, - шепчет Эзра, забыв о том, кто находится рядом с ним. – Моя Джой, моя Преемница, моя Грэвити, моя земля обетованная. Пожалуйста, Джой, не верь ей. Ради меня. Ради всех нас.

Он прислоняется лбом к экрану, наплевав на осторожность, и чувствует, как по спине бежит дрожь, задевая своей холодной волной мертвые крылья. Кровь приливает к лицу, и от этой новой ударной волны ему кажется, будто еще миг – и он обретет былую силу. Это было бы так справедливо – здесь, там где все закончилось, все могло бы начаться снова. С чистого листа, с новой строки, с нового вдоха. 
- Потерявший благодать, - вдруг говорит Арбер непривычно серьезным голосом. – Посмотри, где ты оказался.
Эзра отрывается от экрана и оглядывается вокруг. Внезапно все приборы на стенах вспыхивают, как если бы их включили одновременно, и со всех сторон на него обрушиваются кадры – кадры далекого и не очень прошлого, с которых смотрят лица живых и мертвых, чужих и близких, негодяев и героев. Эти лица, словно в ночных кошмарах, окружают скайлера, пронизывая его своими удивительно живыми глазами. Он смотрит во все стороны, пока наконец его взгляд не упирается в один-единственный экран – экран, с которого прямо в душу глядит живая, серьезная, внимательная, с настороженным прищуром темно-карих глаз девочка по имени Ритт Аманда Клэнси.
Все остальные изображения снова гаснут, но теперь Эзре нет до них никакого дела. Он смотрит этой девушке глаза и не может быть уверен в том, что помнит, как сделать еще один вдох.

- Покажите.
Его голос кажется чужим и неестественно громким, словно он звучит со стороны. Арбер подходит к экрану и, словно повинуясь внезапному порыву, проводит пальцами по губам Ритт – движение, которое говорит о многом и в то же время не значит ничего. Не глядя, он смахивает фотографию, открывая похожую на мозаику сенсорную панель, на которой виднеются мелкие квадратики файлов, фотоматериалов и видео.
- Это все... о ней? – спрашивает Лайза.
- И не только о ней, - отвечает полковник, даже не обернувшись в ее сторону. – Вы еще не поняли? Здесь – каждый из вас. Все вы. Ваши жизни, ваши связи, ощущения, воспоминания – все, что называется вами. Мэри Эн заведует этим архивом, и именно она открыла мне доступ к данным о Ритт Клэнси. Эта информация сейчас важнее, чем все сокровища мира... В конце концов, ей было оставлено и кое-что еще.
- Но почему? – Эзра подходит к нему почти вплотную. – Джой, то есть Ритт... почему она так ценна для вас?
В ответ Арбер молча прикасается к одному из рычагов, разворачивая все экраны на противоположной стене в один большой проектор.
- Не только для меня.

Мигнув, темнота сменяется изображением большой роскошной студии, в которой находятся два человека. Запись довольно старая: девушка в строгой офисной юбке и с микрофоном, прикрепленным к карману блузки, придвигается чуть ближе к молодому мужчине, одетому в дорогой офисный костюм. 



Анастейша Ив

Отредактировано: 21.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться