Путь Светлячка

Размер шрифта: - +

III - 5

 

1988

 

Через год после знакомства они поженились.

Весь этот год, то есть ровно двенадцать месяцев, Илья ухаживал за Светланой - красиво, по всем классическим канонам. Он дарил букеты алых роз и водил её ужинать в дорогие рестораны, провожал до дома и целовал на прощание у подъезда, но никогда не напрашивался остаться на ночь и вообще не распускал рук, не позволял себе вольностей и был очень терпелив и деликатен, при этом не скрывая, что сильно увлечён актрисой и рассчитывает в конце концов на более серьёзные отношения. Светлану даже слегка утомляла эта джентльменская предсказуемость, почти шаблонность ухаживаний Ильи, словно он вычитал свод правил в какой-то книжке и теперь уверенно применял их на практике. Да, их отношения развивались именно так, как и должны были развиваться отношения молодых мужчины и женщины, нравящихся друг другу. Всё было ужасно мило, но... как-то слишком мило. Слишком правильно, почти идеально, даже скучно. 

Предложение руки и сердца она приняла не без внутренних колебаний. Светлана не привыкла себя обманывать и понимала, что едва ли влюблена в Илью. Она не сгорала от страсти, но, в целом, ей было довольно хорошо и спокойно в его компании. В нём чувствовался мужчина. И потом... наверное, она просто устала быть одна. Пять лет. Пять бесконечно долгих лет тишины, надежды  и ожидания. И - ни весточки, ни звука... Она была всего лишь слабой женщиной, которой хотелось крепкого сильного плеча, на которое можно было бы опереться. Она, как утлая лодочка в бушующем море, металась в поисках тихой гавани и долгожданной пристани. Ей хотелось тепла, и ласки, и заботы. И чтобы было, с кем пошептаться ночью - голова к голове, лёжа на одной подушке...

Свадьбу Илья предложил сыграть в ту же дату, когда они со Светланой впервые встретились в Таллине, на съёмках. Это снова было слишком шаблонно, больше даже смешно, чем действительно романтично, но Светлана решила держать своё мнение при себе. В конце концов, почему бы им не пожениться именно в этот день? Какая, в сущности, разница?..

 

Многочисленная родня Ильи обитала в далёкой кубанской станице, поэтому на свадьбу в Москву никто не приехал. Свекровь прислала телеграмму с поздравлениями и намекнула, что сыну всё равно необходимо выкроить время и привезти молодую жену на "смотрины", пусть даже несколько запоздалые, и там уже заодно отметить свадьбу "по-людски", как принято у них на Кубани - широко, шумно, хлебосольно и весело.

Со стороны Светланы вообще никого не было, кроме бывшей однокурсницы - соседки по общаге, которую она пригласила в свидетельницы. 

Мама на свадьбу не поехала, мотивируя тем, что ей не с кем оставить Тёму, а с ним ехать - только позориться. Парнишке исполнилось уже восемнадцать лет: он кое-как, с грехом пополам, закончил школу, а затем поразил всех, блестяще поступив на физико-математический факультет московского университета - правда, на заочное отделение. В армию Артемия, естественно, не взяли, с его-то задержкой психического развития. Несмотря на недюжинный ум и широкий кругозор, вести себя парень толком так и не научился, мало продвинувшись за минувшие годы в изучении правил хорошего тона. Друзей у Тёмы предсказуемо не наблюдалось, но он, похоже, совершенно об этом не переживал, являясь лютым интровертом. Замкнутый, нелюдимый, он по-настоящему страдал, когда его вынуждали с кем-нибудь общаться. Разговаривая с посторонними, он никогда не смотрел им в глаза, не улыбался, а порою даже откровенно морщился и мог ляпнуть на голубом глазу что-нибудь типа: "Мне неприятно стоять рядом с вами, от вас мерзко пахнет - можно, я уйду?"

Мама никогда не заговаривала об этом, но Светлана знала: она до сих пор обижена на дочь за то, что та сбежала поступать в Москву и бросила её в Речном - один на один с проблемным сыном. Матери казалось, что поступок Светланы был крайне эгоистичен, и ни разу мысль о том, что у девочки тоже должна быть своя жизнь, своё счастливое будущее, не пришла ей в голову. Она просто затаила в душе эту обиду и - оттого, что никогда открыто не признавалась в этом Светлане - чувствовала себя великомученицей, едва ли не святой, покорно несущей свалившийся на неё крест.

Светлана искренне любила братишку и с радостью забрала бы его к себе, в Москву, но кто стал бы сидеть с ним, пока она находилась на съёмках или гастролях? Мама же и слышать не хотела о переезде к дочери вместе с Тёмой - она говорила, что ей уже слишком много лет для того, чтобы так резко менять собственную жизнь.

С отцом Светлана не общалась и не виделась, поэтому тем более глупо было бы высылать ему приглашение на свадьбу. А больше, по большому счёту, звать ей было и некого. У неё имелось много приятелей, коллег и знакомых - но никого из них она не могла назвать своим близким другом или подругой. Зато Илья от широты душевной наприглашал кучу своих друзей.

Сама свадьба пролетела, не оставив какого-либо значимого следа в сердце. Да, конечно, были и белое платье с фатой, и машины, украшенные лентами и воздушными шарами, и роскошный Грибоедовский дворец бракосочетаний, и шампанское на Ленинских горах, и богатый банкет в "Праге", и бесчисленные крики "горько" от коллег-артистов... Но Светлане весь день казалось, что всё это происходит с ней не по-настоящему - она словно играла роль. А ещё... наверное, это было совсем глупо, но она до последнего ждала, что вот-вот появится Даня, прямо в разгар регистрации, возьмёт её за руку и просто молча уведёт за собой. Так, как это бывает в кино или в книгах. Она всё оглядывалась и оглядывалась на двери, но Даня, разумеется, не пришёл.



Юлия Монакова

Отредактировано: 17.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться