Путешествие за своей судьбой

Размер шрифта: - +

Его императорское величество

Мы нервно топтались посреди огромного ярко освещённого зала, в убранстве которого преобладали в основном золотые и бежевые тона. Таюна с восхищением рассматривала всё вокруг, приоткрыв от удивления рот. Ну да, было очень красиво и необычно даже по моим меркам, хоть я и выросла в княжеских палатах, потому привычна к подобной розкоши, о которой кричало всё вокруг. Зал был украшен различными фресками и тяжёлыми тканями, а в оконных рамах переливались всеми цветами радуги витражи, которые сами по себе являлись шедеврами. Вобщем, дворец представлял собой удивительную картину богатства и вкуса. Только дорожка под нашими ногами стоила целое состояние, зато красивая же, зараза, цвета золотистой охры, одного из моих любимых. Лично я такое ни за что бы не купила, жаба бы задушила топтаться по нескольким тысячам золотых.

"Ни к чему мудрому правителю все эти понты и показуха," - свою зависть я давила на корню.

Но всё это не важно, ведь как только я вошла в эту комнату, моим вниманием всецело завладело кое-что другое, точнее кое-кто, а остальное я просто подмечала на автомате. На некотором возвышении лежала горка из подушек, на которой, подперев рукой щёку, расслабленно разлёгся смуглый чёрноволосый мужчина в дорогих одеждах и увешенный кучей золотых украшений. Но золото не делало его похожим на новогоднее дерево, как это бывает у лишённых чувства стиля людей, скорее уж подчёркивало все его достоинства и межественность. У мужчины... даже не так, Мужчины, да, так будет правильнее, так вот, у него в руке был кубок, которым он качал туда-сюда, и этим словно гипнотизировал меня, пить-то хотелось сильно! Я тряхнула головой, отганяя мысли об удовлетворении жажды путём ограбления самого Шараминского императора ровно на один кубок воды, или что он там пьёт. Но что-то в этой большой шишке со статусом императора меня не на шутку напрягало, даже не знаю, что.

- Ваше императорское величество, приказ выполнен, узники доставлены для рассмотрения их дел, - отчитался наш проводник.

Его величество смотрело на нас так, словно у него были дела и поинтереснее, чем присутствовать на скучных судебных разбирательствах, что не удивительно. Он смерил нас скучающе-тоскующим взглядом в то время, как лицо оставалось непроницаемо спокойным.

Вот оно! Я поняла, что меня в нём смущает. Он какой-то ненастоящий, слишком уж лицо неподвижно и безэмоционально, да и вообще... Вот нутром чую, что подделка.

- Ну? - это всё, что сказала самая большая шишка этой страны и вперилась в меня вопрошающим взглядом. Да он сама лаконичность, как мило.

И что мне говорить? Я же не менталист,мысли читать не умею, а вот чувства - запросто, вот только сил это много отнимает... Прошло минуты две в гробовом молчании. Что от меня хотят услышать, я не знала, мне уже даже как-то неудобно стало, а Исик с Таюной стали странно на меня косится.

- Я жду, - уже с нотками раздражения требовательно произнёс император, но лицо его по-прежнему оставалось бесстрасным. Вот как так можно?! Ни один живой человек не способен сохранять на лице такой глубокий пофигизм, значит, это иллюзия!

- А, это вы мне, простите? - состроила я дурочку. - Просто в ваших голосе и взгляде столько тоски... На меня в основном с улыбкой все смотрят.

Император, похоже, слегка выпал в осадок от моей наглости и нелогичности и сейчас хмурил красивые брови. В нём вообще всё было красивое, начиная бровями и заканчивая фигурой в целом. Даже сейчас, когда он расслабленно лежал (нет, ну нормально вообще?! он тут лежит, а даме и присесть не предложил! Хам!), в нём ощущалась сила как телесная, так и духовная. И это в нём уж точно поддельным не было. Я чувствую такие вещи, скрытую от посторонних глаз силу человека. И вот именно от этого мужчины передо мной фонило удивительной мощью, способной на многое. С этим императором следует быть осторожнее, кто знает, чего от него ожидать...

- Простите пожалуйста, ваша светлость. Я не хотела вас обидеть, - смирению в моём голосе позавидовали бы и добропорядочные монахини. - Вы хотели узнать, что с нами произошло?

- Не хотел бы, но должен... - вздохнул страдалец от власти. - Выкладывайте, что там произошло?

Ну, я и выклала. Рассказала все, как на духу:

- Дело в том, ваша светлость, что на нас с другом напали грабители! Мы спокойно себе шли по улице, когда внезапно были атакованы шайкой разбойников! Да-да, вы не ослышались, именно разбойников в то время, как мы, на минуточку, гости этой страны и находимся под защитой своего государства! Да мы неприкосновенны! - как же хорошо, что я не выбросила тот самый документ, подтверждающий всё выше изложенное, который заботливый папочка положил мне в сумку, а ведь собиралась избавиться от него при первой же возможности в порывах самостоятельности. - Но дело даже не в этом! - продолжала я распинаться, всё больше заводясь. - Как вы можете позволить преступности беспрепятственно процветать?! Почему по улицах Шарамина страшно передвигаться после наступления сумерек?! Это не правильно! Тут нужно всё менять! Сделайте свою страну безопасной! Вы же здесь правитель, или как?!

Выдав вот такой красочный монолог настоящего оратора, я выдохлась. Исик делал вид, что так всё и должно быть, хотя и не был посвящён в мои планы. Таюна же утвердительно и с серьезным выражением лица кивала головой, соглашаясь с каждым моим словом. А император был, мягко говоря, в шоке и то и дело хлопал глазками, как бы нас тут ветром создаваемым его длинными, я это даже здесь, вдали от него, заметила, ресницами не здуло. Но я была горда собой, даже я сама такой пламенной речью прониклась и почти поверила в неё, хотя потом вспомнила уроки отца о том, что грабители, шлюхи, убийцы, наркодиллеры и прочие преступники - тоже граждане нашей страны и есть много причин, по которым они стали промышлять незаконным путём. Их не нужно пытаться избавится или как-то бороться с ними, просто ограничить, ведь даже такие "отбросы", как их называют, могут пригодится. Им можно поручить работу, за которую побрезгует взяться честный человек, считая её слишком грязной. К примеру, убить человека, готовящего государственный переворот, но кричащего на каждом шагу о равенстве и счастье для ипростых людей, как они часто пркрывают свою жадность ко власти и деньгам. Убийство - это жестоко? Возможно. Но революция - это всегда кровь и смерть сотен людей ни за что, ведь идея - это, по сути, просто красивые слова, которые весьма редко могут воплотится в реальность. Так что значит жизнь одной алчной крысы на фоне многих жертв?..



Настя Лайт

Отредактировано: 24.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться