Пылающие души

Размер шрифта: - +

Глава 26.

Глава 26.

Дома эти мысли отошли на задний план. Женя смотрела на меня с новыми нотками во взгляде. Мне казалось, что я вижу в нем укор, а также непонимание. Она ходила с таким видом весь оставшийся день, и мне оставалось только тихо вздыхать, догадываясь о причинах ее поведения. Сегодня вечером меня явно ждет серьезный разговор.

 За ужином Женя забыла положить на стол вилки и, после Лериного замечания, посмотрела на нас так, будто видела в первый раз.

— Вилки? — проговорила она, глядя мимо Леры в стену. — А разве я их... Так вот же они! А я все думаю, куда же я их дела.

Женя взяла с подоконника вилки и положила на стол. Дочь видимо восприняла это как шутку: по ее губам пробежала легкая улыбка. Я подмигнул ей в ответ и начал есть кашу, остывавшую в моей тарелке.

Наливая чай, Женя уронила свою чашку, и та разлетелась вдребезги. Я уже привычно схватился за веник и за пару минут убрал все видимые осколки. Посмотрев на жену, я испугался: у нее тряслись руки. Да, господин следователь, ты ударил меня в самое больное место. Надеюсь, хоть мусор в баке еще не трогали — это будет последним гвоздем в гроб моего дела.

Укладывать Леру пошел я, потому что Женя сказала, что у нее сильно разболелась голова и ей нужно прилечь. Читая Лере сказку о сапогах-скороходах и шапке-невидимке, я получил от нее неожиданный вопрос, актуальный для меня в последние дни:

— Папа, а шапка-невидимка на самом деле существует?

— Эм… — протянул я, поставленный в тупик. — Думаю, что существует. А тебе зачем?

Дочь вздохнула и опустила глаза.

— Котиков забрать хочу, пока она не видит…

Я отложил книжку и опустил голову на согнутые руки. Я не мастер спорить, и потому проиграл бы словесный бой Маше еще в первом раунде. Идти жаловаться ее родителям не хотелось: их знал весь двор, и там было без вариантов. Если родители сами не смогли привить ребенку элементарных правил поведения, то рассчитывать на результат от подобных бесед не стоит. В моем понимании это необходимо только при условии откровенно преступного поведения, но тогда непонятно, кого звать на помощь. Сомневаюсь, что коллегам Антона Павловича будет интересно участвовать в таких разборках.

Можно было выйти вечером и перенести котят с их мамой на прежнее место, но я понимал, что ничем хорошим данный переезд не закончится. Все равно Маша снова заберет их на выбранное ею место, а может, сделает еще что похуже. Ее родители, работающие в прокуратуре, помогут решить ей большинство проблем в жизни. Вот черт! А Сашка был прав! Я уже начинаю искать новых врагов, еще не разобравшись со старыми…

— Шапка-невидимка не поможет, тем более что за такой дар придется дорого заплатить.

Мне вспомнилась Наташа и цена, заплаченная ею за невероятные способности. Лера, покрутившись на кровати, улеглась поудобнее и закрыла глаза. Магического сна не случилось, так что мне пришлось просидеть рядом с ней минут двадцать. Услышав наконец ровное сопение, я пошел к себе, по пути надеясь, что жена тоже уснула и моя казнь будет отложена.

Что говорить Жене? Да, я уже врал ей, но тогда ложь была необходимостью, а сейчас? Я могу снова рассказывать небылицы и доказывать, что следователь ошибся. Но я не смогу обмануть, если она спросит прямо, а она знает, как это делается.

К моему сожалению, Женя не спала, а сидела у окна, сложив руки на подоконнике. Голову она опустила, рассыпав волосы по белоснежной глади пластика. Могло показаться, что она спит, но, несмотря на бесшумность моих шагов, ее голос доказал обратное.

— Лера спит? — тихо, почти шепотом, спросила она.

— Да. Пришлось подождать, пока уснет. А ты как?

Говоря это, я подходил к ней, и в самый последний момент она резко поднялась и ударила меня по лицу. Конечно, это был не боксерский удар, но пощечины тоже хватило. В голове зазвенело, и несколько ярких звезд блеснуло у меня перед глазами.

— За что? — в негодовании я поднял руки, принимая боксерскую стойку. Но, как будто осознав всю глупость моего положения, руки сами опустились вниз, снова открыв лицо. Вторая пощечина не заставила себя долго ждать.

— А ты не знаешь? Зачем ты это сделал? Как нам теперь с этим жить? Наш дом провонялся запахом смерти, который пришел следом за тобой. Разве ты не чувствуешь? Этот запах останется здесь навечно.

Она обошла меня и стала у выхода. Руки, по традиции, были уперты в бока, а взгляд был готов прожигать стены. Мне подумалось, что Женя стала там, чтобы иметь возможность быстро убежать в случае необходимости. Похоже, я довел жену до состояния страха, и это было очень плохо.

— Женя, я не понима… — Я не договорил, потому что она сверкнула глазами и снова пошла в атаку.

— Не понимаешь? Зато я все поняла. Следователь не успел рассказать все события, а у меня в голове уже сложилась целая картина. Твои постоянные беганья в гараж к соседу, удрученное состояние и запах горючего, принесенный тобою в тот день… А твои руки, как ты их отмывал в ванной! Боже, Володя, ты убил их и пришел после этого к нам, как ни в чем не бывало забрав Леру на прогулку! Непонятный кулек, с которым ты бегал по коридору, и молоток в мусорном пакете… Что? Разве я не права? Их убили молотком! Старым, ржавым, похожим на те, что следователь увидел у тебя в гараже. Я помню, как ты рассказывал о них пару лет назад, смеясь над запасами бывшего хозяина. Пригодились молоточки. Ой, как пригодились. А твое больное состояние сегодня утром? И запах дыма от твоего тела! В нем снова присутствует смерть, приведенная тобой в наш дом. Там погибли люди! Ты понимаешь это? Десятки домов сгорело! Кто позаботится об осиротевших детях?



Виталий Ячмень

Отредактировано: 26.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться