Рай начинается вчера

- 53 - Полет над бездной

Полет над бездной

 

Что такое судьба, знают все, но никто не знает, что такое судьба. Потому что никто не знает о своей будущей судьбе ничего.

Никто не знает, для чего и куда мы идем по белой безмолвной пустыне, называемой «Жизнь». И никто не знает, сколько ему осталось идти и кто ведет его.

Говорят, что человек может сам изменить свою судьбу!... Надо только в нужное время перейти на другой жизненный путь. Как все просто и понятно! Непонятно только одно: когда придет то долгожданное время и где находится тот желанный путь, который может тебя снова завести неизвестно куда.

Повзрослев, я часто думал о своей судьбе и не мог дать себе ясного ответа на вопрос: «Почему она у меня так сложилась?!! Почему?!!»

Я никогда не был алчным, но воровал и занимался бандитизмом. В душе я не был жесток, но мне приходилось убивать людей, проливая кровь человеческую. Я стремился быть на стороне справедливости, но мне часто приходилось карать людей. Я старался не унижать слабых и обиженных, но они же меня часто ненавидели и боялись. Я мечтал жить на свободе, но столько жутких лет прожил в клетке, называемой «тюрьма». Неужели я сам хотел для себя такой судьбы? Нет, не хотел! Но тогда почему я так жил?!! Почему? Сколько раз я хотел изменить свою жизнь, но не мог. Не мог, как ни пытался. Словно какая-то невидимая и неведомая сила вела меня вопреки моей воле. И что я заметил: это невидимое исходило не от меня, оно не жило во мне, и не было связано с моим характером. Это было нечто другое, необъяснимое и неподвластное моему разуму. Иногда я так явственно чувствовал невидимую связь между нами, что мне становилось страшно. Со временем, пусть еще неумело, я научился... нет, не понимать — вернее сказать, ощущать на далеком подсознании эту не мою волю. Я, конечно, не зная всех намерений этой чужой воли по отношению ко мне, понимал одно: это мое незримое не несет мне зла. А немного позже я понял и другое: «Оно» даже защищает меня, когда кажется, что защитить меня уже некому.

Я, как всякий человек, естественно испытывал душевные тревоги и страхи. Тревоги, терзая душу мою, делали ее слабее, порождая, в свою очередь, тоску и неуверенность в себе. Неуверенность же, вырастая во мне, как бы «размазывая» мою волю, превращала меня в некую серую массу. Серую общую массу, которой без особого труда можно было управлять. И когда я доходил до такого животного состояния, и мне начинало казаться, что все кончено и нет никакого смысла ни бороться за жизнь, ни жить, потому что ты один и никому не нужен, у меня всегда появлялась пусть мизерная, но надежда. И, как я замечал, эта моя надежда на спасение приходила ко мне только извне. И пока она не появлялась, я был никто и только «Никто»!

Но когда в глубине израненной души моей, словно лучик света, появлялось ощущение моего неясного «Нечто», я, как слепой щенок, чувствующий спасительный сосок матери, начинал невольно тянуться к нему. И это мое «Нечто» словно вдыхало в меня мысль: «Не бойся! Не надо бояться. Почему тебе должно быть страшно? И что такое твой страх? Свой страх ты порождаешь сам! Весь твой страх — это просто пес, стерегущий тебя. Но ты подумай, что это за пес и кто посадил его на цепь?!! Ведь ты же сам и посадил на цепь своего же пса! Сам! Вот он и рвет тебя изнутри. Так зачем ты держишь его в себе?!! Порви цепь свою и гони пса своего! Кого ты должен бояться?!! Кого?!! Неужели ты слабее кого-то?!! Неужели ты не веришь мне?!! Я же никогда не предавал тебя и не предам! Иди, чего ты боишься?!! Ведь я всегда вел тебя! Иди!»

И ощущение того, что я не один, а со мной самый преданный мой союзник, придавало мне силы. И вот застывшая душа моя начинает вновь оживать! И вот внутри меня рвется цепь. И пес, пожирающий меня, скуля от пинка, улетает черт его знает куда. И тогда снова начинает появляться во мне уверенность! И тогда я вновь наполняюсь жизненной силой, как наполняется водой пересохший  источник. И вот отброшены все страхи! И кураж, как у воина перед сражением, уже будоражит кровь мою! И тогда смело делаю я шаг свой вперед, как в своем сне.

Когда с тоской обреченного ты стоишь у самого края черной, завораживающей твое воображение бездны, понимая, что путь твой окончен, и идти тебе, кроме как в бездну, и некуда. И тогда мысль о безысходности начинает смирять тебя. И тогда, как ни странно, появляется в тебе радость равнодушия. Что, наверное, так и надо, и что так тебе будет лучше! И тогда в твоей душе появляется уверенность, что там окончатся страдания твои! Окончатся, и не надо будет больше ни бороться, ни бояться! Ничего не надо! И вот ты, словно смирившаяся жертва, услужливо подающая топор палачу своему, делаешь шаг в молчаливо притягивающую тебя бездну. И когда все твое естество, задыхаясь, обрывается вниз, ты, еще не сознавая умом своим, душой уже понимаешь, что не падаешь, а начинаешь подниматься вверх! Вверх! Все выше и выше вверх! И вот где-то там внизу осталось и твое уже никому не нужное прошлое с его мелочной суетой и ошибками, и бездна, равнодушно зовущая тебя. А впереди перед тобой открывается новая неизвестная дорога. А над тобой расстилается голубое-голубое небо, яркое солнце и жизнь! Прекрасная тем, что это просто твоя жизнь, и она не окончена, а только начинается! И от этой мысли хочется петь от счастья!

Да! Что такое судьба, и кто может понять судьбу свою?!! Кто может объяснить, какие люди и зачем встречаются в его жизни, на пути его. И кто может объяснить, как их судьбы, порой трагические, влияют на твою судьбу?!! Не будь так жестоко убита Настя, племянница Сухого, встретил бы я Мамочку? А не встреть я его, что дала бы мне встреча с Иосифом. Наверное, особо и ничего. Но я встретил его в нужный для меня момент! Не раньше и не позже, а точно вовремя! Встретил, когда мне это было крайне необходимо. И, встретив его, я, как и в своем сне, начал подниматься над бездной своего прошлого. Подниматься, чтобы продолжить свой новый жизненный путь.



Геннадий Пустобаев

Отредактировано: 16.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться