Расплата

Размер шрифта: - +

Часть шестая

Часть шестая

Да уж, плачевный вид был у троих смельчаков, что поднимались по лестнице в покои хозяев дома. Дамьен почти повис на Поле, его нога вовсе отказывалась слушать своего хозяина. Да и сам конюх выглядел не лучше – еще не оправившись от жестоких побоев, получил новые. Один глаз у бедняги почти не открывался, и повязка на голове вновь пропиталась кровью. Жак тяжело дышал, но выглядел бодрее своих спутников, недаром Красавчик вырос в темных закоулках, где смертельные побоища случались чаще, чем у порядочных людей – добрые праздники.

Шевалье едва не лишился чувств, когда дверь в его комнату распахнулась и звонко щелкнула массивной позолоченной ручкой о стену. Землистое лицо Фернана исказилось ужасом, он вскрикнул и присел за карточный стол, словно это ненадежное укрытие могло его спасти. Красавчику пришлось за шиворот поднимать онемевшего со страху шевалье, чтобы усадить на стул.

– Ну вот и кончено, проклятый пройдоха, надеюсь, прокурор отправит тебя на галеры или сгноит на каторге. – Глухо пробурчал Жак.

– Я… я… я в жизни не сделал ничего дурного! – Просипел шевалье. – Если в нашей семье и были тайны, то во всем виновата сестра. Я лишь орудие ее злобной воли.

– Заткнись, мерзавец. – Сверкнув глазами, произнес маркиз. – Даже теперь у тебя не хватает смелости признать свою вину.

Взгляд Фернана перебегал по лицам своих нежданных врагов. Однако их неплохо отделали, не рискнуть ли сбежать, пожалуй, бледного, словно полотно, маркиза достаточно будет толкнуть посильнее и он не устоит на ногах. Экая досада, что деревенский увалень, конюх, остался в живых и явился в такое неподходящее время. Дубина Гожан должен был перерезать ему горло, было бы меньше хлопот.

Главная опасность исходит от паршивого одноглазого красавца, взгляд убийцы – хищника не дает надежды на быструю расправу.

Робер тайком ощупывал карманы одежды – куда же запропастился кинжал, что он вот уже несколько дней таскал при себе?

– Ты, видно, ищешь эту детскую игрушку? – Словно угадав его мысли, усмехнулся Жак, приставив к горлу шевалье его же собственное оружие.

Ах, дьявол, должно быть, он стащил его, когда силой вытаскивал Робера из – под стола.

– Чтобы впредь у тебя не было дурных мыслей, папаша, посидишь связанным, моим друзьям так будет спокойнее.

Поль ловко сдернул шнур, что придерживал занавеси, и накрепко привязал Фернана к стулу.

– Ну вот, теперь я спокойно смогу отлучиться, у меня свидание с мадам баронессой. – Хмыкнул Красавчик, покидая комнату.

Увидев на пороге своей комнаты Жака, Флоранс испуганно вздрогнула, но тотчас пришла в себя и желтоватое лицо ее порозовело.

– Услышал Господь мои молитвы! Я едва не умерла от горя в страхе за вас. Мой брат – коварный интриган, жаль, что я не знала о ловушке, которую он приготовил для вас и ваших друзей.

– Послушайте, милая, я вырос среди сброда и низких людишек, но ваша семейка, пожалуй, перещеголяла всех по мерзости. Вы отвратительны мне оба, и самое большее, чего я хочу – увидеть вас обоих на виселице. Не заставляйте меня применять силу, вас ждут в покоях вашего братца.

– Ах, до чего же горько, когда твоим словам не верят… – Картинно всплеснув руками, простонала Флоранс. – Из – за проделок брата моя жизнь была невыносима, а теперь я и вовсе рискую лишиться свободы по навету. Вы такой храбрый и благородный мужчина, уверена, что сострадание не чуждо вашему сердцу.

Баронесса придвигалась ближе и ближе к Красавчику, пытаясь придать своему лицу невинное выражение. Она подошла почти вплотную и томно прошептала:

– Как долго я ждала спасения от такого славного и справедливого мужчины, как вы.

При этом Флоранс так откровенно разглядывала мускулистый торс Красавчика, едва прикрытый обрывками рубашки, что к горлу Жака подкатила тошнота. Он грубо тряхнул ее за плечи и, скривив губы, бросил ей прямо в лицо:

– Поберегите свой пыл, глупая гусыня, может, он облегчит ваше положение в тюрьме.

И схватив баронессу за руку, без всяких церемоний протащил по коридору и втолкнул в комнату брата.

В голове у Флоранс все помутилось, она почувствовала, что мышеловка захлопнулась, и только счастливый случай поможет ей избежать позора и казни. Пожалуй, свалив все на брата, она может рассчитывать на снисхождение.

Отчаяние, что ее чары вовсе не подействовали на мужчину, который прочно завладел всеми ее мыслями, придали баронессе решимости и хитрости крысы, угодившей в капкан. Лицо ее сделалось виновато покорным, голос – тихим и робким.

– Что ж, господа, я вынуждена подчиниться силе и не стану оправдываться. Возможно, вы после сами осознаете, как несправедливы были к невинной жертве. Позвольте нам с братом выпить по глотку вина, оно придаст нам силы выдержать горький путь и тяжелые обвинения.

Поль вопросительно взглянул на Жака и маркиза.

– Да пусть хоть напьются до полусмерти, – грубо буркнул Красавчик. – Надеюсь, по дороге в тюремную крепость успеют протрезветь.

Флоранс налила два бокала вина и, заслонившись от посторонних глаз широкими рукавами, всыпала порошок в бокал, что предназначался шевалье. Когда Фернан отдаст Богу душу, она точно сумеет выпутаться из беды. Конечно, ей придется потерять все, но удастся сохранить жизнь и свободу. Это стоит того, чтобы отравить родного брата.

Баронесса поднесла вино к губам шевалье, но тут за окнами послышался подозрительный шум, словно во двор въезжали всадники. Она поставила оба бокала на карточный столик и метнулась к окну. Но Поль бесцеремонно схватил ее за рукав и вернул к столу. Флоранс злобно сверкнула глазами, неужели она и впрямь растеряла все свое умение кружить головы мужчинам, проклятье, простолюдин – и тот не поддается ее чарам. Баронесса залпом осушила бокал и едва ли не насильно напоила брата. Шевалье поперхнулся и закашлялся.



Поль Монтер

Отредактировано: 19.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться