Репетитор

Размер шрифта: - +

XII

Так же Лиза решила всерьез взяться за йогу. Нашла какой-то канал на «YouTube», подписалась и начала осваивать первые уроки для начинающих.

Поначалу, конечно, она сдавалась уже на первой позе Стула, которая многим кажется самой простой. Лиза злилась, ругалась, бросала, но каждый день начинала снова, осваивая в совершенстве лишь одну позу. Но в полном совершенстве, чтобы быть довольной собой.

Иногда по четвергам Миша все же приезжал к Лизе заниматься. После усердного часа с половиной они обычно ели заказанную заранее пиццу, которая для них обоих, в особенности для Миши, была мотивацией к успешному выполнению заданий.

Они уплетали ее на кухне, о чем-то болтали и все больше сближались. Их «космическая» разница в возрасте совсем перестала ощущаться. И это радовало обоих одинаково сильно.

По вторникам, - в зависимости от погоды, - они устраивали занятия, как и было принято, в парке.

Однажды, уже к концу октября, поднялся сильный ветер. Он будто бы прогонял Лизу и Мишу с улицы, не позволяя им заниматься на свежем воздухе. А их упрямство раздражало его, бесило и гневило, до такой степени, что он усиливался с каждой минутой.

- Осторожно, держи крепко эти листы.

Миша сжал пальцы. Ветер не должен победить, он сможет ему противостоять!

Лиза любила в процессе занятий задавать Мише щепетильные вопросы, ответы на которые он, в большинстве случаев, не знал. Это был отличный прием запомнить новые слова, идиомы, выражения, фразы и прочее. Правда, Мише он не так сильно нравился – обычно за неправильный ответ или уклонение от него Лиза давала ему оплеуху.

- Итак, а теперь вопрос, - Лиза выпрямилась, и мысленно посмеялась, когда Миша удрученно застонал. – Как будет по-английски «Лук от семи недуг»?

Миша, округлив глаза, оторопел. Лиза старалась не смеяться, как можно убедительнее изображая серьезное, даже строгое лицо.

- Ну? Ну? – Подгоняла она.

- Я не знаю, не знаю, I DO NOT KNOW! – Выпалил он на одном дыхание. – Это самый stupid question, который я ever получал!
Лиза расхохоталась, однако все равно отвесила ему свернутыми в трубку листами не одну, а даже несколько подзатыльников. Миша принялся защищаться, однако совсем забыл о защите листов, которые ветер одним порывом унес за собой.

- Черт, Бондарев! – Лиза вскочила с лавки. – Я же сказала тебе!

Миша, недолго думая, рванул вслед за ними. Он бежал быстро, по дороге собирая листы. Но ветер все же смог задуть один листок в маленький фонтан. – Миша! Нет, Миша, не вздумай! – Лиза метнулась вслед за ним, но обезумевший парень зачем-то запрыгнул в фонтан, вылавливая лист. Счастливый и довольный он с широкой улыбкой продемонстрировал Лизе свой подвиг, а она лишь покрутила пальцем у виска.

- Ты глупый или да? – Она уперла руки в бока, нисколько не обрадованная его поступком. – А если ты еще заболеешь?

- Не волнуйтесь, Елизавета Викторовна, - он предстал на суше: его одежда просочилась, с кончика носа и ямочки над верхней губой струйкой стекала вода. – Все будет хорошо.

- Объяснять своей матери, почему тебе внезапно захотелось искупаться в фонтане, будешь сам, - она пригрозила ему пальцем.

 

- Бондарев Михаил Андреевич, находитесь ли вы сейчас в разуме настолько, чтобы объяснить мне причину вашего вида?

Миша виновато поджал губы и понурил голову. Лиза стояла за его спиной со скрещенными руками, солидарно кивая каждому слову Эвелины Эдуардовны. Хотя, надо заметить, у нее трепетало в груди легкое волнение за Мишу. Ей не очень-то хотелось наблюдать за тем, как его отчитывают. Она знала, как это будет унизительно для парня и передумала вдруг сердиться на него.

- Вы знаете, это из-за меня, - вступилась Лиза поспешно, почувствовав, что парень слишком замешкал и растерялся, чтобы ответить убедительно. – Я не удержала листы в руках, а ветер был слишком сильный. Листы угодили в фонтан, а Миша… - Лиза посмотрела на него таким взглядом, что Миша понял – если от матери не влетит, так только влетит от репетитора. – А Миша у нас, видно, не смог не проявить свою героическую натуру и…

- Ах, покрасоваться решил? – Эвелина улыбнулась краешком губ, а потом сложила руки на груди, осматривая с ног до головы сына. – Ладно, несносный, иди в ванную. Я Елизавете Викторовне сама заплачу.

Он посеменил к ванной, когда мать окликнула:

- Да, и поблагодари Елизавету Викторовну. Сам знаешь, за что.

Миша через плечо взглянул на Лизу, улыбнулся, кивнул, а потом скрылся за дверью.

Мать вздохнула.

- Мальчишки… Ладно, погодите минутку.

Лиза вышла из квартиры Бондаревых с деньгами и странной широкой улыбкой.



Юлия Савагарина

Отредактировано: 01.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться