Рик Саттор. Мальчик из другой эпохи

Глава 4

«Свирепый» вошел в атмосферу Талеи спустя полтора часа после того, как было получено разрешение на посадку. В отсеках царила тишина, личный состав приходил в себя после боя. Кто-то мрачно поглядывал на опустевшие места в ангарах, где еще недавно стояли машины боевых друзей, кто-то направлялся в медицинский блок, чтобы узнать о состоянии выживших, кто-то тихо переговаривался. Иногда слышались негромкие смешки. За них не осуждали, так отпускало напряжение. Но все с одинаковым предвкушением ожидали посадки. Даже раненые уговаривали медиков отпустить их поскорей, чтобы хоть недолго посмотреть на живые краски, вдохнуть свежий воздух и ощутить дуновение ветра на своей коже. Релаксатор со всей своей реальностью визуализации уже не спасал. Разум помнил, что всё это лишь иллюзия, которая исчезнет, как только программа отработает положенное ей время.

Ждал посадки и Рик. Рассказы Грорга о других планетах будоражили воображение мальчика. Ему хотелось самому убедиться в том, что не всё во Вселенной одинаково. А еще он соскучился по яркому свету, льющемуся с неба, и по запаху травы, и по шелесту деревьев. За то время, что мальчик находился на борту линкора, он успел устать от вечной черноты за иллюминатором, от белого холодного света, льющегося со стен, от однообразия жизни экипажа.

- Грорг, мы пойдем гулять? – уже в третий раз спрашивал Рик, ерзая на кресле коммандера в рубке управления.

- Пойдем, - отвечал Саттор, - но сначала я покажу тебе тех, кого мы встретим на Талее.

- Они страшные? – с замиранием сердца уточнял мальчик.

- Они просто необычные, - улыбался Георг, - не такие, как мы, не совсем такие. Но, поверь, встреть они тебя или меня еще до того, как начались перелеты между планетами, нас посчитали бы настоящими чудовищами.

- Почему?

- Потому что мы отличаемся от них. Представь, что на корабле пангов сидит такой же мальчик, как ты, только его кожа – это чешуя, и глаза желтые с вертикальными черточками зрачков. Вокруг него сородичи, похожие на мальчика телом и глазами. И его родители такие же, и знакомые. И вдруг ему говорят, что сейчас он познакомится с землянами, то есть с нами. У нас нет чешуи, глаза бывают разного цвета, а наши зрачки всегда круглые. Он может испугаться? Подумай. Вокруг него привычный мир, и вдруг непонятные, может даже страшные земляне. Понимаешь? Или обитатели Стронна. Они больше похожи на нас, но у их правителей красные глаза и жабры.

- Я помню, - серьезно кивнул Рик, - ты мне показывал их на живых картинках.

Саттор улыбнулся ребенку и порывисто прижал его к себе одной рукой. С каждым днем мальчишка всё чаще вызывал у полковника приступы незнакомой щемящей нежности. И, черт возьми, он действительно начинал воспринимать инопланетного паренька, как своего сына не только по документам. Рик в своей наивной серьезности был столь трогателен, что у сурового коммандера не осталось и шанса, чтобы устоять перед его детским обаянием.

Впрочем, не только Саттор испытывал живую симпатию к мальчику с большими синими глазами. Те, кто видел его каждый день, очень быстро привыкали к новому члену команды. Георг не раз замечал взгляды, которые украдкой бросали на Рика пилоты, связисты, штурманы. Андреас Ли, несмотря на все свои предостережения, пытался сблизиться с мальчиком, но только после их похода за водой младший Саттор ответил на какой-то из его вопросов с неожиданной охотой, даже смущенно улыбнулся. И больше всего эти двое напомнили коммандеру заговорщиков, у которых есть какая-то тайна, и посвящать в нее они никого не спешили. На вопрос Георга:

- Что у вас произошло, пока ты уводил Рика за водой? – Первый помощник пожал плечами в ответ:

- А что у нас могло произойти? Сходили, подружились с Бобом, взяли воду, пришли назад. Всё.

Саттор перевел взгляд на Рика, но мальчик лишь важно кивнул. Про обморок младшего Саттора майор и Рик, по молчаливому согласию, решили полковнику не рассказывать. Воины не падают в обморок от страха, так-то. Коммандеру оставалось лишь сверлить Ли испытующим взглядом и улыбаться приемному сыну, гадая, что же все-таки случилось за время отсутствия подозрительной парочки в рубке.

- Грорг, когда мы пойдем гулять? – снова спросил мальчик.

- Уже скоро, малыш, - ответил ему Саттор. – Теперь уже совсем скоро.

Линкор опустился на астродром, подготовленный для него, и экипаж слаженно припал к иллюминаторам, с жадностью рассматривая чужой пейзаж. И пусть это пока было скучное полотно, где стояло еще несколько космических кораблей, но слепящий свет Блорра заливал пространство, проникал в иллюминаторы, и это было маленьким счастьем. Люди до одури соскучились по земле, и даже не важно, что это была не Гея.

Смотрели в иллюминатор и оба Саттора. Полковник опустил взгляд на Рика, тот жмурился от ярких лучей, падавших на лицо. Коммандер чуть сильней сжал детское плечико пальцами, несильно потряс мальчика и улыбнулся, когда приемный сын посмотрел на него в ответ.

- Экипажу покинуть линкор, - произнес Саттор, активируя общую связь. – За пределы астродрома пока не разбредаться, нам разрешения на это не давали. Вахтенные остаются на своих местах, через час вас поменяют. Техникам работать в две смены по часу каждая. Точное время пребывания на Талее нам тоже не указали. Отдыхайте, ребята. – Он обернулся и посмотрел на тех, кто находился в рубке. – Вам особое приглашение нужно? Все вон.

- Есть вон! – осклабился штурман и первым покинул рубку.

Следом за ним вышли все остальные, кроме первого помощника. Он приблизился к Сатторам.

- Георг, если тебе нужно будет встретиться с представителями Талеи, я пригляжу за Риком.

- Хорошо, - кивнул коммандер. – Если Рик будет не против.

- Появление мальчика может вызвать ненужные разговоры, - осторожно заметил Андреас.

- Да, знаю, - устало ответил Саттор.



Юлия Цыпленкова

Отредактировано: 27.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться