Роман в фантастическом антураже

Размер шрифта: - +

Глава 3 Очень короткая главка, лёгонькая, но имеющая важнейшие последствия.

Лидию Николаевну сопроводили в медицинскую академию, выделили целое крыло исследовательского этажа, ограничив контакты с посторонними. Самой женщине, правда, досталась небольшая палата, чистенькая, с собственным санузлом, но не открывающимся окном.

«Наверное, чтобы я микробы не расчихивала им» – досадливо поворчала путешественница.

Академик и профессор работали с попаданкой лично, не ленились объяснять, какие процедуры они проделывают с ней. В общем, вся их работа пока сводилась к тщательному сбору анализов. Что-то удивляло Лидию Николаевну, как например набор крови, что-то оставалось неизменным. Большую часть времени ей приходилось скучать одной, пока эскулапы обрабатывали данные. Делали они всё самостоятельно, не покидая выделенное крыло.

Женщину совершенно не ограничивали в лазании по всеобщей паутине, выделив ей планшет для инопланетников и обучающую программу. Всё свободное время она читала, составляла планы по будущей работе, отмечала, в каких областях ей самой необходимо было бы поучиться, искала и нашла информацию о своих родных.

Дочка умерла рано, свёкор со свекровью прожили долгую жизнь, и ушли из неё один за другим, с разницей в месяц. О своих родителях Лидия сведений не нашла, они, как только она вышла замуж, развелись и обзавелись новыми семьями за границей, где и затерялись. А вот внучок порадовал. Прожил он долго и потомков оставил. Женщина терпеливо отслеживала «веточки с родного древа» пока не осознала, что новые имена–фамилии не вызывают в сердце никакого отклика. Странное душевное состояние мучило её ещё долго. Вроде оплакала всех и отпустила, но все равно горько было на душе от потерь тысячелетней давности.

Доктора пока ничего не говорили о безопасности её общения с другими людьми, ссылаясь на то, что данных слишком много и не всё можно прямо вот сиюминутно обработать. Для некоторых взятых образцов с пациента, требуется время для наблюдения. В общем, гостья чувствовала себя достаточно спокойно, понимая, что происходит и чего она ждёт, и продолжала потихонечку самостоятельно вникать в жизнь современного общества.

— Здравствуйте Лидуша! – чуть ли не пропел, лучась довольством, профессор Русанов.

— Ох, как вы рано сегодня Дмитрий Денисович, – обрадовалась вошедшему женщина.

Профессор был мужчиной фигуристым, весёлым, любил пококетничать, пофлиртовать, но его возраст позволял на все заигрывания, смотреть снисходительно.

— Лидочка собирайся, надень масочку, шапочку, вот я всё принёс, пойдём на другой этаж, там полежишь в капсуле. Просканируем тебя.

— Вроде меня уже всю просвечивали?

— Там Лидусь косточки твои смотрели, а здесь на нервосеть твою посмотрим.

— Я готова, – обрядившись, как сказано, отрапортовала пациентка.

— Умничка, идём.

Профессор, говоря, что переходим просто на другой этаж, очень сильно слукавил. Шли они с Лидией Николаевной долго, похоже, переходили из корпуса в корпус, людей почти не встречали и, наконец, попали в похожее место, где до этого она находилась. Так же немеряно оборудования, всё перекрыто прозрачными стенами и абсолютная тишина. Профессор, напевая какую-то весёлую песенку, показал, как укладываться на кушетку, объяснил, что кушетка сейчас заедет в капсулу, но полностью закрыта не будет. Что, скорее всего, Лида уснёт сладким сном и волноваться не следует, а стоит пользоваться моментом и отсыпаться на всю жизнь, чтобы потом дольше и успешнее работать. Лидия Николаевна слушала, кивала, и нисколечко не волновалась, наоборот ей было всё интересно. Ранее в больницах, слава Богу, лежать не довелось, так хоть сейчас ознакомиться на практике с жизнью пациентки, тем более с таким подходом. Поэтому тепло улыбнувшись профессору, благодаря за заботу, спокойно улеглась, и въехала в капсулу.

«И ничего не страшно» – подумала она, чувствуя, как накатывает обещанный сладкий сон.

 



Юлия Меллер

Отредактировано: 08.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться