Рождественские подарки Рейвену Харту

Размер шрифта: - +

XI

Было около часа ночи, когда собравшиеся в квартире Рейвена резко захотели спать. Почему-то посиделка в столь разношерстной компании получилась на редкость дружной и даже веселой. Конечно, между Косэем и Эристелем по-прежнему ощущалось напряжение, но они избегали общаться между собой, отчего встреча пока еще проходила без конфликтов. То и дело сыпались шутки, и даже Рейвен в какой-то миг расслабился, позволяя себе смеяться с остальными. То, что все эти люди попали к нему под Рождество, никак не укладывалось в голове, и все-таки Харт уже не был уверен, что проклинает этот день. Наверное, еще ни разу в жизни он не видел Лилит настолько счастливой. Она буквально светилась изнутри, заряжая хорошим настроением остальных. Неужели это действительно та самая темная ведьма, которую он впервые встретил в полицейском участке?
Пик веселья начался тогда, когда египтяне начали наперегонки потрошить киндер-сюрпризы, уже не столько ради шоколада, сколько ради игрушки внутри.
- Детский сад, - прокомментировал Эрик. Но вот он бросил взгляд на часы и поинтересовался. – Спать идем или в клуб?
- В клуб мы точно не идем, - ответил Рейвен. – Майк и так засыпал меня злыми сообщениями, мол, подставил, предал и нож в спину вонзил...
- Потому, что ты не позволил ему научить меня пить? – усмехнулся Дмитрий.
- И это тоже, - согласился Харт. – Итак, лучше подумаем, как нам устроиться. В моей квартире мы все не уместимся, поэтому тебе, Дмитрий, и тебе, Эрик, придется расположиться в отеле. Графиню я тоже рискну отпустить с вами. А вот Косэя, Эристеля и Сфинкса...
- И чем же я вызвал столь сильное недоверие? – голос некроманта прозвучал так холодно, что Рейвен невольно поежился. – Кажется, я ни разу не оскорбил тебя своим поведением? Или мне изменяет память?
- Я не хочу, чтобы утром в новостях рассказывали, что корпорация «Амбрелла» развернула деятельность не в Ракун-сити, а в моем городе. Зомби на ресепшене – это не то, что привыкли видеть здешние туристы.
- А я тем более не буду отдыхать в твоем тесном доме! – фыркнул Косэй. – Если хочешь знать, я вообще не доволен твоими покоями.
- Тогда спи под мостом. Чего нам в городе не хватало, так это египетского бомжа с манией величия, - обиделся Рейвен. – Нельзя тебе в отель.
- Месье Харт, - мягко обратилась к нему графиня. – Ничего плохого не случится, если одну ночь мы позволим вам спокойно выспаться. В случае каких-либо вопросов мы всегда можем обратиться к месье Лескову или месье Фостеру.
- Ага, сейчас! – хохотнул Эрик. – Я в отель не пойду. Мне не охота пасти этих младенцев всю ночь напролет. Я лучше тут, на диванчике. Да, Рейв?
- Как интересно. Решил повесить всю ответственность на меня? – Лесков нахмурился.
- Ты у нас вождь народа, батюшка Ленин, вот и занимайся своим колхозом. Я то тут причем? – парировал наемник. – В этом городе тебе уж точно ничего не угрожает, поэтому охранять мне тебя незачем. К тому же, у меня законные выходные. Уже суббота!
- Прекрасно. Где у вас приличный отель? – Дмитрий переставил ноутбук себе на колени.
Приличным отелем оказался «Хилтон», находящийся в самом центре города. Чтобы добраться туда, снова пришлось взять такси, так как вновь вести эту компанию по улицам Рейвен не рискнул. Хотелось разобраться со всем поскорее. Таксист с огромным интересом оглядел своих странных пассажиров, но, благо, не сыпал вопросами, отчего Харт даже оставил ему побольше чаевых.
Здание отеля приятно порадовало Лилит, оказавшись старинным. Все эти стеклянные башни несколько настораживали ее – графине казалось, что они вот-вот развалятся. Зато каменные стены старой постройки давали чувство защищенности и покоя. Вестибюль с колоннами, резные потолки и современная стилизация под Древний Египет тоже пришлись девушке по душе. Однако Косэй тут же фыркнул, заявив, что изображения богов делали какие-то дураки, рисунки неправильные, и их надо немедленно переделать.
- А вот эта надпись вообще звучит как «Здесь покоится птица крокодила...» - произнес рыжий, ткнув пальцам в неверные иероглифы. – Даже я это могу прочесть, хотя и не учился!
- Google translate, что с него возьмешь! – немедленно вставил свои пять копеек Фостер.
Тем временем сотрудник отеля попросил гостей предъявить документы для регистрации номера.
- Всем нужно предъявить документы или только тем, на кого оформляется номер? – осторожно уточнил Рейвен. – Мои друзья из соседнего города, поэтому не все взяли с собой документы, так как не планировали остаться на ночь. Может, можно оформить без доку...
- Нет, извините, так не... Можно, - вежливо ответил работник, и Рейвен тут же понял, что на выручку пришел Дмитрий. Слишком быстро парнишка с бейджиком «Кейси» согласился. В итоге, в ход пошли документы Лескова и Эрика, которые выглядели несколько непривычно, а также ай-ди карта Рейвена. На документы Харта оформили номер графине, причем выбрали ей один из самых лучших, что немало порадовало девушку. В какой-то миг Лилит даже почувствовала, что весьма неплохо быть единственной женщиной в компании, так как о ней заботились исключительно все. Даже молчаливый Сфинкс подал ей руку, помогая выбраться из такси. Этот египтянин вообще поражал графиню – он так стремительно всему обучался, что уже вскоре вел себя, как истинный джентльмен.
Документы Эрика помогли заселить обоих египтян. Разумеется, Косэй не собирался ночевать в комнате Сфинкса, когда рядом находится графиня, однако виду не подал и беспрекословно позволил оформить номер.
Русский паспорт Дмитрия пригодился непосредственно самому Лескову. Однако Эристель, увидев изображение номера в брошюрке отеля, внезапно изъявил желание вернуться в дом полицейского. Харт ошарашенно посмотрел на него. Вначале колдун обиделся, что его не хотят селить в отель, а теперь вдруг захотел вернуться.
- В отеле тебе будет удобнее, - попытался было воспротивиться Рейвен.
- Позволь мне решать, - последовал ответ.
- Но у меня тебе придется ночевать на диване... На кухне!
Но некроманта такая перспектива ни сколько не тревожила. Напротив, услышав слово «кухня», он едва заметно улыбнулся. Он не собирался докладывать Рейвену о своих планах, но посчитал, что именно ночью он сумеет без помех ознакомиться с величайшим в мире артефактом под названием «холодильник».
В итоге из всех гостей только графиня, Дмитрий, Косэй и Сфинкс остались в отеле. Последний, надо сказать, чертовски хотел остаться у лучшего друга, но хоть как-то препятствовать воле Рейвена он не посмел. Когда Харт уже собирался было уходить, египтянин низко поклонился ему и с трепетом произнес:
- Фейсбук лайкает фоточки и делает репосты... Колосящийся смайлик.
- Смайлик, - усмехнулся Рейвен, и Сфинкс счастливо улыбнулся в ответ. – Выспись, а то я тебя знаю. Всю ночь будешь в окно пялиться. А завтра у нас долгий день. Многое еще нужно вам показать.
Поняв, что его раскусили, воин вновь низко поклонился, поклявшись себе, что немедленно ляжет спать.
Возвращаться домой Рейвен решил на метро.
- Да там две остановки, - бросил он, не желая дожидаться такси. Эрик согласился. Ему хотелось посмотреть, как на такую поездочку отреагирует некромант. Наверняка, он уже ошалел от всего происходящего, раз испугался оставаться в отеле. Он не мог знать, что Эристеля волнует лишь холодильник, которого на фотографии номера он не обнаружил.
В метро Эристель держался весьма достойно. Колдун изо всех сил пытался привыкнуть к диковинкам этого мира, и у него это даже начало получаться. Оставалось только привыкнуть к любопытным взглядам местных жителей, которые откровенно таращились на молочно белые волосы колдуна.
Наконец они вышли из метро и направились в сторону дома Рейвена.
- Опять фонари разбили, - вздохнул Харт. Он не любил ходить этой дорогой, так как здесь постоянно ошивались какие-то мерзкие типы. К сожалению, этот раз не стал исключением. Проходя под мостом, Рейвен, Эрик и Эристель натолкнулись на какую-то компанию. Их было не меньше пятнадцати, и, конечно же, пройти мимо спокойно не получилось. Сначала трех путников начали просто окликивать и освистывать, но уже через миг преградили дорогу.
- А куда это мы поскакали, а? – мерзко поинтересовался один из бугаев, всем своим видом показывая, что он здесь – главарь. – Чтобы тут пройти, надо заплатить. Давайте-ка, выворачивайте карманы, если не хотите проблем!
- Это что, местные тролли, живущие под мостами? – с издевкой поинтересовался Эрик. – Уйдите с дороги и не пострадаете.
- Что ты там пропищал, сопляк? – хохотнул громила. - Эй, Череп, зацени, кто у нас тут еще пляшет... Это же тот легавый, который засадил твоего брата на три года. Вот так встреча...
Мужчина по кличке Череп отстранился от колонны и решительно направился в сторону Рейвена.
- Что, сыщик недоделанный, не ожидал?
- А ты, видимо, так соскучился по брату, что не терпится к нему? – угрожающе тихо произнес Харт.
Череп уродливо осклабился:
- Я думаю, если побросать ваши трупы в люк, найдут вас не раньше, чем через несколько дней. Да, легавый? Или такой мусор вообще никто искать не будет?
- Если это самое страшное, что встречается на твоих землях, Рейвен, то ты – счастливый человек, - спокойно заметил Эристель. – Дайте мне минуту...
Слова светловолосого мужчины откровенно поразили своей уверенностью, а ответ полицейского и вовсе припечатал обнаглевшую компанию:
- Только не убивать. Слышали, вы оба?
- Слышали, слышали... – манерно протянул Фостер. - Тут и убивать нечего. Даже Эристеля утруждать неловко. В конце концов, на отдыхе человек. Я и один справлюсь. Легко.
В тот же миг началась потасовка. Громила-вожак атаковал Эристеля с криком, что размажет его физиономию по своему кулаку, однако договорить свою угрозу он не успел. Приступ удушья заставил его закашляться, и здоровяк осел на асфальт. На ладони некроманта появилась кровавая пентаграмма, и он вытянул руку в сторону второго противника.
- Твои сатанистские штучки не напугают даже шалаву, которую я сегодня в туалете... , - начал было громила, но уже через миг идентичный знак появился на его лбу. Затем мужчина грохнулся на землю. Силы покинули его, и он провалился в кому. То же самое случилось и с другими желающими разобраться с колдуном.
Эрик тем временем исчез из виду. Казалось, о нем забыли и враги, и союзники, поэтому наемник беспрепятственно вырубал нарушителей спокойствия. Рейвену остались лишь сам Череп и какой-то его неуклюжий друг, который быстро передумал драться и пустился наутек.
- И это все? – поинтересовался Эрик, рассматривая поверженных противников. – Я даже не успел размяться.
- Хватит выпендриваться, - отмахнулся Харт. – Плохо, что Эристель использовал магию. Если они расскажут кому-то...
- Им никто не поверит, - хладнокровно договорил некромант. – Я знаю, что делаю. Символов на их телах не останется уже через минуту. Даже если ваши сыщики проверят их энергетику...
- Они не проверят, - перебил его Рейвен. – Всё, хватит на сегодня приключений. Возвращаемся домой.
Они шли по направлению к дому, уже не оглядываясь на поверженных. Чуть помолчав, Рейвен хотел было извиниться за накладку под мостом, но оба его спутника лишь усмехнулись.
- Ты теперь за каждого таракана будешь извиняться? – поинтересовался Эрик. – Я, например, до сих пор поражен тем, что наш колдун оказался таким буйным.
- Я не являюсь буйным, - спокойно ответил Эристель. – Я никогда не трогаю тех, кто не трогает меня. Не понимаю смысла драки. Мне куда интереснее изучать, а не разрушать. Как физическую оболочку, так и умственную составляющую организма.
- И что ты изучил касательно меня? – полюбопытствовал Эрик.
- Такие люди, как Дмитрий Лесков, не держат подле себя трусов, клоунов и глупцов, поэтому я с самого начала понял, что ты не тот, за кого себя выдаешь. Твоя игра может провести только недалеких...
Рейвен заметил, что с губ Фостера исчезла его лисья улыбка. Тем временем Эристель продолжал:
- И все-таки я не понимаю одного: почему ты до сих пор с ним? Если ты скажешь, что дело только в работе, я не поверю.
Рейвен тоже с интересом посмотрел на Эрика. Они уже подходили к дому, но хотелось, чтобы Фостер все-таки успел ответить на этот вопрос.
- На самом деле, Дмитрий и был моей работой. Я должен был убить его, - с этими словами Эрик улыбнулся. – Вот только я не учел, что у этого русского тоже могут быть способности.
- Внушение – весьма полезный навык.
- Именно. Однако мне было велено не зарегистрировать кого-то без паспортов, а убить своих заказчиков. Элиту, так сказать, правителей моего мира. Я чудом смог выбраться из той мясорубки, куда меня отправил чертов Лесков. Меня искали везде, и чтобы выжить, я буквально приполз к нему обратно, умоляя приютить у себя и дать защиты. В обмен на мои услуги.
- И он согласился? – Эристель скорее констатировал факт, нежели спрашивал.
- Тогда было военное время, и такими, как я, не разбрасывались, - продолжил Фостер. – Он был в совете одного из последних плюс-минус уцелевших городов России, Санкт-Петербурга. Дмитрий был своего рода символом для своего народа, ютившегося в подземках метро. Именно под его командованием город выстоял под градом бомбежек и атак роботов. Когда появились еще и ящеры, дела стали совсем плохи, но борьба продолжалась. Ход войны был изменен в нашу сторону, когда был открыт "эпинефрин". Полукровки смогли обращаться в нашу истинную форму, и таким образом атаковали Океанию. После падения Золотого Континента, наши города начали восстанавливаться, выжившие поднялись на поверхность, а те, кто умирал в концлагерях, освобождены. Во время этой проклятой войны я видел Дмитрия со многих сторон. Он был безжалостным и беспринципным с врагами, не давал слабины по отношению к подчиненным, и на его совести немало смертей. Но и он заплатил свою цену. Его женщина была в положении, когда часть подземки, где мы скрывались, обрушилась. Дмитрий потерял и ее, и ребенка. Он же поставил свою жизнь на кон, пользуясь очень опасным и непроверенным лекарством, чтобы приумножить свои силы и отбиваться от противников. Раз двадцать, если не больше, он защищал меня перед советом и спасал мою жизнь, хотя до последнего утверждал, что я для него – всего лишь наемник, продажная шкура. И, знаете, даже такая крыса, как я, десять раз укусив кормящую руку, на одиннадцатый уже не сможет не чувствовать благодарности. Лесков, конечно, тот еще ублюдок, и человечности в нем не больше, чем в тебе и Косэе, но жертвовать собой настолько красиво может только он. Ты помнишь, Рейв...
- Да, - тихо произнес Харт. Они уже были в подъезде, и мужчина нажал на кнопку вызова лифта.
О том, что происходило с Дмитрием после войны, Эрик рассказывать не стал. Ему не хотелось пересказывать колдуну и Рейвену, что творилось с Лесковым, когда тело требовало новую дозу "эпинефрина", и что с ним происходит сейчас. Находясь в другом мире, Дмитрий восстанавливался, но, едва он возвращался обратно, все начиналось с новой силой. Сколько раз Лесков тянулся к оружию, чтобы покончить с собой, столько же раз Эрик вырывал пистолет из его рук. Тот, кого народ считал вождем во время войны, человеком большой силы воли и духа, после ее окончания стал незаметным политиком, который встречался только с представителями других стран по вопросам экономики и выступал на Новый Год с речью. Все остальное время Дмитрий находился взаперти, в четырех стенах своего особняка, ежедневно умирая от ломки и воскресая только после новой дозы проклятого препарата. О таком Дмитрии Эрик рассказывать просто не мог. Фостер ненавидел все, что было связано с этой сывороткой. Дракон, наводящий ужас на своих врагов, молил его, Эрика, отдать пистолет или спустить курок. Он не хотел ни есть, ни пить, отчего сильно терял в весе и выглядел болезненно, и только проклятая доза возвращала хоть на какое-то время того прежнего Лескова, который когда-то являлся для Фостера самым заклятым врагом.
Оказавшись в квартире, Эрик веселым тоном сообщил, что спит в гостиной, а волшебника выселяет на кухню. На удивление Эристель не стал протестовать. После откровения наемника он казался несколько задумчивым, и Харту на миг даже показалось, что колдун размышляет над услышанным. Что-то было еще, что Эрик отказался озвучивать. Энергетика Дмитрия хранила в себе болезнь, которая была пугающе уродливой и жестокой. Она не походила ни на что, ранее встречавшееся некроманту. Она была самой смертью, медленно выпивающей из Дмитрия жизнь. Находясь здесь, Лесков исцелялся, но возвращаясь обратно, он вновь оказывался в когтях этого неизвестного проклятья. Возможно, было бы даже интересно попробовать его исцелить. Что-то новое всегда привлекало Эристеля. Быть может, и этот случай окажется не менее любопытным.



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 02.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться