Рождество в Лондоне, Новый Год в Москве

Размер шрифта: - +

С Новым Годом!

За пять минут до Нового Года я выбралась из толпы тех, кто ждал речи президента у огромного экрана, приготовив бутылки с газировкой и бенгальские огни и отошла к реке. Там дул пронизывающий ветер, но мне захотелось встретить новый год одной. И хорошенько подумать о том, какое желание загадать.


Из всех угощений у меня осталась только жвачка со вкусом мандаринов. Я сфотографировала ее и отправила в Инстаграм с пожеланием выпустить к следующему году жвачку со вкусом шампанского и оливье. Мои предыдущие фоточки этого вечера были залайканы не только друзьями, но и кучей совершенно незнакомых людей. Некоторые даже писали, что завидуют моему веселому Новому Году.  Я усмехнулась. Когда я выкладывала фото из рождественского Лондона, лайков было намного меньше.


В парке закричали: «Раз! Два! Три! Четыре! Пять!»
Я зажмурилась изо всех сил и пожелала больше никогда-никогда не встречать Новый год в одиночестве и не поддаваться на чары сероглазых британцев.
«Десять!»
«Одиннадцать!»
«Двенадцать!»

«С Новым Годом!!!»


С первыми звуками гимна я распахнула глаза, потому что меня за пояс обняли большие сильные руки.
Обернулась, запутавшись в развевающихся на ледяном ветру волосах, и не успела отвести их от лица, как к моим губам прижались чужие обветренные губы.
Уже занесла руку, чтобы дать хаму пощечину, но почувствовала знакомый вкус огня и меда, ощутила знакомую волну тепла, растекающуюся по всему телу до самых кончиков пальцев и так уже привычно — когда успела! — растаяла в невероятно крепких, отчаянных объятьях, что уже и не понадобилось смотреть в пронзительно-серые глаза, чтобы узнать Алекса.

— Что ты здесь делаешь?.. — целоваться в России зимой на ветру занятие на редкость экстремальное, и я почувствовала, как мои губы мгновенно замерзли, едва я оторвалась от него.
— Ищу тебя, — просто ответил он. — Обошел всю Москву за твоими фотографиями в Инстаграме. Только думал, что уже догнал, а ты снова исчезала.
— Что ты вообще делаешь в Москве? Зачем ты прилетел?
— Пойдем… — он увлек меня под защиту деревьев и достал из-за пазухи фляжку. — Выпей, а то замерзнешь.


Кромка фляжки сначала обожгла губы холодом, а потом вкусом того самого огненного виски. Алекс держал меня так крепко, что было неудобно пить, но я не жаловалась.
— Сегодня с утра включил камин и заметил там внутри что-то странное. Залез внутрь, а там…

Он выудил из кармана мой носок и вытряхнул на ладонь белое керамическое кольцо.

— Это…
— Это твой подарок. Я сначала не понял, что это и зачем ты мне его оставила. Что за намеки?

Я от смущения уткнулась носом в его пальто.
— Эй, — он наклонился и снова нежно поцеловал меня в губы, пахнущие виски. — Я же сказал — сначала. А потом вспомнил…
— Ты же любишь метро, — начала объяснять я. — Я не знала, что еще тебе подарить, чтобы тебе понравилось.
— И подарила мне кольцо-билет из московского метро, потому что вспомнила, что я собирал жетоны, я понял, — Алекс поцеловал меня еще раз. — Никогда я еще так стремительно не понимал, каким был идиотом.
— Почему? — прошептала я, не поднимая на него глаз.
— Потому что, когда ты ушла, я разозлился. Подумал, что ошибся в тебе, что тебе, может стало стыдно и на самом деле ты хотела все-таки меня охомутать… Не знаю! Я просто разозлился и даже думать об этом не стал! А когда увидел твой подарок… Мне всегда на Рождество дарили свитера, алкоголь, шоколад и дорогие галстуки. В детстве — «лего» и роботов. Но никто никогда не дарил настоящий подарок. Такой, по которому понятно, что человек правда хотел, чтобы мне понравилось.


Я окончательно смутилась и опустила голову. Он был слишком нереальным здесь, в Москве. Там он был частью сказки, а здесь? Зачем он здесь? Он принадлежит другому миру. Чужому миру.
— Прости меня… — вдруг горячо прошептал он мне на ухо. — Я вообще не подумал, как мои подозрения могут обидеть тебя. Ты ведь даже не догадывалась, что я себе навыдумывал. Наверное, это было очень больно.
— Очень, — тихо сказала я. Так тихо, что он не должен был услышать.


Но услышал.
Стиснул в объятьях так, что снова затрещали кости, уткнулся в макушку и ничего больше не сказал.
Так мы и стояли, наверное, целую вечность, пока не раздался звонок мобильного. Не моего. Минуту или две мы пытались его игнорировать, но телефон продолжал звонить.

Алекс тяжело вздохнул, выпустил меня из объятий, но ладонь в руке все-таки оставил и сжал крепко, чтобы не убежала.
— Да! Ник, вот ты вообще не вовремя!

Но пока он слушал, что говорил Коля, выражение его лица менялось. С досады на возмущение, с возмущения на изумление, с изумления на… сложное какое-то чувство, которое я не смогла прочитать и даже подергала его за руку.
— Да, сейчас, — пробормотал Алекс и в трубку: — Ник, повтори это для моей… Для моей Кати.
И он включил громкую связь.
— Семенова, ты меня прости, если что, это я во всем виноват, — голос у Коли был вроде бы виноватый, но больше хитрый. — Я как тебя у Вестминстера увидел, так сразу все и придумал. Я вообще быстро соображаю, когда надо.
— …и когда не надо, — в пространство добавил Алекс. — Он своими быстрыми мозгами бизнес и построил, но такого я не ожидал.
— Алекс просто годами ходит на свидания, но все не то, понимаешь, у англичанок культурный код другой. А этот псих родился с русской душой, ему нужна русская девушка. Но они же все меркантильные, как он решил после института.



Ашира Хаан

Отредактировано: 14.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться