Ряска Правды

Размер шрифта: - +

Глава 22.

Первое, что меня поразило, была тишина. Гробовая тишина. Я ещё никогда на встречала такой тишины. Дверь маленького зала закрылась за мной сама по себе, и я больше не могла слышать тихого голоса Шайсэаса, который говорил что-то Румяне.

Люди застыли такими, какими их, застала сила Шайсэаса. Дамочка, которая обсуждала венки, похоже, продолжала их обсуждать в тот момент — её рука была вознесена к голове, на которую она указывала другой рукой, раскрыв рот. Кажется, она что-то говорила в этот момент другой даме, которая застыла с бокалом в руках. Они следили за мной, пока я медленно шла по мягкому ковру босыми ногами.

Лакей давал тучному мужчине, разодетому в фавна, бокал. Один придворный согнулся навечно от смеха, который скрутил его пополам. Рядом хохотала молодая красивая девушка, которая занесла свой веер, чтобы зачем-то ударить шутника. На их лицах было написано веселье. В их глазах застыл ледяной ужас.

Это напоминало сад дворца. Красивый сад, где стояло много скульптур — теперь эти скульптуры будто раскрасили, разодели и перенесли сюда для какого-то чудного представления.

Я ахнула, увидев Байтса. Тот занес одну ногу, чтобы подняться по лестнице, но так её и не опустил на ступеньку. Он был одет в длинное сплетенное из искусственных трав платье. На поясе покачивалась неизменная золотая шпага. Это выглядело нелепо, и я бы определенно рассмеялась, если бы мне не хотелось рыдать.

Я осторожно дотронулась пальцами до лица Байтса. Его глаза следили за мной с неприязнью. Кожа была холодной, но мягкой. Их можно убить, поняла я. Сейчас они беззащитны как никогда — камень не поглотил их целиком. Если взять сейчас ту же золотую шпагу, можно с легкостью порешить половину этого зала, если не большую его часть.

Я отступила на шаг, а потом помчалась вверх по лестнице. Я ненароком задела одного придворного, который, как и Байтс, неустойчиво балансировал на одной ноге — и живая статуя покачнулась. Прежде, чем я успела осознать происходящие, придворный начал падать. Он завалился на бок и покатился с лестницы как огромный кувшин, который ненароком уронил какой-то лакей. Вот только кувшины не были живыми.

Я вскрикнула и тут же зажала себе рот — таким неестественным прозвучал мой крик в этой тишине. Даже в лесу, даже в самую холодную зиму нет такой тишины. Жизнь продолжается везде — здесь она застыла.

Взгляды гнали меня, и я бежала от них наверх. Ты виновата во всем, говорили они. Ты невредима, поэтому виновна.

Я бежала от них на верхний этаж. Выбежав в коридор, я распахнула окно. Празднование шло не только во дворце. Город был освещен множеством светящихся шаров, которые витали в воздухе благодаря местным магам. Люди, которые смеялись, танцевали, пели и смотрели ввысь, на шары, затмевающие звезды — теперь тоже застыли как будто в недоумении.

Море и лес застыли, как будто тоже подвластные магии Шайсэаса. Но это, разумеется, было не так. Никто не обладал достаточным могуществом, чтобы подчинить эти две стихии.

Море чуть волновалось, но не больше обычного.

Лес тихо шелестел. Мне послышался легкий шепот, который долетал до меня несмотря на расстояние.

- Хозяйка... - шептал мне лес. - Хозяйка...

Я вздрогнула от неожиданности. В открытое окно ворвался ветер, которые теперь уже явственно донес до меня шепот.

- Хозяйка... - тонкими голосками пищали анчутки. Басовито кричали ичетики. Шелестуны посылали мне с ветром листья — у них не было своих голосов. Тихо стонали деревья. - Хозяйка...

Я вздрогнула и захлопнула окно что есть силы. В этом коридоре тоже застыли пара придворных в объятьях друг друга. Я грустно улыбнулась им.

- Знаете, в чем главная проблема? Никогда нельзя быть уверенным в чьей-либо искренности.

Придворные не ответили мне, испуганно-недоумевающими глазами проследив за мной, когда я брела дальше по коридору. Мне вдруг в голову пришла удивительная идея — а что, если привести сюда кого-то из лесных, пока здесь все стоят недвижимо? Что, если показать им, рассказать, как живут смертные, пока никто не пошевелился вновь?

Только никто не пошевелится, пока я не сделаю что-то по этому поводу.

Я ругнулась и со всей силы вдруг врезала по стене. Костяшки пальцев взорвались болью, и я отчаянно замахала кистью в воздухе, шипя от бессильной злобы.

Я не хотела, чтобы меня забыли, а забвение неизбежно при смерти. Мы умираем, сливаемся с природой, становимся частью целого. Но получается то, что я говорила Реджинальду, неправда? Про достойную цель, про естественность смерти...

Я мотнула головой и решительно сбежала с лестницы. Нет. Я не буду такой, как Румяна. Я не буду врать и обманывать — по крайней мере, по таким серьезным делам. Если бы не я, ничего бы и не произошло. Ничего бы не было.

В полнейшей тишине я вышла из главных дверей. Во дворе остановилась карета, из которой выходила дама, ей помогал лакей.

Ветер был холодный, и я поежилась. Мой Морской костюм был слишком легким для того, чтобы разгуливать в нем в такую погоду, а почти всю энергию я растратила на поддержку Реджа. Мне ничего не осталось для себя самой.

- Извините, - пробормотала я, сдернув с какой-то дамы меховую накидку. - Мне сейчас нужнее.

Накидка была слишком уж жаркой, но я уже вышла с королевского двора. Здесь, у входа, какой-то юноша, похоже, жонглировал яблоки. Его руки были разведены в ожидающем жесте, голова была вздернута вверх. Упавшие яблоки рассыпались вокруг него в грязи.

Я уткнулась себе под ноги, не желая видеть больше никаких фигур.

Ветер теперь завывал, донося до меня отчаянные крики со стороны леса. Я вздрогнула и повернула к нему голову. Может быть, стоит навестить его в последний раз? Попрощаться? Да, пожалуй, я могу себе это позволить.

Я опустила голову, уделив свое всецелое внимание грязной улице, чтобы не смотреть на людей, которые окружали меня. Они будто смыкались волной обвинения, набрасываясь на меня — никто не мог защитить меня от их чувств, которые просто выливались на меня огромным ведром помоев.



Лика Маррн

Отредактировано: 08.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: