Рыбка в клетке

Размер шрифта: - +

Глава 17

- Нет-нет-нет-нет, да, я полный мудак, завел в лес, заблудил, знаю, знаю, можешь вырвать мне волосы или выцарапать глаза, или что там девушки любят делать, только не плачь, пожалуйста, я слез в жизни не видел, у меня даже Серый, когда мелким был, не плакал. Все-все-все-все, магистраль вон там, до нее всего-то двести метров, просто здесь внизу река протекает, а я как раз лодку запрятал, но ты не любишь лодки, понял, мы к ней даже близко не подойдем. Хочешь, я ее спалю? Ладно, я потом, потом. Давай мы отсюда выберемся, я куплю тебе… хочешь шоколад? Горячий? Стакан? Или два? А лучше пирожное? Самое дорогое? Или торт? Огромный? Или все вместе, а? Можешь издеваться надо мной, как хочешь, давай я тебе целый месяц буду кушать готовить, или убираться, или там вещи стирать? Ален, только не реви, я же говорю, я с плаксами вообще никак. Ален, а? Давай я тебя понесу? Или давай я рядом сяду и тоже начну плакать, а вон та парочка сфоткает нас и выложит в интернет, и пусть вся Россия увидит, как умеют рыдать мужики…

Я икаю, потом еще раз. Истерика сходит на нет, в перерывах между икотой думаю, как неловко теперь перед Пашей, который, придурок такой, воспринял все на свой счет. Носится со мной, как с птенцом, поэтому отталкиваю его руку и иду туда, куда махнул.

У меня в запасе один день.

Паша пытается ненавязчиво остаться у меня, но я сейчас никого не хочу видеть, даже его, поэтому бросаю ему сумку и толкаю к выходу. До того, как захлопывается дверь, он успевает вставить, что позвонит, чтобы узнать, какой именно торт мне нужен.

Две чашки сладкого чая помогают восстановить сорвавшийся самоконтроль. Бездумно включаю интернет, ввожу в поисковую строку «Обмануть смерть» и просматриваю страницу за страницей, не зная, что ищу. Две тысячи шестнадцатый год, - десятки страниц с откровениями спасшихся людей; две тысячи пятнадцатый – сотни выживших в результате счастливого случая; две тысячи четырнадцатый – тысячи везунчиков, висевших на крае; две тысячи тринадцатый – …

Я нахожу его.

- Итак, как джентльмен я должен предоставить тебе право выложить все доказательства первой, но что-то мне подсказывает, что твоя история будет намного интереснее моей, поэтому начну я.

Он передает мне фотографии, быстро их просматриваю – да, теперь моя очередь.

- Прежде всего, позволь мне ответить домашнее задание.

- Уже интересно.

- На самом деле ответ был довольно прост. Как только я всерьез об этом задумалась, он сразу пришел на ум. Я не могла думать ни о чем другом, кроме миссии, ты же обращал внимание на любую мелочь, потому что таковы были желания. Ты дал мне желание, которое поглотило меня всю, не оставляя ни времени, не стремления замечать что-то иное. Я же… навязала тебе второсортную миссию из разряда одноразовых, над которой не нужно сидеть и думать. Мое желание не сумело тебя заинтересовать, потому что оно стояло в одном ряду с другими заданиями “Золотой Рыбки”.

- Умница, пятерка тебе за старательность. А теперь про третье желание, я просто умираю от любопытства.

Главное – не показывать ему, как мне страшно.

- А вот здесь должна признаться: я не выполнила третье задание. Но сумела завершить второе. И, если не возражаешь, я бы хотела начать с него.

Сергей ухмыляется, скрестив руки на груди, кивает, мол, начинай.

- Когда я только прочла желание, я много вероятностей в уме перебрала. И процентов девяносто из них были до того нелепые, что до сих пор стыдно. А потом, где-то за два или три дня до выхода срока меня озарило: где может жить человек, который лишился чего-то важного? В доме престарелых. Ближайший находился в Пятничном. Я заготовила целую легенду, но она мне даже не понадобилась. У меня спросили имя, а потом познакомили с одним человеком. Более нелепого общения, чем состоялось у нас, трудно себе представить. Он крайне непримиримый человек с твердыми взглядами на жизнь и особым отношением к малодушным людям. Своим характером и острым языком он отпугивает других постояльцев, поэтому он все время один, такой одиноко-гордый в своем добровольном затворничестве. Я не понравилась ему с первого же слова, и он не стеснялся в выражениях, чтобы дать мне это понять. Однако скоро я приехала вновь. Не знаю, что меня побудило это сделать, но я застала его на том же самом месте. И второе наше общение оказалось таким же нелепым. Более противоположных людей, чем мы с ним, трудно себе представить. Но потом я приехала еще раз, и еще раз. И он мне рассказал.

У того старика была дочь. Работала учительницей в школе, встретила мужчину, вышла за него замуж, подарила ему двух дочерей. Старик жил вместе с ними, внучек обожал до беспамятства, как все деды, баловал, сказки на ночь про Кащея Бессмертного и Василису Прекрасную, сладости втихую покупал. В общем, души в них не чаял. Накопил он денег и подарил дочери четыре путевки на море, на всю семью, и они уехали. Девять дней спустя должны были вернуться, старик ждал их всю ночь, и все утро, а днем позвонили из посольства и сообщили, что дочь и внучки утонули: их вынесло на надувном матрасе в открытое море. Зять пытался их спасти, но не доплыл, едва не утонул сам. Его спасатели успеть спасти, а вот дочь старика и его внучек уже нет. После смерти близких старик перебрался в дом престарелых, и теперь проводит все время у искусственного пруда, и никого к нему не подпускает. Зять навещает его, но теперь они чужие люди, и кроме общих воспоминаний их теперь ничего не связывает. Вот такая история.

- И он сам тебе это рассказал?

- Вообще-то нет. Я совершенно случайно наткнулась на новости трехлетней давности в сети, там была фотография, а потом я просто сопоставила несходящиеся моменты. На этом история не заканчивается. Только сейчас она будет о другом персонаже – о зяте.

- Вот как?

- Многое я могу только предположить, ведь я сама не была свиделетем, поэтому приходится опираться на логику и интуицию. Впрочем, поправить меня может только он, поэтому… Кхм, я начну.



Лина Луисаф

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться