Рыцари солнца

Глава 3

Мышка неслась сквозь лес, из-под копыт разлетались сухие ветки и корни. Взмыленная лошадь то и дело спотыкалась, и Виктор считал секунды до того, как они разобьются. Но скачка не кончалась, а они пока еще были живы.

Все вокруг напоминало представление магических огней, что так любят пускать на ярмарках странствующие волшебники. Воздух, наполненный тяжелым удушающим смрадом, казался почти осязаемым от цветных водоворотов и облаков дыма. Шары света взрывались искрами, рассыпались блестящими фонтанами и взмывали в небеса ракетами.

Но Виктор не слышал ни взрывов, ни треска ломающихся веток. Его мир был погружен в тишину. Капитан отстраненно наблюдал за танцующими огнями и не мог вспомнить, как он здесь очутился. Еще мгновенье назад «Бегущие» возвращались с тренировки, и вот он скачет сквозь незнакомый лес.

Из темноты вырвалась очередная колдовская ракета и разлетелась искрами перед самым носом Мышки. Кобыла испуганно вздыбилась. Капитан схватился за вожжи, но руки словили только воздух. А в следующее мгновение бесконечная скачка превратилась в бесконечное падение.

Лес исчез, и мир перестал полыхать. Но темнота не принесла с собой успокоение. Раскатами грома в сознание ворвался звук. От нескончаемого скрежета и писка сводило зубы. Крики и стоны заполонили голову, и невозможно было избавиться от них просто заткнув уши.

– Помогите! – вдруг отчетливо прокатилось в пустоте. – На помощь!

Голос казался смутно знакомым. Точно, он уже слышал его сегодня утром. Капитан протянул руку, как будто надеясь на ощупь выбраться из этой бездны. И стоило пальцам схватить тьму, как она тут же порвалась, исчезла. Он вновь очутился в лесу.

– Помогите! – крик задохнулся нечеловеческим визгом боли. Виктор подхватился с земли и кинулся на помощь. Ветки больно хлестали по лицу, обжигали голые руки. Рассеченные губы кровоточили, и рот был наполнен вязкой отвратительной жижей. Она смолой склеила зубы, лилась в горло и забивала легкие. Дышать становилось все труднее, но он не переставал бежать, наугад выбирая дорогу.

Всего шаг и вместо деревьев капитану представилась опушка с развалинами ветхого домика. Вдалеке, на синеве неба чернел контур замка.

Никто больше не кричал, лишь на траве тихо попискивало и корчилось от боли изуродованное тело. Капитан опустился рядом с ним на колени. Он перевернул человека на спину и отпрянул, увидев лицо. Мертвые губы растянулись в жуткой улыбке, серые глаза превратились в два мутных стеклышка.

– Ты не спас меня! – с надрывом выкрикнул мальчик, и изо рта его полилась кровавая пена. – Убийца! – уже мертвым прошептал он.

– Убийца, – раздалось вкрадчиво из-за плеча, и холод пробрал от того, насколько родным звучал этот голос.

Виктор вскочил, готовясь защищаться…

Но комната оказалась пуста.

Предрассветное небо серело в проеме окна и отражалось в холоде стального клинка. Капитан, весь мокрый от пота, сидел в своей кровати, не опуская меча. Он еще не понял, не осознал охваченный кошмаром, что это был всего лишь сон.

– Опять, – прошептал парень и рухнул лицом в подушку. – Опять! – разлетелся его сдавленный стон.

 

***

С замковой стены открывался захватывающий вид на город. Мюррей утопал в последних лучах заходящего солнца, и, казалось, был залит расплавленным золотом. Только здесь, на высоте, было возможно понять истинное значение названия королевство Солнца. Фолк поистине был владениями небесного светила.

Столица светилась. Древние зодчие, что выложили камнем первую мостовую города, некогда хотели превратить Мюррей в неприступную крепость. Вдохновляясь пустынными арханами, они жали дома друг к другу, настраивали мостки и переходы, путали ходы и возводили стены. И в итоге превратили его в ажурную салфетку. Словно узоры мастеров из туманного островного Бранта, узкие и широкие улицы рассекали полотно города.

На крохотных перекрестках ютились фонтаны. Над низкими – не выше третьего этажа – ярусными крышами взмывали шпили. Они устремлялись в небо, словно пытаясь вытянуть Мюррей за шкирку, приблизить к солнцу своими сияющими пиками.И бронзовые флюгера: драконы и совы, кошки и кони – пылали в закатном солнце огнем.

Далеко внизу, городская жизнь сменила свое обыденное размеренное русло. Она кипела в затухающем городе. Люди готовились к празднику. Окна и двери были украшены корзинами цветов, а на флюгерах развивались алые и золотые ленты. Лавочники спешно сворачивали торговлю, сегодня покупателей больше не будет – людям есть чем занять себя в весенний вечер. Женщины семенили по узким улочкам, взвалив на плечи корзины с продуктами, спешили, летели, чтобы успеть с приготовлениями. И только на площади у фонтана по-прежнему беззаботно играли дети. Им не было дела до взрослых забав. А между тем, до Часа Дракона оставалось всего два дня. Мюррей ждал.

В этом году город встречал Арона намного раньше, чем обычно. Еще не наступил июнь, а в Фолк уже пришло лето. Вот на дальней башенке первым вестником ночи вспыхнул фонарь. Затем еще один, и еще. А стоило последнему фонарщику закончить свою работу, как солнце, прогоняемое сумраком снежных гор, покинуло город. Спряталось за дальний пик, подпалив его багряным заревом. Вечер вступил в свои права.

Он видел эту картину изо дня в день с самого начала своего правления. Каждый вечер, когда солнце тускнело, Хьюго отправлялся в путь. Оставляя охрану позади, король устремлялся вверх. К небу. Сто сорок ступеней вели его на крепостную стену, и он мог пройти их не глядя. Ничего не менялось. Король называл это счастьем.

Уже пять десятков лет Фолк не знал войны. Окруженное хребтом гор, королевство было самой надежной крепостью. Только у Пасти Арона, долине, где по легенде лежат хвост и голова великого Дракона, да в полонине Регендрауна, где покоится его крыло, враг мог найти лазейку. Многие века вражеские войска штурмовали королевство, ослепленные блеском золота и камней. Рвались к богатствам, что скрывают горы. И многим пришлось остаться там навсегда, пока весь мир не понял, что с Солнцем воевать не стоит.



Александра Горячко

Отредактировано: 16.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться