Ржавчина из слез, крови и боли

Размер шрифта: - +

Вступление

Уважаемые читатели! Сие творение лишь черновик, который будет редактироваться. Надеюсь на понимание.

 Стоя перед дверями школы, чей образ плотно засел в моей голове вместе с не самыми добрыми ассоциациями, на меня с новой силой навалились воспоминания, которые я и без того крепко вбила себе в голову, чтобы больше никогда не допустить подобных ошибок...

Три года назад

 Глупо было надеятся, что они примут меня в свой круг. Да я и не особо надеялась, поэтому стоя перед стайкой школьников средних классов, с ног до головы облитая вишневым соком, я не стала даже тратить силы на то чтобы поквитаться со своими обидчиками. Глупые школьники. Что с них взять, но ОН... До сих пор я стояла здесь будто оглушённая, только потому, что не могла поверить в то что все это его рук дело. 

 Из всех людей на этой планете, кто угодно, но только не он.  Нильсон Кайзер. Хуже не придумаешь. Мой единственный друг и человек вокруг которого строится вся моя вселенная. 
 Будучи дочерью влиятельного русского мафиози и в то же время женщины, принадлежащей к одной из самых знатных семей в Германии, в мое существование удавалось верить с трудом. Поэтому, в общем то, мои родители и не особо себя этим утруждали. Моя мать, госпожа фрау Вульф,  будучи еще студенткой, была направлена на стажировку в компании ее же семьи, в одном из самых масштабных филиалов компании в России.
 Там она столкнулась с обаятельным, подающим надежды студентом экономического вуза. Не стало неожиданностью, что моему деду это не пришлось по душе, и он вознамерился не допустить этого союза. Но в глубине души моя мать понимала, что более подходящего случая вырваться из его лап не найдётся, поэтому оборвала все связи с семьей. 
 Но долгим счастье моих родительной не было, после года брака, в котором она родила дочь, выяснилось что я не единственный ребёнок отца. Существовал ещё некий брат, который родился буквально за пару месяца до меня. 
 Не вынеся такого предательства, мать решила покаяться и вернуться в родную обитель, так как идти ей в общем то было больше некуда. Отец принял ее, но его гнев и презрение обрушились на неё с новой силой, и не вынеся всего этого, моя не самая путевая мать решила попытать себя в новом месте. Она отправилась в Америку, где по сей день проживает вместе со своим новым мужем миллиардером и шестилетним сынишкой. Меня же она предпочла оставить в прошлой жизни, то есть в доме своего отца. За всю мою жизнь, мне приходилось видеть ее не больше двух раз. 
 Отца факт моего существования волновал не более, чем ветер в поле. Будучи занят по горло своими не самыми благочестивыми делами, он предпочёл неудавшемуся браку и не самой желанной дочери - новую семью. Он женился на матери своего сына, которая в последствии скончалась, что позволило ему женится на ещё более молодой особе.

  Я же была в его доме не самым частым гостем. Я приезжала в Россию где-то два раза в год, две недели продолжая обучатся в русской школе, что было одним из условий моих поездок к отцу со стороны дедушки. После этого я неизменно возвращалась в Германию и продолжала своё обучение там. Мой брат со стороны отца, Максим, в общем то тоже не был особо рад моим посещениям, и чаше всего наше с ним общение заканчивалось потасовками. 
 Дом моего дела не стал исключением, холодный и расчётливей по натуре, он не был сердечным дедулей, на коленях которого могло пройти мое детство. Нет. Сдержанный аристократ, ему тяжело было выносить ошибки своей дочери, которые он считал своими ошибками, поэтому его единственным способом отвести душу была ненависть ко мне. Нет, это не было такая ненависть, из-за которой меня пороли с ночи до утра или морили голодом, просто она чувствовалась в любом его взгляде, в любом слове направленном ко мне. Ненависть тяжелыми волнами врезалась в меня и сбивала с ног, так как я не сразу узнала в чем таилась ее причина. 

 Будучи вынужден нести расплату, по его мнению, за позор его дочери, ему пришлось принять меня. А единственным способом искупить эту ошибку, он считал обязанность выбить из меня заранее всю гниль, что заложили во мне гены моего ублюдка-папаши, что все же не мешало мне изредка видеться с отцом.  Он принял на себя эту обязанность со всей готовностью, поэтому  муштра продолжалась все годы моей жизни с момента моего появления в его доме. Учеба и соревнования по стрельбе, этим была наполнена моя жизнь. Лучшая в учебе. Победитель на турнире. Иначе никак. 
 В доме моего деда помимо меня проживали дети моего погибшего дяди Цвейга. Марк и София. По иронии судьбы наши с ними отношения ничем не отличалась от отношений с другим моим братом. Я с самого начала усвоила, что подружиться у нас не получится. Не та кровь, считали они, с легкой подачи моего дедушки. Мало того что мой отец русский, а не какой-нибудь немецкий аристократ в седьмом поколении, так он ещё и бандит, что окончательно поставило точку на дальнейшем восприятии меня как человека равного им. Средневековая чушь про чистоту крови вдалбливалась в головы детей благородных семей с детства, поэтому ничего другого ожидать и не стоило.

 Из этого и состояла моя жизнь. Но со временем все оказалось не так мрачно, после того как у меня появился один единственный друг, способный переступить через общественное мнение сложившееся вокруг меня, через неодобрение взрослых и презрение младших, чтобы лишь подружится со мной. Нильсон - Нил, как я его называла, стал моим первым и единственным другом. Наши семья были плотно связаны между собой многовековым обязательствами в разных сферах  жизни. Хотя мы и не так много времени проводили вместе, мы, как мне казалось, понимали друг друга... Наша дружба началась когда мне было пять, а ему семь и закончилась девять лет спустя в той злосчастной столовой. Несмотря на дружбу со мной, Нил обладал незыблемым авторитетом в кругу детишек аристократичных снобов, вместе с которыми мне повезло обучатся. Его дружба со мной стада своего рода стоп-краном на пути открытого всеобщего презрения и в то же время стала его главным катализатором...



Ирсу Асада

Отредактировано: 27.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться