С любовью, Лондон

Две ложки геркулеса

Это утро началось для меня совсем не с геркулеса. Да какой там, блин, геркулес после увиденного?! И угораздило же меня ввалиться в кухню, когда Рик и мама… брррр… даже говорить стремно. Прижав мою кровинушку к холодильнику, этот извращенец целовал ее самым непотребным образом, а та даже ножкой не дрыгнула, чтобы помешать ему. Это не педагоги, а просто растлители малолетних какие-то!

Спешно ретировавшись, я спряталась за дверью, а затем, откашлявшись баритоном заядлого курильщика и потопав на месте для надежности, осторожно высунула нос в дверной проем. И глазам своим не поверила. Мама, сидя на стуле, с невозмутимым видом размешивала ложкой мюсли в миске, а Рик сидел, уткнувшись в Newport Daily News*, изображая заинтересованность какой-то статьей. И бы ни за что не догадалась, чем эти двое только что занимались, если бы не видела все это своими собственными очами.

Но теперь, пока Рик сдавал назад на школьной парковке, мне было совсем не до этого. Пара ложек геркулеса, которые в меня буквально впихнула мама, просились наружу, пока я строила план побега, желательно из страны. И плевать я хотела на наш фамильный девиз.

— Катька, видела бы ты сейчас своё лицо. Бледная, как поганка, смотреть противно, — по-русски проговорила мама, отстегивая ремень безопасности, и я окончательно убедилась в своих наблюдениях.

Мама всегда переходила на родной язык, когда хотела: а) поорать на меня; б) поугарать надо мной; в) оба варианта одновременно.

— Тебе легко говорить, — промямлила я, в который раз расправляя темно-коричневую замшевую юбку, что становилось у меня уже навязчивым движением, —  не тебе же придётся сейчас торчать перед кучей незнакомых людей, которые будут на тебя пялиться.

— Вообще-то, придется. Я же новый учитель, — сказала она, уставившись на свое отражение в круглом зеркальце, зажатом в ладони. — Как я выгляжу? — обратилась она к Рику.

Тот снова положил свою лапищу на ее бедро, обтянутое узкой черной юбкой, и, похлопав по нему, произнес:

— Потрясающе, Джули. Как всегда! Прекратите уже обе так переживать! Это всего лишь школа, а не здание суда.

— В суде хотя бы есть адвокаты, — уныло прокомментировала я его слова.

— Значит я буду вашим адвокатом. Все, идемте! — решительно проговорил он.

А у меня от этого его «лет'с гоу» так и засосало под ложечкой. Но я понимала, что хуже перспективы оказаться новенькой в школе посреди учебного года, могла быть только идея припереться туда за ручку с мамочкой и отчимом. Поэтому, собрав всю волю в кулак и куда только можно, выдала:

— Дайте мне пять минут, потом идите вы, как и договаривались. Нас не должны видеть вместе.

— Катька, и к чему такая конспирация? — спросила мама. — Ты думаешь, никто не узнает?

— Вы – Хьюзы, я – Чеснокова, — сыпала я очевидностями. — Не вижу связи. Поэтому, будьте добры, сделайте вид, что мы не знакомы хотя бы сегодня и не портите мой имидж загадочной иностранки.

Рик, откинув голову на спинку сиденья, откровенно поржал над моим заявлением, а потом спросил:

— Джули, ты была такая же?

Поправив свои идеальные светлые локоны, мама, максимально нагнав пафоса и строгости, ответила:

— Так я тебе и сказала.

Я же отметила про себя, что маман, оказывается, та ещё кокетка! И кто бы мог подумать?

Вооружившись планом местности и здания, которые для меня вчера набросал Рик, все еще не оставляя попыток подмазаться ко мне, я вошла в здание школы, названной в честь шестьдесят третьего генерального прокурора США, и нервно хихикнула себе под нос, вспомнив, как Рик только что сравнивал школу с дворцом Фемиды**.

Школа, что снаружи, что изнутри, меня мало чем удивила. Я же не в лесу жила, и уже не единожды гуглила информацию про американские школы. Моя МОУ «СОШ номер NN города Челябинска», само собой, была в сто раз лучше, милее, светлее и уютнее. Но тут тоже было довольно сносно. Школа была современная, огромная, правда какая-то слишком аляпистая, начиная от синих шкафчиков вдоль бледно-желтых стен коридора и разноцветных стендов с яркими объявлениями до школьников, или студентов, как тут их принято было называть. Никакого дресс-кода и сменки. Да как так учиться вообще можно? В школу и без сменки?! Просто кощунство какое-то!

Решив отыскать свой шкафчик, чтобы разгрузить рюкзак, я направилась на второй этаж, где так же, как и на первом, было настоящее буйство цвета. На самом деле, мы, русские школьники – народ привычный. Учебники алгебры, русского языка, обществознания, географии, литературы и первый том «Войны и мир» легко помещались по понедельникам в моем рюкзаке, когда я училась в родной школе еще какие-то три недели назад, и таскать тонну умной макулатуры мне было совсем не в тягость. Но здесь так было не принято. Ведь есть же шкафчик!

Вот только после пяти минут бесполезного верчения замка, этот долбаный железный ящик так и не желал поддаваться. Я уже раз десять проверила комбинацию и заново отсчитала свой шкафчик, когда заметила, что на меня подозрительно косятся студенты. Их можно было понять. Стоит какая-то неизвестная девица посреди коридора и пытается выломать дверь шкафчика.

— Нужна помощь? — раздался голос за моей спиной.

Я медленно повернулась и почти уткнулась носом в эмблему школьной футбольной команды, которая украшала куртку-бомбер какого-то дылды, что с дежурной американской улыбкой смотрел на меня. Короткий темный ёжик на голове, доброжелательный взгляд карих глаз и ямочка на подбородке. На мой вкус, слишком смазливый, но это явно был не повод, чтобы не воспользоваться его предложением.

— Да, пожалуй. Кажется, я ему не понравилась, — кивнула в сторону этого тупого куска железа и отступила, давая парню возможность подойти к шкафчику, после чего продиктовала цифры кода.



Юлия Устинова

Отредактировано: 27.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться