S-T-I-K-S Змей

Размер шрифта: - +

Глава 4. Темный

 

 

Где-то с час он расчищал проход от обломков. Тигра словно с моторчиком в одном месте металась туда-сюда, указывая, какой обломок тянуть, высвобождать, а какой ни в коем случае пока не трогать. Этакой полезности от крысы Миха никак не ожидал и не раз ловил себя на мысли, что вряд ли без нее нашел бы этот проход.

— Молодец, матрос! — несколько раз похвалил он Тигру, и она, маленькая подруга и помощница в этом царстве одиночества, расстаралась по полной, не побоялась и обследовала второй этаж, доложив, что там тихо и безопасно, и есть выход на крышу. — Умница ты моя, настоящий разведчик, только не рискуй так больше, ты очень нужна стае.

Тигра пискнула, окутала Оружейника облаками обожания и любви, куснув при этом слегка за мочку уха, и умчалась куда-то по своим делам.

Открывшийся лаз шел под пролет лестницы на второй этаж. Обследовав завал из горы строительного мусора, Войнов высвободил какое-то покрывало, сложил туда оружие и часть вещей из рюкзака, свернул, завязал веревкой, получилась своеобразная торба, привязал и к ней, и к рюкзаку по десятиметровому фалу*. Кое-как протиснулся в щель, дальше — легче, до пролета он добрался без осложнений, там уже можно было размяться, пространства хватало. Подтянув вещи, Михаил решил: все, пора устраивать привал, силы уже исходили. Глотнув воды, они с Тигрой завернулись в теплое верблюжье одеяло. Несмотря на, казалось бы, смертельную усталость, Оружейник еще долго не мог заснуть, вслушиваясь и вслушиваясь в гробовую тишину, возвращаясь и возвращаясь к пережитому бою, наконец стрелка сморило, и его уволокли знакомые земные кошмары, вдруг ставшие детскими безобидными, почти добрыми страшилками.

 

Проснулся Миха в тепле, почти в комфорте, если бы не старая подруга — змея подколодная.

— Опять ты, сука приставучая, — тихо выругался Оружейник.

Именно та, уже забытая головная боль вернулась, пока едва ощутимыми спазмами. Какой силы она может достигнуть, Войнов знал и доводить до такого не хотел, очень уж неприятными были воспоминания.

«Думаю, нашей терпелки хватит примерно часа так на два, ну три, если припрет, и надо отходить под прикрытие золотого».

Он посмотрел на часы, свет от командирских слегка ослепил. Оружейник усмехнулся:

— Совсем, получается, перешел на ночное зрение.

Захотелось присвистнуть, но выучка не позволила, подарок Бати показывал час ночи, получается, продрых он больше шести часов — произошедшее совсем выбило из колеи. В деталях вспомнился бой с монстрами.

«Cтрашные противники, если что, осечки не простят, хорошо что взял пару игрушек. Да, и с Новым годом тебя, Войнов Михаил Валентинович. Тигру нужно поздравить», — вспомнил о напарнице мужчина, посмотрел по сторонам — ее нигде не было. Попробовал мысленно связаться — привычная волна обожания, но не к его персоне, а к кому-то другому, удивила. Посыл крыски вовсе не для него предназначался, как и в первый раз, в ее голове царил хаос из образов и запахов, и все в одном клубке, но общее он почему-то уловил. Тигра предупреждала об опасности.

Сверху зашуршало, Оружейник поднял взгляд — по лестничному пролету с огромным отрицательным углом, нарушая закон притяжения, будто на прогулке, странно подергивая лапами, семенила Тигра, а впереди нее полз небольшой темный комочек. Мужчина тряхнул головой, может, это морок, или он еще спит? Ущипнул себя, легонько ударился затылком о бетонную плиту.

— Черт, больно же.

Все приемы использовал, но чудо-альпинисты не пропали, они поступили по-другому. Первой на него спрыгнула Тигра, следом — комочек, оказавшийся на поверку материальной тенью. Граммов десять-пятнадцать, не больше — определил Михаил.

— Кто это? — хрипло спросил он.

Крыса, усердно намывая тень, ответила: «Родился, родился… новый, новый, новый… стая, стая… растет, растет, растет… хорошо, хорошо, хорошо… безопасно, безопасно, безопасно».

Что и удалось выдавить из себя Оружейнику, так это:

— Ты полна сюрпризов, Тигра. И когда только успела? Видимо, в эксперимент попала, будучи уже беременной.

Крысенок казался существом из потустороннего мира: милый, невероятно красивый, с яркими ясно-голубыми глазками и шерстью из клубящейся тьмы. Войнов не удержался, погладил малыша, при этом отметив, что, если бы это существо увидели женщины, то со стопроцентной вероятностью затискали бы до смерти.

Что ж, все непонятки с продолжительностью беременности у крыс, количеству приплода, возможностями новорожденного в первые часы жизни ползать по вертикали, не говоря уже о шерсти, вновь придется списать на золотой смог. Оружейник даже не сомневался, этот мелкий ему еще ой как пригодится.

— Быть тебе Тенью, юнга.

Тигра подпрыгнула, заносилась по кругу, буквально оглушив его радостью и обожанием, и очень длинным и запутанным образным посланием. Пришлось постараться, чтобы перевести этот повторяющийся массив, эту крысиную криптографию, увы, ничего внятного не получилось, хотя Миха из этого все равно кое-что вынес: Тигра рада за своего отпрыска, и вроде как Тень хорошее имя, и еще какие-то невидимые когти, они были везде в образе, видимо, что-то важное из послания, но совершенно непонятное. И что его дернуло, офицер не знал, не иначе как жажда знаний.



Валерий Старский

Отредактировано: 05.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться