Серпантины судьбы

Размер шрифта: - +

Глава 9

 

Я смотрела в иллюминатор самолета, но не видела ничего. Зато это было лучшее время покопаться в собственных мыслях. Меня, которая меняла любовников как перчатки, угораздило влюбиться, причем без надежды на взаимность. И я же его видела всего один раз в живую и пару раз в интернете. Но тот миг, когда ощутила биение сердца Александра и увидела , как бежит кровь по сосудам, связал нас невидимой нитью.

Я сильная. Я смогу его забыть и продолжать наслаждаться жизнью. Эти слова я повторяла словно мантру, пока летела до Москвы.

Не успела открыть двери, как ожил мобильник.

- Маша, вы уже дома? - оперативно работают осведомители Шмаевича.

- Да Рудольф Израелевич. Вы что-то хотели? - я прижала телефон к плечу, а сама пыталась стащить с себя плащ.

- Во-первых, Машенька, я хотел вас поблагодарить. Снег уже позвонил и сообщил, что когда приедет в Москву, обязательно зайдет к нам в гости. Это, конечно, не обещание жениться на Ниночке. Но из его уст такие слова стоят дорого, - я про себя усмехнулась. Старый лис даже чувства умудряется переводить в деньги. А он тем временем продолжал:

- А еще я бы хотел встретиться с вами и поблагодарить лично!

Что ж, благодарность мне не помешает. Маховой в Париж уехал без меня, Николай получил полную отставку. И неизвестно как встретят мою особу на работе без больничного и с мнимой болезнью. И мы с Шмаевичем договорились о встрече.

Лимузин был приятным бонусом. Я ухнулась на мягкое сидение, и водитель, кивнув головой, что увидел как я устроилась, мягко повел огромную махину по узким улицам спального района хрущевской застройки. Я лишь краем глаза заметила, как соседка, поджав губы, осуждающе кивала головой.

Николай был первым мужчиной, который вломился в мой дом. Оказывается, это заметили и сделали соответствующие выводы. А если бы она знала о всех моих любовниках? Боюсь, на дверях подъезда появилась бы моя фотография с надписью: «Особо опасна! Может увести вашего мужа!»

Ресторан сверкал огнями и упомрачительно пах сдобой и чем-то острым. Водитель открыл двери авто и подал руку в перчатке, помогая выйти. На высоком крыльце стоял Рудольф и с улыбкой ожидал меня. Когда подошла, мужчина подхватил мою руку и, низко склонившись, как-то мокро прижался губами к ладони. Я чуть сдержалась, чтобы не вырвать руку из его цепких пальцев. Это могло быть расценено как натуральное оскорбление. А оскорблять могущественного олигарха в мои планы не входило. Я натянуто улыбнулась и прошла внутрь.


 



Александра Гусарова

Отредактировано: 31.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться