Шанс на искупление

Размер шрифта: - +

2

Знаете, я не думала, что вновь проснусь, я не думала, что вновь начну дышать, но это случилось.

 

Я широко распахнула глаза. Должна признать, что в тот момент я думала, что все произошедшее со мной всего лишь страшный сон, который я как можно скорее забуду. Я думала, что сейчас в мою комнату с веселым смехом забежит Анюта и начнет будить, говоря, что я опаздываю в школу. А я, по своему обыкновению, пробурчу ей в ответ что-то неразборчивое, а потом нехотя поднимусь с кровати и направлюсь на кухню, где меня будет ждать мать. И тогда я извинюсь перед ней за вчерашнюю ссору, скажу, что осознала свою вину. Она же ответит, что простила меня и крепко обнимет. И все будет хорошо.

 

Но все изменилось после того, как я осмотрелась. Дело в том, что находилась я в какой-то незнакомой комнате, которая заметно отличалась от моей. Страх сразу же облепил все мое тело, и я подскочила с кровати, как ужаленная.

 

Но все стало намного хуже, когда я увидела свое отражение в зеркале, что висело на стене. Я ожидала увидеть свое собственное отражение: свои карие глаза, пухлые губы, аккуратный нос, но… На меня смотрели яркие голубые глаза, а лицо мое было усеяно веснушками. Длинные рыжие волосы же торчали в разные стороны, словно ежовые колючки.

 

Я невольно ахнула, пошатнувшись и зажав рот рукой. Теперь это все больше и больше походило на какой-то странный сон.

 

В зеркале вместо себя я увидела Регину Никитину. Ту самую тихую девушку, которую я тоже некогда обидела. Только сейчас ее лицо было более детским.

 

От этого я ущипнула себя за руку, стараясь проснутся и прийти в себя. Но этого не произошло: я по-прежнему видела перед собой Регину Никитину.

 

Как такое вообще возможно? Знаете, я больше верила в то, что после смерти моя душа попадет в Ад или в Рай, но я уж точно подумать не могла, что в чужое тело.

 

Я сделала шаг назад, сев на кровать. Вот я протянула руку к телефону, чтобы узнать сегодняшнюю дату и время. Увиденное ввело меня еще в больший ужас. Я нервно захихикала, словно сумасшедшая. Оказывается, я не только попала в чужое тело, но и переместилась назад во времени на два года. На два года… В девятый класс…

 

Я повернула голову и увидела, что на стеклянном небольшом столике лежал тот самый дневник Регины Никитиной. Я еще несколько мгновений смотрела на него, словно завороженная. Внутри у меня все болезненно сжалось — мне еще никогда не было так страшно.

 

Я протянула руку к той самой толстой потрепанной тетрадке, взяв ее в руки. Я прекрасно помнила, как остальные ученики швыряли ее из рук в руки, громко хохоча, а Регина пыталась отобрать ее, бормоча себе под нос что-то неразборчивое. Я же тогда стояла в стороне, спиной прислонившись к белой стене и наблюдая за происходящим. А когда ко мне подошла Алиса Орлова, то мы начали бурно обсуждать эту ситуацию и громко хохотать. Регина свой дневник забрать же не смогла, и ей оставалось только одно: выбежать из класса. Я знала, что всю перемену она проплакала в туалете. И никто, совершенно никто не пришел к ней для того, чтобы успокоить и сказать, что все будет хорошо. Она была совсем одна. Ведь люди часто не понимают, какую сильную боль они причиняют.

 

Несколько мгновений я тупо смотрела на эту тетрадку, в голове моей вертелось одно: как такое возможно и что мне делать дальше?

 

И я невольно заплакала. Слезинки медленно стекали по моим щекам, что были густо усеяны веснушками. Они капали на эту толстую тетрадку. Впрочем, смысла в этом не было. Мои слезы ничего не изменят, все останется прежним…

 

Вот в дверь постучали, и я невольно вздрогнула:

 

— Регина, пора в школу! — послышался чей-то голос, который, по всей видимости, принадлежал бабушке девушки. Я же тяжело вздохнула, поспешно вытирая слезы:

 

— Я, кажется, заболела, — пожаловалась я. После этих слов дверь со скрипом открылась и на пороге показалась бабушка. На вид ей было около шестидесяти лет. У нее были седые волосы, светло-голубые глаза. Она была очень худой и бледной, на ней был одет какой-то старый потрепанный халат с каким-то замысловатым узором.

 

А ведь теперь-то мне придется жить с этой женщиной, хотя я совсем ничего о ней не знаю. Да чего уж там — я даже имени ее не знаю.

 

Но самое сложное заключалось в том, что я должна вести себя точно также, как и Регина. Только… Это будет чертовски сложно, потому что я, Кристина Березова, никогда не была похожа на эту тихую девушку.

 

Я любила свою жизнь, любила своих подруг. Любила шумные вечеринки, любила совершать безумные поступки. Любила прогуливать уроки и хамить учителям.

 

Я просто хочу быть собой…

 

— Что случилось? — тихо проговорила бабушка, присаживаясь рядом со мной на кровать. Вот она бросила мимолетный взгляд на мой дневник.

 

— Голова кружится и тошнит, — не смотря на нее, проговорила я, — Можно мне остаться дома сегодня?

 

Пожилая женщина в ответ лишь задумчиво хмыкнула, еще несколько мгновений смотря на меня. А после та приобняла внучку за плечи, проговорив:

 

— Хорошо. Отдыхай, моя дорогая, — после этих слов бабушка поднялась со своего места.

 

— Спасибо, — еле слышно отозвалась я, проводив ее внимательным взглядом.

 

Смотря на эту пожилую женщину, я невольно вспоминаю свою бабушку, которая умерла два года назад. Впрочем, сейчас она должна была быть жива… Вот я бросила быстрый взгляд на календарь, понимая, что моя бабушка умрет ровно через две недели…



Вайолет Лайт

Отредактировано: 07.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться