Шарик

Размер шрифта: - +

12.

В Витиных глазах читался вопрос: зачем ей все это, она же не маленькая? И  пришлось  выдумывать  историю, будто мне встретилась старая знакомая, которая знала ее, Виту, в детстве, но не учла, что время летит быстро. «Ты у меня уже такая взрослая, а тетя Таня помнит тебя малышкой, вот и передала эти подарки. Не отказываться же! Да ладно, пускай будут». Мы вместе посмеялись над Таниной оплошностью, и Вита, повертев в руках, отправила презенты на полку и тут же про них забыла, погрузившись в смартфон. Лишь немного поиграла с шарами, а потом брсила и их. Я надеюсь, что она не будет больше обращать на них внимание. Только  бы не заметила ничего подозрительного и никому не рассказала, особенно соседям.

Ведь некоторые из них (правда, старожилов осталось мало) помнили исчезновение Даши, и у них могли возникнуть подозрения: дыма без огня не бывает. Любой заинтересуется, почему призрак появился именно в этом доме. Продать жилище теперь тоже нельзя – следующие владельцы, наверняка, молчать не будут, и все всплывет (да мне теперь и неохота уезжать)...

В принципе, все это ерунда, что всплывет-то? Кто узнает, что это та самая девочка? Хотя, если бы вдруг дело возобновили на основании того, что появилось что-то паранормальное  (ха, смешно же! тем более, срок давности уже прошел, и бояться наказания нечего), то папа мог бы стать главным обвиняемым, как пособник. И я, как человек, узнавший о преступлении, и промолчавший. Но доказательств никаких нет, если только он сам под давлением и, не вынеся угрызений совести, не покажет место захоронения.

Или я. Мы ведь были там вдвоем, вскоре после того разговора в кафе. Отец искал могилу почти три часа, еле нашел. За прошедшее время все изменилось, как он сказал: выросли новые деревья, рядом построили дорогу. Большой камень необычной формы, будто срезанный с одной стороны, положенный в изголовье, как памятник и ориентир, покрылся мхом и практически врос в землю, стал почти невидимым, вокруг разрослась трава. Я положила цветы прямо в траву, и она их скрыла…

 

А дома теперь все нормально. Просто иногда прыгает сам по себе в пустой комнате мячик (в фильмах ужасов часто такое показывают). Просто летают туда-сюда шарики. Просто кукла оказывается в разных местах и в разной одежде. Просто шелестят страницами книжки. Дашенька ничем нам не досаждает. Мне хотелось бы обнять ее, посадить на колени, погладить по голове, но я никак ее не ощущаю и не слышу. Единственное, что я могу для нее сделать – поиграть с ней в мяч или почитать вслух сказку. Но если я бросаю мячик, он, остановившись,  так и остается неподвижным. Играть со мной она не желает, затаивается. А сказки – мне хочется думать, что она их слушает, и я часто ей читаю, когда Виты нет дома. Иногда я задумываюсь, а что, если бы вошли ее родители? Узнала бы она их? Они ведь постарели. Как-нибудь показала бы им свое присутствие? Однако определить это невозможно, так как ее родные давно уехали отсюда. Поэтому теперь эта девочка, которая всегда будет восьмилетней, - моя. И я постараюсь почаще радовать ее хотя бы новыми игрушками…

 

 

 



Нэтт

Отредактировано: 15.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться